Мода эпохи 1930-х годов

Свёр­ты­ва­ние НЭПа, инду­стри­а­ли­за­ция и коллек­ти­ви­за­ция, скла­ды­ва­ние культа лично­сти неиз­бежно влияли не только на жизнь, но и на внеш­ний вид совет­ских граж­дан. В шумные 1920-е допу­стимо было выде­ляться и заяв­лять о своём «осво­бож­де­нии» экстра­ва­гант­ным внеш­ним видом. Но в 1930-е годы тенден­ция меня­ется: граж­да­нин должен быть добро­по­ря­доч­ным, рабо­тя­щим и спор­тив­ным. Как это повли­яло на фасоны одежды и чем совет­ские 1930-е отме­ти­лись в исто­рии миро­вой моды?

Работ­ницы фабрики офсет­ной печати. Ленин­град, 1934 год.

Общие тенденции: костюм «винтика в системе»

Опре­де­ля­ю­щим факто­ром во внеш­нем виде всё же стал не тота­ли­та­ризм. Гораздо больше на моду повлиял дефи­цит тканей и гото­вой одежды. Недо­ста­ток разно­об­раз­ных и каче­ствен­ных мате­ри­а­лов ощущался уже во время НЭПа, а к началу 1930-х он вышел на пик. Упор в разви­тии эконо­мики совет­ские власти сделали на тяжё­лую промыш­лен­ность. Текстиль­ные фабрики тоже активно рабо­тали и пере­вы­пол­няли планы, но их произ­вод­ствен­ного объёма ката­стро­фи­че­ски не хватало огром­ную страну.

В горо­дах женщины носят ситце­вые платья и юбки по колено и в пол. Верну­лись прита­лен­ные силу­эты, а стрем­ле­ние подра­жать мужчи­нам ушло вместе с рево­лю­ци­он­ными двадца­тыми. Сохра­ни­лись только пиджаки будто с «мужского плеча», но всё равно чуть прита­лен­ные. Женщины создают образ «благо­ра­зум­ных», «трудо­лю­би­вых» домо­хо­зяек и работ­ниц.

Коммуна Смычка. Фото 1929 года.

Попу­ляр­ные узоры: горо­шек, цвето­чек, полоски, геомет­ри­че­ские фигуры. Симво­лом женской моды 1930-х можно назвать платье из креп­де­шина (разно­вид­ность шёлка) в мелкий цвето­чек. Одежду теперь не стес­ня­лись укра­шать рюшами, вола­нами, а со второй поло­вины деся­ти­ле­тия акту­аль­ной стала плис­си­ровка. Многие продол­жали шить само­сто­я­тельно. С обувью было слож­нее: достать кожу полу­ча­лось редко. Женщины носили туфли из прюнели (разно­вид­ность шерстя­ной ткани). Особой роско­шью счита­лось приоб­ре­сти духи «Крас­ная Москва».

В мужской одежде доми­ни­рует мили­та­ризм, схожесть с воен­ной формой. Даже далё­кие от армии мужчины носят галифе и кирзо­вые сапоги или ботинки на шнуровке. Чуть позже акту­альны будут укоро­чен­ные брюки «гольф». Наверху: косо­во­ротки, трико­таж­ные футболки, вяза­ные свитера. Почти все носили кепки. В конце деся­ти­ле­тия у наибо­лее состо­я­тель­ных появи­лась возмож­ность шить на заказ костюмы из твида и шерстя­ные пальто. Такая одежда очень цени­лась, носи­лась годами и даже деся­ти­ле­ти­ями, пере­да­ва­лась между родствен­ни­ками.

Москва в 1935 году.

Хоро­шие шансы обно­вить гарде­роб новыми и каче­ствен­ными вещами были у стаха­нов­цев – удар­ных работ­ни­ков промыш­лен­ных произ­водств. Часто их награж­дали не только день­гами, но комплек­тами еды и одежды. В магни­то­гор­ской газете читаем:

«Алек­сей Тищенко… прие­хал с женой Зоей в Магни­то­горск в 1933 г., и все их пожитки умеща­лись в одном само­дель­ном чемо­дан­чике. К 1936 г. супруги обза­ве­лись мебе­лью, в том числе тахтой и гарде­робом, и одеж­дой, вклю­чая два пальто, несколько платьев, костюмы, обувь… Его преми­ро­вали охот­ни­чьим ружьем, пате­фо­ном, день­гами и мото­цик­лом».

