Ленинградская симфония на берегу Волги

Навер­ное, мало в России людей, у кото­рых слово­со­че­та­ние «Седь­мая симфо­ния Шоста­ко­вича» не вызвало бы слож­ного соеди­не­ния эмоций: гордо­сти и восторга, боли и восхи­ще­ния. Кто-то мгно­венно вспом­нит ярчай­шие моменты или же общее настро­е­ние, вызван­ное музы­кой; кто-то – нераз­рывно связан­ные с симфо­нией собы­тия нашей исто­рии.

В этом удиви­тель­ном произ­ве­де­нии мы слышим и борьбу, и гнев народа, и плач о павших, и стой­кую, ничем не слом­лен­ную веру в победу жизни, веру в чело­века. Эффект, произ­ве­дён­ный Ленин­град­ской симфо­нией, был поис­тине оглу­ши­те­лен. Однако немно­гие знают, с чего и где всё нача­лось. Впер­вые звуки симфо­нии, назван­ной в честь города на Неве, разда­лись рядом с Волгой в городе Куйбы­шев (ныне Самара).


Дмит­рий Шоста­ко­вич. Фото 1946 года

«Симфо­ния №7 „Ленин­град­ская“ до мажор соч. 60» – вот точное назва­ние вели­кого творе­ния Дмит­рия Шоста­ко­вича. Работу над ним компо­зи­тор начал в конце 1930-х годов, ещё не зная, что это будет Ленин­град­ская симфо­ния. Произ­ве­де­ние заду­мы­ва­лось как одна из вари­а­ций пасса­ка­льи, то есть музы­каль­ной темы, лёгкой и непри­нуж­ден­ной в начале и под конец мощной, внуша­ю­щей трепет. В 1940 году сочи­не­ние было завер­шено, но публично не испол­ня­лось.

Судьбу произ­ве­де­ния решила война. С нача­лом её Шоста­ко­вич погру­зился в работу на нужды фронта и народа: дежу­рил на крышах север­ной столицы во время воздуш­ных тревог, рыл окопы и пере­кла­ды­вал музы­каль­ные сочи­не­ния для ансам­блей, отправ­ляв­шихся высту­пать на пере­до­вую. Проис­хо­дя­щее не могло не влиять на ход твор­че­ской мысли автора, и Шоста­ко­вич решился на преоб­ра­зо­ва­ние выше­упо­мя­ну­той вари­а­ции в боль­шое симфо­ни­че­ское произ­ве­де­ние.

К началу осени 1941 года, уже в блоки­ро­ван­ном Ленин­граде, компо­зи­тор завер­шил работу над первыми двумя частями Седь­мой симфо­нии и присту­пил к третьей. В октябре по специ­аль­ному распо­ря­же­нию Шоста­ко­вич вместе с семьёй был эваку­и­ро­ван в Москву. Пред­по­ла­гался пере­езд компо­зи­тора на Урал, однако сам он выбрал Куйбы­шев: сюда был эваку­и­ро­ван коллек­тив Боль­шого театра. Таким обра­зом, даже в годы войны куйбы­шевцы жили насы­щен­ной куль­тур­ной жизнью, слушали лучшие голоса страны и смот­рели лучшие поста­новки. Кстати, улица, на кото­рой прожи­вал компо­зи­тор в годы своего пребы­ва­ния в Куйбы­шеве, к его 100-летию была пере­име­но­вана из Рабо­чей в улицу Шоста­ко­вича.

Шоста­ко­вич и дири­жёр Ленин­град­ской филар­мо­нии Евге­ний Мравин­ский в июне 1942 года

Если три части симфо­нии писа­лись буквально на одном дыха­нии («Я нико­гда не сочи­нял так быстро, как сейчас»), то работа над фина­лом продви­га­лась медленно. Компо­зи­тора мучила тревога за мать и сестру, остав­шихся в Ленин­граде. Да и неясно, к чему приве­дёт ход войны, факты не пред­ве­щали победы. Тем не менее, финал должен быть торже­ствен­ным, знаме­но­вать собой свет­лое буду­щее и гряду­щую радость.

27 декабря 1941 года Шоста­ко­вич окон­чил работу над симфо­нией, кото­рую назвал Ленин­град­ской, посвя­тив её стра­да­нию и вели­кой борьбе горо­жан и защит­ни­ков Родины. 5 марта 1942 года на сцене Куйбы­шев­ского театра оперы и балета состо­я­лось поис­тине исто­ри­че­ское собы­тие – миро­вая премьера Седь­мой (Ленин­град­ской) симфо­нии. Оркестр Боль­шого театра под управ­ле­нием Саму­ила Само­суда испол­нил произ­ве­де­ние в присут­ствии автора, пред­ста­ви­те­лей других госу­дарств и, конечно, много­чис­лен­ных совет­ских слуша­те­лей. Транс­ля­ция велась по всем радио­стан­циям страны. Это собы­тие можно назвать верши­ной музы­каль­ной жизни города в XX веке.

