Младороссы. Драма эмигрантского движения в девяти главах

Эмиграция первой волны, вызванная революцией 1917 года, называется также сословной или белой. Аристократы, вынужденные бежать из страны, отличались более или менее едиными политическими взглядами. Многие из них мечтали о возвращении старой, имперской России.

Были среди них и те, кто проповедовал так называемый неомонархизм – самодержавие нового формата, симбиоз с советским строем. О партии молодых романтиков, история которой так драматична, что напоминает разыгрываемый на сцене спектакль – в нашем новом материале.


Глава первая, партийная. «Молодая Россия»

Младороссы в Берлине в 1932 году.
Внизу в центре – глава движения Александр Казем-Бек.
Крайний справа – «политический секретарь» движения князь Сергей Оболенский.

Движение младороссов или «Молодой России», как ясно из названия, опиралось на молодёжь. В первые годы существования эмиграции молодое поколение стало проявлять недовольство старой гвардией – теми, кто участвовал в Гражданской войне и общественно-политической жизни дореволюционной России. «Бизоны», по мнению молодых, проиграли страну, мечтали о возврате в прошлое и не могли предложить ничего нового. В 1923 году в Мюнхене «съезд представителей организаций национально-мыслящей русской молодёжи» заявил:

Дом наш сгорел дотла. Мы заново построим его свежими, юными силами.

Так 29 организаций численностью в четыре тысячи человек объединились в Союз «Молодая Россия». Его основной целью было «братское сплочение всех преданных России молодых сил». Вскоре движение стало называться Союзом младороссов, а с 1935 года – Младоросской партией. Местные подразделения младороссов постепенно появились, наверное, в каждой стране, где была русская эмиграция – от Финляндии и Греции до Бразилии и Ирана.

Слева – жетон сторонника Союза и Партии младороссов.
Справа – значок члена Союза младороссов.

В его рядах можно найти лиц, неизвестных ранее в России в силу своего возраста, но часто родственных известным общественным деятелям: внук Льва Толстого, сын художника Ивана Билибина, сын царского министра земледелия Александра Кривошеина, сын основателя скаутского движения в России Олега Пантюхова и даже сын балерины Матильды Кшесинской. Славу отца – уездного предводителя дворянства и банкира Льва Казем-Бека – переплюнул разве что его сын, основной идеолог и глава движения младороссов.


Глава вторая, созвучная. Глава

Отряд скаутов при Царскосельском реальном училище. Фото 1917 года.
Крайний слева стоит молодой Саша Казем-Бек.

Александр Львович Казем-Бек происходил из знатной семьи, генеалогия которой восходила к персидским шахам. В 1917 году, на момент революции, Казем-Беку было всего лишь 15 лет, но трагедию страны он воспринял как личную драму, о чём неоднократно высказывался позднее в полемике со Струве. Лидер младороссов со свойственным ему пафосом повествования писал о революции:

В ту памятную зиму мы ушли из запуганных семей, из закрывшихся школ, из распавшихся воинских частей и собрались на далёких окраинах в глухих степях. Кровь учащейся России смешалась тогда с кровью русского казачества, с кровью лучшей части русского офицерства. Потом мы рассеялись по земному шару, как пыль человеческая…

Мыслитель и оратор Казем-Бек всегда подчеркивал в своих публицистических текстах непрерывность борьбы за Россию – прошлую и будущую. Его биографию сложно отделить от судьбы Младоросской партии, несмотря на то, что она прекратила своё существование задолго до его собственной кончины. Казем-Бек лично редактировал почти все журналы движения, большинство младоросских идей принадлежит его перу.

Лозунги младороссов на первой полосе их газеты «Младоросская искра».

В отличие от эмигрантских объединений, главной целью которых было возвращение Отечества в его прежнем виде, сложившееся вокруг Казем-Бека общество превыше всего ставило интересы России. По-видимому, ни контакты с нацистами, ни советская агентура не смогли этого изменить. В романтизированном и упрощённом виде программа Казем-Бека звучит выдержкой из его статьи:

Мы русские патриоты, не сталинисты и не реакционеры, мы, просто желающие того, чтобы наша Родина была свободной и великой, мы знаем сегодня, где наше место.