Одежда в колхозах

Колхоз 1930-х годов.

Внеш­ний вид людей очень зави­сел от места житель­ства. Если в горо­дах ещё изредка была возмож­ность купить отрез ткани или даже гото­вое изде­лие, в колхо­зах с одеж­дой было гораздо хуже. Крестьяне годами носили одну и ту же простую само­ши­тую одежду, зача­стую обхо­дясь всего одним комплек­том. Само­дель­ные лапти оста­ва­лись очень распро­стра­нён­ной обувью, дети преиму­ще­ственно ходили боси­ком.

Колхоз­ники не полу­чали зарплату: они рабо­тали за трудо­дни. Трудо­день опла­чи­вался не день­гами, а продук­цией (не каждый месяц, а по итогам года). Прода­вать продук­цию было запре­щено зако­ном. В то же время ухит­риться продать что-либо было равно­значно оста­вить семью без продук­тов и обречь на голод.

Обед в колхозе. Фото 1930-х годов.

Пропа­ганда усиленно созда­вала образ счаст­ли­вых друж­ных колхо­зов, где люди живут в достатке. Но дефи­цит одежды на селе был таким, что при раску­ла­чи­ва­нии «комсо­моль­ские акти­ви­сты» часто забы­вали забрать сред­ства произ­вод­ства для колхоза, но отби­рали у хозяев одежду. Чтобы спасти её от грабежа, неко­то­рые свора­чи­вали хоро­шие вещи комками, обора­чи­вали старыми тряп­ками, связы­вали в форме кукол и отда­вали детям. Те играли с ними во время обыс­ков, не привле­кая лишнего внима­ния.

Впро­чем, если в районе был мага­зин, боль­шин­ству людей доступ туда всё равно был закрыт. Не из-за отсут­ствия денег, а по соци­аль­ному статусу. Мог быть уста­нов­лен запрет на продажу конкрет­ного товара опре­де­лён­ной группе насе­ле­ния. Напри­мер, с такими труд­но­стями стал­ки­ва­лись даже работ­ники сель­со­ве­тов. Один из них напи­сал Кали­нину:

«Были в горт (город­скую орга­ни­за­цию рознич­ной торговли. – Ред.) заве­зены хромо­вые сапоги по 40 руб. пара, я просил усту­пить мне одну пару, но нет, не дали, ведь они по 40 руб., это подхо­дяще для парт­ак­тива и что несмотря на то, что парт­ак­ти­ви­сты имеют по паре, а неко­то­рые и по 2 пары сапог, все же взяли себе ещё по паре, а мне, не имею­щему ника­кой обуви, было отка­зано и предо­став­лено право брать ботинки на рези­но­вом ходу за 45 руб.».

«Спереди – трактор, а сзади комбайн»

Агита­ци­он­ный платок с Лени­ным.

Тенден­ция разме­щать поли­ти­че­скую агита­цию не только на бумаге, но и на одежде появи­лась после Октябрь­ской рево­лю­ции. Но полную силу она набрала в начале 1930-х годов. Так создали агит­тек­стиль – ткань, обычно ситец, с узорами на поли­ти­че­скую тема­тику. Чаще всего текстиль «укра­шали» порт­реты вождей, серпы и молоты, лозунги и аббре­ви­а­туры (напри­мер, «Пяти­летку за 4 года»), сель­ско­хо­зяй­ствен­ная и воен­ная техника. Из такой ткани пред­по­ла­га­лось шить верх­нюю одежду и бельё.

Пример узора агит­тек­стиля.

Агит­тек­стиль поль­зо­вался огром­ным спро­сом. Но причина не в его красоте, а в дефи­ците любых других тканей. Власти, кстати, не оценили агита­ци­он­ный порыв текстиль­щи­ков и даже усмот­рели в нём «вуль­га­ри­за­цию» и изде­ва­тель­ство над идеями инду­стри­а­ли­за­ции. В 1933 году в газете «Правда» опуб­ли­ко­вали ехид­ный фелье­тон Григо­рия Рыклина, высме­и­ва­ю­щий симво­лику и технику на тканях:

«Вот свежень­кий весело окра­шен­ный ситчик… На нём нари­со­ваны боль­шие трак­тора и боль­шие комбайны. Идёшь по улице, и твои формы плотно обле­гает этакий колхоз­ный сель­ско­хо­зяй­ствен­ный мотив­чик. Встре­тишь на улице одетого в такое платье – спереди трак­тор, сзади комбайн – сразу моби­ли­зу­ешь себя на уборку и борьбу с поте­рями.