Афиша премьеры
Фото с премьеры в Куйбы­шеве

Писа­тель, «крас­ный граф» Алек­сей Толстой присут­ство­вал на куйбы­шев­ских репе­ти­циях премьеры. В газете «Правда» он харак­те­ри­зо­вал творе­ние Шоста­ко­вича такими словами:

«Седь­мая симфо­ния посвя­щена торже­ству чело­ве­че­ского в чело­веке. Поста­ра­емся (хотя бы отча­сти) проник­нуть в путь музы­каль­ного мышле­ния Шоста­ко­вича – в гроз­ные тёмные ночи Ленин­града, под грохот разры­вов, в зареве пожа­ров, оно привело его к напи­са­нию этого откро­вен­ного произ­ве­де­ния.
<…>
Седь­мая симфо­ния возникла из сове­сти русского народа, приняв­шего без коле­ба­ния смерт­ный бой с чёрными силами. Напи­сан­ная в Ленин­граде, она выросла до разме­ров боль­шого миро­вого искус­ства, понят­ного на всех широ­тах и мери­ди­а­нах, потому что она расска­зы­вает правду о чело­веке в небы­ва­лую годину его бедствий и испы­та­ний. Симфо­ния прозрачна в своей огром­ной слож­но­сти, она и сурова, и по-мужски лирична, и вся летит в буду­щее, раскры­ва­ю­ще­еся за рубе­жом победы чело­века над зверем».

Самуил Само­суд и Дмит­рий Шоста­ко­вич

Самуил Само­суд, стояв­ший за дири­жёр­ским пуль­том в вечер премьеры, так гово­рил об эпохаль­ном значе­нии произ­ве­де­ния:

«Седь­мая симфо­ния Шоста­ко­вича важна для нас не только как выда­ю­ще­еся музы­каль­ное произ­ве­де­ние полу­века. Значе­ние симфо­нии – в её глубо­ком поли­ти­че­ском звуча­нии. В тот момент, когда мир повер­жен в пучину небы­ва­лого ката­клизма, – в этот момент именно в Совет­ской стране появ­ля­ется такой Эльбрус музы­каль­ного твор­че­ства, как Седь­мая симфо­ния».


После куйбы­шев­ской премьеры симфо­ния прозву­чала в Москве и Ново­си­бир­ске, в Вели­ко­бри­та­нии и в США, но Шоста­ко­вич мечтал, «…чтобы Седь­мая симфо­ния в неда­лё­ком буду­щем была испол­нена в Ленин­граде, в родном моём городе, кото­рый вдох­но­вил меня на её созда­ние».

Ленин­град­ская премьера состо­я­лась 9 авгу­ста 1942 года и была сродни чуду. Симфо­нию испол­нял Боль­шой симфо­ни­че­ский оркестр Ленин­град­ского радио­ко­ми­тета под управ­ле­нием Карла Элиа­с­берга. Неко­то­рых музы­кан­тов, особенно исто­щён­ных, перед нача­лом репе­ти­ций пришлось поло­жить в боль­ницу. В день премьеры вся артил­ле­рия была брошена на подав­ле­ние враже­ских огне­вых точек. По воспо­ми­на­ниям очевид­цев, Боль­шой зал филар­мо­нии был полон, люди несли живые цветы.

Крас­но­ар­меец поку­пает билет на Седь­мую симфо­нию в Ленин­граде в 1942 году

Участ­ница премьеры в Ленин­граде, гобо­истка Ксения Матус вспо­ми­нала:

«Это был вели­кий празд­ник. Всё-таки мы сотво­рили чудо. Вот так наша жизнь и стала продол­жаться. Мы воскресли».

Ей вторила флей­тистка Галина Лелю­хина:

«Были репро­дук­торы, немцы все это слышали. Как потом гово­рили, немцы обезу­мели все, когда это слышали. Они-то считали, что город мёрт­вый».



Ленин­град­скую симфо­нию испол­няет Госу­дар­ствен­ный симфо­ни­че­ский оркестр Мини­стер­ства куль­туры СССР (запись 1985 года). Дири­жёр – Генна­дий Рожде­ствен­ский.

Поделиться