Мода «оттепели». Как одевались в СССР в 1960 — 1965 гг.

В начале 1960-х годов благо­со­сто­я­ние боль­шин­ства совет­ских граж­дан увели­чи­ва­ется: люди полу­чают собствен­ные квар­тиры и стабиль­ную зарплату. Куль­турно-обра­зо­ва­тель­ный уровень также растет, а вместе с ним — потре­би­тель­ские инте­ресы. Жела­ние красиво одеваться и исполь­зо­вать одежду как инстру­мент само­вы­ра­же­ния стано­вится типич­ным для мужчин и женщин от 16 до 60 лет. Если ранее совет­ское прави­тель­ство претен­до­вало на контроль в этой сфере, наде­я­лось влиять на моду и даже регу­ли­ро­вать её, то теперь бессмыс­лен­ность этих попы­ток стала очевидна. Мода выхо­дит на новый уровень и нако­нец стано­вится доступ­ной боль­шин­ству граж­дан Совет­ского Союза.

VATNIKSTAN продол­жает цикл статей о моде. Ранее мы уже расска­зали, как одева­лись в период НЭПа, какие тенден­ции господ­ство­вали в 1930-е годы, как краси­вые наряды возвра­ща­лись в быт после войны и как стиль New Look поко­рял совет­ских граж­дан в 1950-е годы. Теперь в фокусе внима­ния — начало 1960-х годов.


Основные тенденции: «Не отставать от жизни, моды…»

С конца 1950-х годов совет­ская мода разви­ва­лась в одном направ­ле­нии с запад­ной, однако меня­лась медлен­нее. Неко­то­рые запад­ные тенден­ции в СССР «не прижи­ва­лись»: отече­ствен­ные моде­льеры не заиг­ры­вали с «мини» и не шили слиш­ком корот­кие юбки. Совет­ская мода пози­ци­о­ни­ро­ва­лась как более демо­кра­тич­ная, менее экстра­ва­гант­ная, ориен­ти­ро­ван­ная на сред­него поку­па­теля, а не на «элит­ное мень­шин­ство». Одежда отече­ствен­ных произ­во­ди­те­лей счита­лась прак­тич­ной, функ­ци­о­наль­ной, не нано­ся­щей вред здоро­вью — модели констру­и­ро­ва­лись строго в соот­вет­ствии с меди­цин­скими нормами и стан­дар­тами гиги­ены.

 

Ключе­вой пробле­мой оста­вался подход к пошиву: в основе моде­ли­ро­ва­ния по-преж­нему исполь­зо­ва­лись упро­щён­ные харак­те­ри­стики. На Западе одежду уже давно кроили по росто­раз­ме­рам и полно­там, в СССР — по усред­нён­ным, факти­че­ски выду­ман­ным соот­но­ше­ниям роста и объё­мов. Гото­вая одежда сидела плохо, её прихо­ди­лось подго­нять по инди­ви­ду­аль­ным меркам на дому или в ателье. Чтобы решить эту проблему в период с 1957 года по 1965 год сотруд­ники Централь­ного НИИ швей­ной промыш­лен­но­сти провели массо­вые обмеры мужчин и женщин всех возрас­тов во всех реги­о­нах страны. Из огром­ного объёма данных сумели выде­лить типич­ные повто­ря­ю­щи­еся харак­те­ри­стики, а на их основе — разра­бо­тать новые ГОСТы на размер­ные ряды. Весо­мым досто­ин­ством новых типо­ро­сто­раз­ме­ров стало их соот­вет­ствие реги­о­наль­ной специ­фике. Счита­лось, что теперь до 80% насе­ле­ния могут поку­пать одежду и с комфор­том носить её без подгонки.

Каче­ство новой одежды повы­си­лось, а ассор­ти­мент расши­рился. Дирек­тор фабрики «Боль­ше­вичка» (специ­а­ли­зи­ро­ва­лась на женской и детской верх­ней одежде) в 1960 году хваста­лась, что теперь фабрика выпус­кает женские пальто и костюмы для четы­рёх типов сложе­ния: «моло­дёж­ные» для деву­шек и для женщин «трёх полнот». Число фасо­нов тоже росло. Та же «Боль­ше­вичка» в 1960 году выпус­кала 100 фасо­нов, а в 1961 — уже 204. Теперь пред­при­я­тие оправ­ды­вало свой девиз: «Не отста­вать от жизни, моды…».

Другая инте­рес­ная тенден­ция — культ искус­ствен­ных тканей. Совет­ские граж­дане активно приоб­ре­тали вещи из нейлона, винила, дралона, лайкры и похо­жих мате­ри­а­лов. Основ­ной причи­ной любви было удоб­ство: искус­ствен­ные ткани легко стирать, не нужно ежедневно гладить. Одежда из искус­ствен­ных тканей стоила весьма доступно, что в глазах поку­па­те­лей оправ­ды­вало ее немно­го­чис­лен­ные недо­статки (вроде непри­ят­ной на ощупь фактуры). Любовь к нена­ту­раль­ным тканям была такой силь­ной, что искус­ствен­ные шубы поку­пали даже те, кто «мог позво­лить себе» даже нату­раль­ные. Насто­я­щий мех считался скуч­ным, неде­мо­кра­тич­ным и несо­вре­мен­ным.

