Авантюра казака Ашинова. Новая Москва в Абиссинии

В 1883 году Нико­лай Ивано­вич Ашинов, казак и иска­тель приклю­че­ний, оказался в Абис­си­нии. Он сумел убедить мест­ного прави­теля, что между Россией и Абис­си­нией много общего, поэтому стра­нам необ­хо­димо нала­дить тесные отно­ше­ния. Вернув­шись домой, Ашинов решил, что во второй экспе­ди­ции можно действо­вать более отча­янно — поднять над афри­кан­ской землёй флаг Россий­ской импе­рии, ведь плац­дарм был подго­тов­лен. Не пугал казака и тот факт, что афри­кан­ская стране нахо­ди­лась в сфере влия­ния Франции.VATNIKSTAN расска­зы­вает, что из этого вышло.

Нико­лай Ивано­вич Ашинов(1856 — 1902) — русский казак и иска­тель приклю­че­ний

Ашинов и авантюра государственного масштаба

Умение нахо­дить приклю­че­ния помогло казаку Нико­лаю Ивано­вичу Ашинову оказаться за триде­вять земель от родного дома. В 1883 году он вместе с отря­дом таких же аван­тю­ри­стов прибыл в Абис­си­нию, совре­мен­ную Эфио­пию. То госу­дар­ство было тогда неза­ви­си­мым лишь формально, а по факту оно входило в сферу влия­ния Фран­ции. Но евро­пей­ская держава особо не вмеши­ва­лась в дела афри­кан­ского госу­дар­ства, поэтому на появ­ле­ние каза­ков фран­цузы не обра­тили особого внима­ния. На это Ашинов и рассчи­ты­вал. Он был уверен, что Абис­си­нию можно спокойно увести из париж­ского «кармана». А пооб­щав­шись с мест­ным прави­те­лем, казак понял, что мыслил в верном направ­ле­нии.

В 1888 году Нико­лай Ивано­вич вместе с деле­га­тами, пред­став­ляв­шими Абис­син­ское духо­вен­ство, прибыл в Киев. Вот только эти люди не имели ника­кого отно­ше­ния к афри­кан­ской стране. На самом же деле монахи были послуш­ни­ками Абис­син­ского мона­стыря в Иеру­са­лиме, но об этом казак решил не распро­стра­няться.

Благо­даря много­чис­лен­ным связям Нико­лай Ивано­вич сумел устро­ить встречу мона­хов и госу­даря. Вот только его самого на свет­ский раут не позвали. Кроме Алек­сандра III пооб­щаться с замор­скими гостями решил и Констан­тин Петро­вич Побе­до­нос­цев, обер-проку­рор Святей­шего Синода. Он был прекрасно знаком с Ашино­вым и знал от него, что и прави­тель, и духо­вен­ство хотят сбли­зиться с Россий­ской импе­рией макси­мально сильно.

Встреча прошла хорошо. Госу­даря и обер-проку­рора заин­те­ре­со­вала Абис­си­ния. Нача­лась подго­товка духов­ной миссии к экспе­ди­ции в Африку. А её руко­во­ди­те­лями стали Ашинов и схимо­нах Паисий. Причём насчёт второго похло­по­тал первый: Нико­лаю Ивано­вичу было важно, чтобы духов­ный лидер стал его полно­цен­ным союз­ни­ком.

Оратор­ское искус­ство Ашинова впечат­ляло, поскольку продви­нуть своего чело­века было сложно. Дело в том, что Паисий, управ­ляв­ший подво­рьем Афон­ского Свято-Панте­ле­и­мо­нов­ского мона­стыря в Стам­буле, обла­дал, мягко говоря, весьма запят­нан­ной репу­та­цией. Он не чурался мирских удоволь­ствий, а когда «сверху» на него нада­вили, то ушёл в скопцы, кото­рых церковь вскоре стала считать сектан­тами. Многих отпра­вили в ссылку в Сибирь, но Паисий избе­жал этой неза­вид­ной участи. Он подде­лал доку­менты и укрылся в Таган­роге, устро­ив­шись на работу в семью Антона Павло­вича Чехова. А уже оттуда, когда стра­сти по скоп­цам улег­лись, пере­брался на Афон. Здесь он и позна­ко­мился с Ашино­вым. Два аван­тю­ри­ста быстро спелись.


Невероятные приключения казаков в Африке

Руко­во­дить духов­ной миссией не мог простой схимо­нах, поэтому синод повы­сил Паисия до архи­манд­рита. Решив эту проблему, аван­тю­ри­сты приня­лись соби­рать сред­ства на экспе­ди­цию. Алек­сандр III проникся идеей «русской Абис­си­нии», но денег не дал. Вместо этого он выде­лил Ашинову оружие и боепри­пасы, а также распо­ря­дился подго­то­вить корабль для путе­ше­ствия.