А вот непло­хой ситец для нижнего белья. Тоже не беспред­мет­ная раскраска. Не какая-нибудь идеа­ли­сти­че­ская чушь. А целая картина – Турксиб. По желто­ва­тому песку идет кара­ван верблю­дов. Вдали черне­ется стадо бара­нов. А в центре несётся паро­воз.

Как приятно спать в таких подштан­ни­ках. Ты спишь, а по тебе несётся паро­воз. Пере­вер­нешься на другой бок – пасутся бараны. Ляжешь на живот, а сверху шествуют верблюды. Лежишь и даром времени не теря­ешь – знако­мишься с окра­и­нами, неко­гда пора­бо­щён­ными цариз­мом. Такой научно-попу­ляр­ный сон».

Вскоре выпуск агит­тек­стиля довольно быстро свер­нули.

Пример узора агит­тек­стиля.

Где шили одежду: «Красный Манчестер», «Большевичка» и ателье

Боль­ше­вики очень любили Иваново: это был рево­лю­ци­он­ный город с 59 фабри­ками и почти 30 тыся­чами рабо­чих. Уже в первую русскую рево­лю­цию рабо­чие Иванова устро­или огром­ную стачку с требо­ва­нием 8-часо­вого рабо­чего дня и достой­ных усло­вий труда. До рево­лю­ции его иногда назы­вали «русским Манче­сте­ром», а боль­ше­вики легко пере­име­но­вали в «крас­ный». Рево­лю­ци­он­ную исто­рию города активно исполь­зо­вали в пропа­ганде, иногда назы­вая Иваново «третьей проле­тар­ской столи­цей».

В 1929 году вокруг Иванова создали новый промыш­лен­ный округ, куда вклю­чили Влади­мир­скую, Костром­скую, Ярослав­скую и Иваново-Возне­сен­скую губер­нии. Здесь жили 5 милли­о­нов чело­век, почти все они рабо­тали в текстиль­ной отрасли. Промыш­лен­ный округ произ­во­дил 49% хлоп­ча­то­бу­маж­ных и 77% льня­ных тканей. Именно здесь, кстати, появился недо­по­ня­тый агит­тек­стиль.

Пример узора агит­тек­стиля.

В эти годы в Москве откры­лось пред­при­я­тие лёгкой промыш­лен­но­сти, рабо­та­ю­щее и сейчас – швей­ная фабрика «Боль­ше­вичка». Её осно­вали в 1929 году и сначала пред­при­я­тие насчи­ты­вало три цеха: брюч­ный, пиджач­ный и по пошиву пальто. Здесь труди­лись всего 250 чело­век. В 1930-е годы открылся допол­ни­тель­ный цех кроя.

Пред­при­я­тие специ­а­ли­зи­ро­ва­лось исклю­чи­тельно на мужской одежде и униформе. Напри­мер, здесь по госу­дар­ствен­ному заказу пошили униформу для сотруд­ни­ков метро­по­ли­тена. Другие товары пред­при­я­тия были доступны исклю­чи­тельно состо­я­тель­ным граж­да­нам, связан­ным с госу­дар­ствен­ной властью. Костюмы «Боль­ше­вички» носили дипло­маты, госслу­жа­щие и партий­ные деятели.

Отдель­ного внима­ния заслу­жи­вают две фабрики: Мосбе­льё и Ленбе­льё. Их зада­чей было произ­вод­ство мужского и женского нижнего белья. Справ­ля­лись они с ней не слиш­ком хорошо: изде­лия чаще всего были некра­си­выми и не слиш­ком удоб­ными. Поку­па­тели печально назы­вали их «урод­цами».

Москва в 1938 году.

Состо­я­тель­ные члены номен­кла­туры пред­по­чи­тали зака­зы­вать загра­нич­ное бельё или хотя бы шить его на заказ. Пред­при­я­тия не справ­ля­лись с объё­мами произ­вод­ства, необ­хо­ди­мыми для всей страны. Даже после выступ­ле­ния Фурце­вой, един­ствен­ной женщины в Полит­бюро на тот момент, смело заявив­шей, что «каждая совет­ская женщина имеет право на каче­ствен­ный бюст­галь­тер», ситу­а­ция с нижним бельём не улуч­ши­лась.