Современники вспоминали, что публичные доклады Казем-Бека собирали тысячи слушателей. Об их формате писали:

…десятка два младороссов выстраивались на эстраде шеренгой и при его появлении, подняв правую руку римским приветствием, скандировали: «Глава! Глава! Глава!».

По этим воспоминаниям несложно оценить степень личной популярности Казем-Бека и его идей. Впрочем, у Главы, как это ни странно, партийный значок имел всего лишь второй номер. Значок №1 носил Владимир Кириллович, сын великого князя Кирилла Владимировича – «Императора Всероссийского».


Глава третья, специфическая. Монархизм

Великий князь Кирилл Владимирович (справа) со своей семьёй в конце 1920-х годов.

Кирилл Владимирович – двоюродный брат Николая II, второй сын великого князя Владимира Александровича. Во время Февральской революции первым из императорской семьи заявил о поддержке Государственной Думы. Разумеется, это решение было негативно воспринято домом Романовых. Александра Фёдоровна писала:

…отвратительно себя ведёт, хотя и притворяется, что старается для монарха и родины.

Уже в эмиграции Кирилл Владимирович будет много и часто говорить о том, что думал тогда единственно о порядке в столице, о благе народа, о сохранении России ценой малых жертв. Представители Романовых этими оправданиями не удовлетворятся: когда Кирилл Владимирович объявит себя императором, часть Романовых во главе со вдовствующей императрицей Марией Фёдоровной выступит против его манифеста, аргументируя свою позицию тем, что на российском престоле не место предателю.


В фильме «Государственная граница. Восточный рубеж» показано заседание харбинской организации младороссов. Здесь допущена ошибка – младороссы поддерживали Кирилла Владимировича, а не его оппонента в борьбе за престол Николая Николаевича.

Политический строй, о котором мечтали младороссы, уместнее всего укладывается в концепцию неомонархизма. По их мнению, монархия – единственно легитимная форма правления, которая при этом вполне гармонично может сочетаться с советским строем, давшим России импульс развития. Кирилл Владимирович после вступления в партию писал:

Не отвергая советской системы народного представительства, я обеспечу свободное избрание в Советы представителей всех хозяйственных и производственных слоёв населения.

Неизвестно, действительно ли Кирилл Владимирович вдохновился концепцией неомонархизма или ему в принципе нравилось всё, что могло привести к престолу. «Император» до самой смерти в 1938 году верил, что коммунизм изживёт себя, а народное ополчение подарит России великое будущее. В любом случае в лозунге младороссов «Царь и Советы» место Царя отводилось ему.


Глава четвертая, советская. Царь и Советы

Слева – спортивный значок для кадровых членов Союза младороссов.
Справа – значок кандидата в члены Партии младороссов.

Отдалённо идея сочетания монархии и Советов напоминало славянофильское «царю – власть, народу – мнение». Так что Советы могли казаться аналогом земского местного самоуправления, и искать здесь приверженности социализм не следует. Кроме этого, небольшое народовластие могло бы стать противоядием от «административного чудовища» бюрократии. Сам лозунг «Царь и Советы» не был создан младороссами, а в разных вариациях появлялся в среде русской интеллигенции ещё за несколько лет до появления движения.

Однако история наделила эту формулу и другим значением. Постепенно младороссы всё больше и больше проникались симпатией к советскому строю. Они не отказывались от своих монархических и националистических убеждений, но, глядя на успехи государственного и экономического строительства в СССР, делали предположение о «национальном», «имперском» перерождении советской России. В 1930-е годы в прессе младороссов можно было встретить такие утверждения:

Наверх поднимаются всё в большем количестве люди народа. Они несут с собой большой – у одних ещё не осознанный, у других уже осознанный – национализм. Национализмом является окончательно победившая там идея «социализма в одной стране». Национализм – индустриализация, национализм – всё чаще звучащее утверждение: у нас есть отечество – и мы будем его защищать.

Видя в Советском Союзе движение к национализму, младороссы вольно и невольно сами двигались в сторону Советов. Их газета с характерным названием «Младоросская искра» публиковала утверждения, в которых с трудом можно увидеть что-то монархическое:

Союз младороссов после длительных и напряжённых усилий превращается во вторую советскую партию, занимающую положение революционной оппозиции в отношении партии правящей.


Глава пятая, противоречивая. Младороссы и фашизм

Великий князь Дмитрий Павлович – другой видный Романов-младоросс и при этом важный спонсор движения – на собрании Парижского очага Союза в 1927 году.