Пока Паисий искал деньги, Нико­лай Ивано­вич соби­рал отряд каза­ков. Вскоре под нача­лом Ашинова собра­лось более сотни чело­век. Этого было доста­точно для полно­цен­ной экспе­ди­ции.

Когда уже всё было готово, произо­шёл инци­дент. Синод узнал о былых похож­де­ниях Паисия, парал­лельно выяс­ни­лось, что Ашинов просто сбежал из Абис­си­нии, бросив там своих людей. Эти несчаст­ные каким-то чудом сумели добраться до фран­цуз­ской крепо­сти Обок, а оттуда — до россий­ского посоль­ства в Стам­буле. Грянул скан­дал, кото­рый, впро­чем, быстро улёгся. Ни госу­дарь, ни церковь не стали препят­ство­вать экспе­ди­ции. К тому же никто оружие и деньги у миссии отби­рать не стал.

Ашинов, Паисий и их компа­ния отпра­ви­лись в путь. В отряд Нико­лая Ивано­вича вошли не только казаки. Среди участ­ни­ков похода были и медики, и кузнецы, и педа­гоги. На них Ашинов возла­гал боль­шие надежды, потому что мечтал надолго обос­но­ваться в Абис­си­нии.

Казаки в Африке, конец XIX века

В самом начале 1889 года экспе­ди­ция добра­лась до Таджура, распо­ло­жен­ного в Абис­си­нии. Попол­нив запасы прови­анта и питье­вой воды, Ашинов и Паисий начали думать, что делать дальше. Им повезло. От мест­ного насе­ле­ния они узнали, что неда­леко от Таджура нахо­дится египет­ская крепость Сагалло, кото­рая уже много лет забро­шена. Нико­лай Ивано­вич рассу­дил, раз она забро­шена, значит, ничья. Вот только он ошибся. В Сагалло действи­тельно давным-давно никто не жил, но у неё был хозяин — Фран­ция. Фран­цузы выку­пили крепость, что назы­ва­ется, на всякий случай.

Но Ашинов этого не знал и прика­зал своему отряду обустра­и­ваться на новом месте. На крыше сохра­нив­шейся казармы Паисий уста­но­вил палатку, а рядом поста­вил крест. На этом работы по возве­де­нию поход­ной церкви были закон­чены. Нико­лай Ивано­вич распо­ря­дился поднять над крепо­стью русский флаг. Затем казак произ­нёс торже­ствен­ную речь, в кото­рой объявил, что теперь Сагалло — это Новая Москва.

Фран­цузы, глядя, как русские посе­ленцы разби­вают сады и огороды возле их крепо­сти, удиви­лись такой нагло­сти. И вскоре из Обока к Новой Москве подо­шёл воен­ный корабль. Капи­тан судна мягко и вежливо объяс­нил Ашинову, что Сагалло принад­ле­жит Фран­ции и попро­сил каза­ков поки­нуть крепость. Нико­лай Ивано­вич отка­зался. Поскольку фран­цузы не хотели идти на конфликт с Россией, судно верну­лось в Обок. Пришла очередь дипло­ма­тов: фран­цуз­ский посол поин­те­ре­со­вался у Алек­сандра III насчёт коло­ни­стов. Россий­ский госу­дарь сделал вид, что не пони­мает, о чём речь и заявил дипло­мату, что фран­цузы могут действо­вать на своё усмот­ре­ние.

После этого воен­ный корабль из Обока вновь прибыл в Сагалло. И вновь фран­цузы проявили удиви­тель­ную мягкость — они не расстре­ляли каза­ков, а просто отплыли. Париж офици­ально попро­сил Санкт-Петер­бург разо­браться с Ашино­вым. Алек­сандр лишь отмах­нулся, повто­рив ответ.

Публи­ка­ция об Ашинове и его отряде во фран­цуз­ской газете

В феврале 1889 года несколько воен­ных кораб­лей Фран­ции подо­шли к Сагалло. Ашинову пред­ло­жили добро­вольно поки­нуть крепость и после отказа, открыли огонь. По факту, боя даже не было, спустя несколько минут коло­ни­сты выве­сили белый флаг.

Фран­цузы взяли в плен всех посе­лен­цев и отпра­вили в Обок. А оттуда уже пере­пра­вили в Россию. Паисий обос­но­вался в одном из мона­сты­рей в Грузии, а Ашинов — в имении жены в Черни­гов­ской губер­нии. Гран­ди­оз­ная аван­тюра завер­ши­лась полным прова­лом. До конца своей жизни Нико­лай Ивано­вич мечтал вернуться в Абис­си­нию, но не сложи­лось — он скон­чался в 1902 году в родной Сара­тов­ской губер­нии.


Читайте также главу из книги о русских сектах конца XIX века «Крити­че­ская мысль в расколе»

Поделиться