Во второй поло­вине деся­ти­ле­тия восста­но­вят работу ателье. Более состо­я­тель­ные горо­жане снова будут зака­зы­вать одежду персо­нально. Такие костюмы стоили дороже, чем гото­вые изде­лия, зато отли­ча­лись каче­ством, долго­веч­но­стью и посад­кой по фигуре. Особенно цени­лись мастера, умею­щие шить нижнее бельё и обувь, так как эти товары были вдвойне дефи­цит­ными.

В таких ателье часто рабо­тали порт­нихи, учив­ши­еся шить ещё до рево­лю­ции и чудом сохра­нив­шие запас хоро­ших тканей и фурни­туры. Они пере­ши­вали старые платья или исполь­зо­вали кружево и фурни­туру от них в новых платьях. Иногда они прини­мали заказы по почте: им присы­лали мерки и даже отрезы тканей. Выбор фасона заказ­чицы дове­ряли мастеру.

Малень­кие партии гото­вой хоро­шей одежды распро­стра­ня­лись через универ­маги. Такие были только в круп­ных горо­дах, что допол­ни­тельно увели­чи­вало разрыв в каче­стве жизни столич­ных, провин­ци­аль­ных и сель­ских жите­лей.

Как одевались Сталин и партийная номенклатура

Личные вещи Иосифа Сталина

О «скром­но­сти» и непри­тя­за­тель­но­сти Иосифа Сталина обяза­тельно упоми­нают все его поклон­ники. Гарде­роб вождя действи­тельно не отли­чался богат­ством и разно­об­ра­зием. Он состоял преиму­ще­ственно из френ­чей, ките­лей и брюк с лампа­сами и без них.

В исто­ри­че­ском путе­во­ди­теле «Ближ­няя дача Сталина» упоми­на­ется двуствор­ча­тый орехо­вый платя­ной шкаф с боль­шим зерка­лом. Там храни­лись два кителя, несколько пар брюк на подтяж­ках, два серых френча с наклад­ными карма­нами, плащ светло-серого цвета и пальто покроя «реглан», бати­сто­вые каль­соны, рубашки, две шляпы – серая и корич­не­вая. Это инте­рес­ный факт, потому что найти фото Сталина в шляпе весьма пробле­ма­тично. Зимой он носил мехо­вую шапку-ушанку.

Китель Иосифа Сталина.
Пальто Иосифа Сталина.

Партий­ная номен­кла­тура не разде­ляла аске­тизм Сталина. Боль­шин­ство чинов­ни­ков и партий­цев шили одежду на заказ или даже зака­зы­вали из-за границы. Офици­ально это не поощ­ря­лось: не следо­вало в период массо­вого дефи­цита одежды «раздра­жать» граж­дан доро­гими наря­дами. Внешне многие подра­жали Сталину, нося воен­ную форму без знаков отли­чия. Но по факту партийцы и их семьи одева­лись роскошно (по совет­ским меркам). Напри­мер, супруга Сталина Надежда Алли­лу­ева, сноха Каме­нева Галина Кравченко одева­лись в подве­дом­ствен­ной мастер­ской на Кузнец­ком мосту, где одежду для них шили исклю­чи­тельно на заказ. У наркома НКВД Генриха Ягоды было 21 пальто и 22 костюма, боль­шая часть иностран­ного пошива.

Мода на физкультуру

Парад на Твер­ской улице в Москве.
Знаме­носцы отряда плов­цов. Ленин­град, 1930 год.

1930-е – время всеоб­щего инте­реса к физкуль­туре. Он не всегда был добро­воль­ным и часто иници­и­ро­вался мест­ными партий­ными отде­ле­ни­ями и проф­со­ю­зами по приказу сверху. Для каждой кате­го­рии граж­дан в соот­вет­ствии с полом и возрас­том разра­бо­тали нормы ГТО – список физи­че­ских умений, кото­рые требо­ва­лось выпол­нять на время или в опре­де­лён­ном коли­че­стве. Сдача норм ГТО требо­вала регу­ляр­ных трени­ро­вок, что и обусло­вило массо­вое распро­стра­не­ние спор­тив­ного костюма.

На госу­дар­ствен­ном уровне воспе­ва­лись силь­ные спор­тив­ные фигуры и физи­че­ская вынос­ли­вость, кото­рые должны были помо­гать граж­да­нам в труде. Идеалы внеш­него вида совет­ских граж­дан 1930-х можно оценить на полот­нах Алек­сандра Дейнеки.