Сочетание традиционализма, национализма, антикоммунизма, а также стремления опереться на массы неизбежно толкало младороссов к изучению опыта фашистской Италии, – отсюда и подражание итальянским фашистам. Стоит понимать, что до прихода нацистов к власти «фашизм» ещё не ассоциировался с расизмом, войной и концлагерями. Для молодых националистов русской эмиграции фашизм казался достаточно прогрессивным явлением, и через интерес к нему прошли многие эмигранты. Иван Солоневич даже называл фашизм «новым евангелием».

Сходство отдельных элементов идеологии, правда, не привело к тому, что младороссы стали «русскими фашистами», хотя в их публикациях очень часто феномен итальянского фашизма преподносился в положительном ключе. Казем-Бек даже несколько раз встречался с Бенито Муссолини (по этому поводу впоследствии ходили слухи, будто «глава» младороссов – шпион советской разведки). Гораздо важнее для младороссов было само ощущение национального возрождения – возрождения, которое они так хотели увидеть в своей стране. Слово Казем-Беку:

Италия не захотела быть музеем. Не захотела быть кладбищем. Не захотела быть «страной прошлого». И она пошла в бой за будущее. Поэтому возник фашизм… У фашизма не было доктрины. Он взял у всех доктрин то, что могло быть полезно, пригодно возрождавшейся Италии. В фашизме отразились самые противоречивые философские системы, самые противоположные теории.

Замечание о противоречивости идей вполне справедливо относится и к движению младороссов. Возможно, в этой цитате Казем-Бек в большей степени характеризовал не фашистов, а самого себя?..


Глава шестая, нелицеприятная. Младороссы и нацизм

Участники трёхсторонней конференции в Берлине в 1933 году.
В центре под двуглавым орлом сидят лидер Российского национал-социалистического движения Павел Бермондт-Авалов, справа от него – Казем-Бек.

В 1933 году Адольф Гитлер стал рейхсканцлером Германии и НСДАП получила относительное большинство в парламенте. Тогда же в Берлине Казем-Бек от лица младороссов подписал акт о сотрудничестве со Всероссийской фашистской партией и Российским национал-социалистическим движением. Эти две организации не скрывали своих нацистских и антисемитских взглядов, но в тот момент младороссы ещё не придавали этому значения. Антикоммунизм казался более важной повесткой дня.

Уже скоро особая тенденция национал-социалистического курса Германии стала очевидной, и «Молодая Россия» поспешила откреститься от этого направления. Генеральный секретарь движения младороссов Кирилл Елита-Вильчковский в 1935 году характеризовал нацизм таким образом:

Он возвёл физический признак крови в высшую ценность, расовые свойства – в мерило этики, морали, даже религиозной жизни. Христианскому идеализму и всем исканиям социальной справедливости фашизма и коммунизма он противопоставляет расовый эгоизм. Итальянские фашисты не даром называют его «сатанинским фашизмом», «фашизмом наизнанку».

Принятие присяги младороссом. Слева – Александр Казем-Бек. Фото 1936 года.

С годами неприятие нацизма только росло, и в прессе движения даже появлялись заявления, что Муссолини, поддержавший политику Гитлера, уже не может считаться настоящим фашистом – последними фашистами остаются только сами младороссы. В мае 1939 года Казем-Бек пишет свой знаменитый «Ответ Адольфу Гитлеру»:

Русские могут сказать Германии и ее вождю… меча первые не обнажим, но на взмах вашего меча – уж не обессудьте – ответим не только крепостью щита, но и разящей мощью Русского меча.

Окончательная конфронтация младороссов с нацизмом произошла уже в годы Второй мировой войны. Летом 1940 года Казем-Бека ненадолго арестовали оккупационные власти Парижа, но ему удалось бежать в США. Там он выступал в качестве пламенного патриота-«оборонца». В это же время сотни младороссов, оставшихся во Франции, влились в движение Сопротивления. Упомянутый выше Елита-Вильчковский вместе с князем Сергеем Оболенским даже возглавлял пиренейский партизанский отряд.

Елита-Вильчковский и Оболенский со свежим номером «Младоросской искры». Мюнстер, 1932 год.