Из мето­ди­че­ского ката­лога ВИАЛЕГПРОМ (Всесо­юз­ный инсти­тут ассор­ти­мента изде­лий лёгкой промыш­лен­но­сти и куль­туры) за 1964 год:

«Боль­шую новизну и разно­об­ра­зие вносят новые ткани с приме­не­нием хими­че­ских воло­кон, более свобод­ный подход к их исполь­зо­ва­нию, как, напри­мер, соче­та­ние тканей разных фактур или одно­цвет­ных фактур и набив­ных. Для пальто подхо­дят новые ткани с нитро­ном, откры­того пере­пле­те­ния типа панамы и рогожки, ткани с приме­не­нием фасон­ной пряжи, с рельеф­ной и зерни­стой поверх­но­стью типа «Элегант», пест­ро­тка­ные, с насып­кой, из разных цветов пряжи — это ткани «Зави­ток», «Полянка», «Мерлушка». Костюм­ные ткани — шерстя­ное трико «Чайка», шерстя­ные ткани «Эффект», «Люкс»».


«Мода» на моду

В период с конца 1950-х годов и до конца 1970-х годов тема стиля и внеш­него вида стала очень попу­ляр­ной. Если раньше стрем­ле­ние хорошо выгля­деть и выде­ляться могло встре­тить недру­же­люб­ное отно­ше­ние обще­ства, теперь инте­рес к моде призна­вался совер­шенно нормаль­ным явле­нием. Это подтвер­ждают обще­со­юз­ные, респуб­ли­кан­ские и мест­ные газеты, кото­рые регу­лярно писали о ново­сти моды, разме­щали пресс-релизы модных меро­при­я­тий и даже публи­ко­вали анали­ти­че­ские статьи о куль­туре одежды. Появ­ля­ются специ­а­ли­зи­ро­ван­ные журналы мод, кото­рые расска­зы­вают чита­те­лям о тенден­циях насту­па­ю­щих сезо­нов, публи­куют краси­вые фото­гра­фии и анон­си­руют гряду­щие показы и новые коллек­ции.

Напри­мер, типич­ная заметка о моде, посвя­щён­ная ширине мужских брюк:

«… в соот­вет­ствии с совре­мен­ной модой, нормаль­ная ширина штанины состав­ляет 24–25 санти­мет­ров. <…> Есть люди, кото­рые наста­и­вают на слиш­ком узких брюках, а неко­то­рые, напро­тив, зака­зы­вают брюки шири­ной 45 санти­мет­ров. Это в своём роде тоже стиль. Но не стоит пытаться обма­нуть новую моду».

Журналы несли и воспи­та­тель­ную нагрузку. В них регу­лярно появ­ля­лись мате­ри­алы об эконо­ми­че­ских пробле­мах в инду­стрии моды, вопросы куль­туры одежды и даже роль моды в соци­а­лизме. Авторы мате­ри­а­лов дели­лись с чита­те­лями размыш­ле­ни­ями о природе моды и специ­фике совет­ской одежды.

Мане­кен­щицы из СССР в Европе в 1961 году

Инте­ресно, что власть поощ­ряла фикса­цию недо­стат­ков в книгах жалоб и пред­ло­же­ний, публи­ка­цию писем чита­те­лей с отзы­вами о работе мага­зи­нов одежды и лёгкой промыш­лен­но­сти в целом. Это была обрат­ная связь, кото­рая помо­гала контро­ли­ро­вать отрасль и урав­но­ве­ши­вать декла­ра­тив­ные сооб­ще­ния в прессе об успе­хах лёгкой промыш­лен­но­сти.

Правда «стиля­гам» иногда доста­ва­лось по-преж­нему. Их образ расце­ни­вался как утри­ро­ва­ние моды и дурной вкус. В печати шла дискус­сия: с одной стороны публи­ко­ва­лись письма возму­щён­ных нестан­дарт­ными обра­зами, с другой — размыш­ле­ния авто­ров, защи­щав­ших право моло­дых людей на инди­ви­ду­аль­ность. Модные изда­ния продви­гают мысль, что непра­вильно судить о мораль­ном облике чело­века на осно­ва­нии узких брюк и цвета­стой рубашки.