Физкуль­тур­ница. Худож­ник Алек­сандр Дейнека.
Вратарь. Худож­ник Алек­сандр Дейнека.

Спор­тив­ную одежду шили преиму­ще­ственно белого цвета. Она не отли­ча­лась разно­об­ра­зием: мужчины и женщины носили почти одина­ко­вые белые майки, шорты и тёмные трико. Цени­лась функ­ци­о­наль­ность, возмож­ность двигаться без стес­не­ния. В повсе­днев­ной жизни женщины ещё не носили брюки, но нахо­диться на стади­оне в корот­ких шортах и даже купаль­ни­ках счита­лось вполне умест­ным, даже краси­вым.

Звёзды кино

Любовь Орлова

Во второй поло­вине деся­ти­ле­тия новый бум пере­жили модные журналы, и наряду с обра­зом работ­ницы и труже­ницы распро­стра­ня­ется образ горо­жанки – модной, с множе­ством укра­ше­ний, тонкими бровями, яркой пома­дой на губах и уложен­ными волнами воло­сами.

Так выгля­дели Эмма Цесар­ская, Вален­тина Серова, Людмила Цели­ков­ская, Нина Алисова, Любовь Орлова, Тамара Мака­рова, и Татьяна Окунев­ская. Боль­шин­ству женщин, разу­ме­ется, такой наряд был недо­сту­пен, но им подра­жали по сред­ствам: выщи­пы­вая брови и крася губы крас­ной пома­дой. Актрисы же в свою очередь подра­жали запад­ным кино­звёз­дам.

Вален­тина Серова
Нина Алисова
Тамара Мака­рова

Опасность отличаться: были ли доносы за внешний вид и одежду?

В рассказе об эпохе трид­ца­тых годов невоз­можно обойти тему репрес­сий. Мог ли внеш­ний вид или какая-либо одежда стать причи­ной доноса? Источ­ни­ков, подтвер­жда­ю­щих, чтобы когда-либо в обви­не­ние вменялся внеш­ний вид, нет. Но есть косвен­ные признаки того, что хоро­шая одежда стано­ви­лась причи­ной обви­не­ний в кула­че­стве.

Из записки началь­ника Секретно-опера­тив­ного управ­ле­ния ОГПУ Ефима Евдо­ки­мова Сталину о «пере­ги­бах» при коллек­ти­ви­за­ции узнаём:

«Бригада, руко­во­ди­мая секре­та­рем мест­ной ячейки КП(б)У Бутенко, раздела дочь одного кулака и начала душить отца. У двух серед­ня­ков имуще­ство заби­ра­лось также без описи. Одного из них раздели, его же 12-ти летнюю дочь оста­вили в одной рубашке. У 17-ти летней дочери кулака бригад­ники, под руко­вод­ством пред­се­да­теля КНС, сняли панта­лоны. Одного кулака выгнали босым на улицу, без шапки, в нижнем белье».


Празд­ник столич­ного студен­че­ства.

Деся­ти­ле­тие 1930-х стало проти­во­ре­чи­вым в отно­ше­нии моды. С одной стороны, дефи­цит тканей делал для боль­шин­ства граж­дан хоро­шую одежду недо­ступ­ной. Гото­вые изде­лия выпус­кали неболь­шими парти­ями, кото­рые нужно было успеть купить. Шить на заказ было дорого и поэтому недо­ступно для боль­шин­ства. Тяже­лее всего было в колхо­зах, где годами носили один и тот же комплект само­ши­той одежды, а хоро­шая вещь могла стать пово­дом для обви­не­ния в кула­че­стве.

С другой стороны, откры­ва­лись новые пред­при­я­тия лёгкой промыш­лен­но­сти, а старые нара­щи­вали произ­вод­ствен­ные обороты. Необ­хо­ди­мость сдавать ГТО станет причи­ной моды на спор­тив­ную одежду. Со второй поло­вины деся­ти­ле­тия ателье вернут попу­ляр­ность, а стрем­ле­ние выде­ляться и носить хоро­шую одежду станет массо­вым. Но возмож­ность одеваться хорошо и разно­об­разно, к сожа­ле­нию, была доступна только партий­ной номен­кла­туре и их семьям.



Автор статьи ведёт альма­нах «Капи­тель» об исто­рии, искус­стве и сего­дняш­нем дне.

Поделиться