Глава седьмая, иерархическая. Разделяй и властвуй

Эклектикой отличалась не только идеология, но и весьма запутанная организационная структура движения младороссов. Их подразделения могли называться ячейками, бригадами, представительствами, звеньями, очагами, районами, подрайонами…

Отдельно формировались женские, спортивные и иные группы: Женский союз содействия младоросскому движению, Младоросский студенческий союз, Молодёжный спортивный союз, Казачий центр младороссов, и так далее. В Сирии и Ливане была создана особая Ассоциация русских ассирийцев. Вообще движение от самого лидера до рядовых членов отличалось пёстрым национальным составом – нам непросто это понять с современным понятием национализма.

В центре – Нина Кривошеина, основательница «женской секции» движения младороссов.
Младоросская спортгруппа в летнем лагере.

Во Франции в 1937 году появилось «Объединение 1279», получившее название от номера циркулярного письма Казем-Бека. В письме декларировались принципы строгой партийной (орденской) дисциплины, и объединение старалось им следовать. Вообще орденская система выстраивалась внутри движения параллельно с партийной, и таким образом в 1930-е годы одновременно существовало и Движение, и Партия, и Орден младороссов.

Кроме журнала «Младоросс», движение выпускало две газеты. Их названия – «Младоросская искра» и «Бодрость!» (именно так, с восклицательным знаком) – также добавляли оригинальности этому и без того немного эксцентричному эмигрантскому движению.


Глава восьмая, возвращенческая. Смерть движения и смерть Главы

Начало краха младоросской партии часто связывают с инцидентом 1937 года, когда противники движения выследили Казем-Бека во время встречи с советским дипломатом, генералом Алексеем Игнатьевым. Эти обвинения пали на благодатную почву упрёков в излишней лояльности к СССР. Доверие к партии, и без того неустойчивое, было подорвано окончательно. Младоросская партия самораспустилась в 1939 году в Париже после запрета французского правительства, но отдельные группы в других странах существовали немного дольше.

Казем-Бек после возвращения на Родину в московской гостинице «Националь». Фото 1957 года.

В 1956 году Глава, которого когда-то давно приветствовали вскинутой рукой, вернулся в Советский Союз. В 1957 в «Правде» вышла его статья с откровенным рассказом о долгом пути возвращения на Родину. Казем-Бек в ней писал:

Я рад, что вырвался из американского «рая», я счастлив, что народ и правительство мне верит, и я могу посвятить остаток дней своих служению своей стране, идущей по историческому пути и строящей светлое будущее для всего человечества.

Может быть, Александр Львович действительно был советским агентом. Может быть, эту протокольную вещь его написать заставили, как заставляли писать других «возвращенцев» – Шульгина или Устрялова. А может быть – и этот вариант в романтическом русле развития младороссов кажется куда более привлекательным – он всю жизнь стремился сердцем к России и нашел в себе силы принять её любой.

Александр Казем-Бек по возвращению на Родину работал старшим консультантом Отдела внешних церковных сношений Русской православной церкви, в действительности пытался добиться взаимодействия церквей, много писал о «единстве и вселенскости Церкви Христовой». До политически обоснованной самоизоляции РПЦ от всего остального христианского мира Казем-Бека много цитировали, изучали в семинариях, посвящали ему вечера. В современных политических реалиях его тяга к космополитизму, разумеется, не находит официальной поддержки.

Могила Казем-Бека в Переделкино под Москвой.

Лидер Младоросской партии, талантливый оратор и публицист, Александр Казем-Бек умер в 1977 году. Он на 60 лет пережил революцию, поставившую его на путь политической борьбы, и почти на 40 лет – распад движения, которое поддерживало его на этом пути.


Глава девятая, последняя. Занимательные флаги

За два года до смерти Казем-Беку удалось поехать во Францию с разрешения советского правительства, чтобы встретиться с детьми в Каннах. Во время этой поездки бывший Глава заехал к старому другу, владевшему особняком в Сан-Тропе. Встречая Казем-Бека, тот вывесил на крыше дома младоросский штандарт. Грифон из герба дома Романовых на трёхцветном фоне императорского флага: чёрный, жёлтый, белый.

Должно быть, публично, в качестве символа партии, этот штандарт видел мир в последний раз – младороссы не оставили после себя наследников. Но в том или ином виде их идеи живут до сих пор, потому что главная из них – любовь к своей стране вопреки обстоятельствам и цвету политических режимов – не имеет срока давности.

Поделиться