Женские образы: «Бабетта», шпильки, яркий макияж

Женщины черпают идеи обра­зов из кине­ма­то­графа. Напри­мер, самой модной счита­ется причёска «Бабетта»: совет­ские модницы поза­им­ство­вали её у Бриджит Бардо из фильма «Бабетта идёт на войну». Те, кто не любил пышные волосы, отда­вали пред­по­чте­ние лёгким в уходе геомет­ри­че­ским стриж­кам. Также носят парики и шиньоны. Волосы было принято красить, есте­ствен­ный цвет считался скуч­ным. Однако хоро­ших красок в продаже не было, жела­ю­щим изме­нить природ­ный отте­нок волос прихо­ди­лось доволь­ство­ваться басмой, хной, луко­вой шелу­хой и пере­ки­сью водо­рода. Акту­аль­ным стано­вится яркий макияж: чёрные стрелки, несколько слоёв туши для ресниц, беже­вая помада.

Образ Бриджит Бардо из фильма «Бабетта идет на войну» вдох­но­вил тысячи совет­ских женщин повто­рить причёску

В 1961 году в совет­скую моду входит каблук-шпилька. От привыч­ного каблука они отли­ча­ются толщи­ной — всего от трёх милли­мет­ров. Высота обычно состав­ляла пять-шесть санти­мет­ров. Ходить на шпиль­ках было неудобно: они остав­ляли следы на свежем асфальте, попа­дали между ступень­ками эска­ла­тора в метро и превра­щали прогулку по льду в экстре­маль­ное приклю­че­ние. Тем не менее их попу­ляр­ность только росла — женщи­нам нрави­лась острота, кото­рую шпильки добав­ляли даже самому скром­ного образу. Поэтому их носили и зимой, и летом.

Хитом стано­вится чёрный обтя­ги­ва­ю­щий свитер. Самые яркие образы полу­ча­лись из соче­та­ния свитера, юбки и шпилек.

Носить брюки повсе­дневно всё ещё не принято: образ женщины в брюках крити­ко­вали в печати как нару­ша­ю­щий обще­ствен­ные прили­чия. Ситу­а­ция полу­ча­лась двой­ствен­ная. С одной стороны, женщины в рабо­чих и спор­тив­ных брюках была обыч­ным явле­нием и никого не возму­щала. Совет­ские женщины рабо­тали на заво­дах, в сель­ском хозяй­стве, в свобод­ное время зани­ма­лись физкуль­ту­рой. С другой стороны, появ­ляться в брюках на офици­аль­ных и празд­нич­ных меро­при­я­тиях было не принято. Женские брюки появятся в модных коллек­циях в конце 1960-х годов и станут симво­лом эман­си­па­ции.


В стиле Элвиса Пресли

Самый модный мужской образ 1960-х годов: белая нейло­но­вая рубашка, тёмные брюки-дудочки и уложен­ные к верху волосы. Мода на искус­ствен­ные ткани захва­тила и мужчин: боль­шин­ство стре­мится купить рубашку из нейлона. Хлопок призна­ётся уста­рев­шим и неудоб­ным, а нейлон — краси­вым и прак­тич­ным. Мате­риал не мялся, легко стирался и инте­ресно смот­релся. Этого было доста­точно, чтобы сделать нейлон самым востре­бо­ван­ным мате­ри­а­лом сере­дины 1960-х годов.

Образы допол­няли яркие прита­лен­ные пиджаки с широ­кими плечами, яркие крас­ные носки, галстуки и зонты-трости. Акту­аль­ная причёска — «боб». Образ­цами для подра­жа­ния стали Элвис Пресли и группа «Beatles».

Важным пред­ме­том гарде­роба стано­вятся вяза­ные карди­ганы. Вяза­ные вещи вышли на пик моды у мужчин и женщин. Но в продаже их нет, поэтому многие люди (не только женщины) увле­ка­ются вяза­нием. Источ­ни­ком знаний и идей явля­ются разделы «Вяжем сами» в журна­лах мод.

В 1962 году в СССР пришли тёмно-синие плащи из боло­ньи. В Италии из этой ткани шили рабо­чую одежду. В СССР их носили как летнее пальто. Совет­ских граж­дан боло­нья поко­рила новиз­ной и прак­тич­но­стью. В сложен­ном виде плащи были очень компактны и прак­ти­че­ски не зани­мали место в шкафах. В обще­ствен­ном созна­нии закре­пи­лась мысль, что каждый уважа­ю­щий себя чело­век непре­менно должен приоб­ре­сти такой плащ. Мода на боло­нью продер­жится целое деся­ти­ле­тие. Зимой носили шапки из искус­ствен­ного кара­куля — тренд на искус­ствен­ный мех задел и мужчин.

Вся семья в плащах «Боло­нья»

В 1960-е годы мужчины начи­нают играть всё более значи­мую роль в моде: в 1965 году впер­вые в совет­ской исто­рии мужчина прихо­дит рабо­тать во Всесо­юз­ный дом моде­лей. Этим перво­про­ход­цем был Вяче­слав Зайцев. Уже во второй поло­вине 1960-х годов его ждёт широ­кая извест­ность, успеш­ная карьера и звание одного из самых авто­ри­тет­ных людей в отече­ствен­ной моде.


Читайте также наш мате­риал «Сшитые одной нитью: исто­рия СССР в порт­ре­тах на коврах»

Поделиться