Юлий Эдельштейн. Отсидеть за Сион

В исто­рии русских на чужбине множе­ство случаев успеха сынов нашей страны в поли­тике. Да, сложно выбиться в другой стране и с другим языком, наши мигранты-поли­тики обычно всё равно жили Россией и возвра­ща­лись домой. Мигранты редко влива­лись в бата­лии иной страны. Самый «успеш­ный» пример — Альфред Розен­берг, один из идео­ло­гов НСДАП и кура­тор окку­па­ции Востока.

Если брать пози­тив­ные примеры, то премье­ром Фран­ции в 1993–94 гг. был выхо­дец из наших — Пьер Бере­го­вуа (Бере­го­вой), застре­лив­шийся после отставки. Мэром Риги долгие годы был Нилс Ушаковс, Нарву сейчас возглав­ляет Алек­сей Евгра­фов, но самый успеш­ный пример русско­языч­ных поли­ти­ков мы найдём в Изра­иле.

Да, герой нашей статьи, еврей по проис­хож­де­нию, но родной язык русский и базо­вая куль­тура, несо­мненно, совет­ская и по сей день. Я говорю о такой мало­из­вест­ной у нас фигуре как Йоэль (Юлий) Эдель­ш­тейн.


Юлий Эдель­ш­тейн родился в уникаль­ной семье ярких интел­лек­ту­а­лов-пасси­о­на­риев. В отли­чие от типично пассив­ной во многих отно­ше­ниях интел­ли­ген­ции позд­него СССР, Эдель­ш­тейны всегда были активны.

Отец — прото­и­е­рей Геор­гий Эдель­ш­тейн — куль­то­вый священ­ник москов­ской дисси­дент­ской богемы, крестив­ший многих поли­ти­ков, актё­ров, учёных и писа­те­лей. Его имя гремело по всей Москве из-за дисси­дент­ской деятель­но­сти.

Он и привил сыну дух бунтар­ства, борьбы за идеалы. Отец Геор­гий боролся за права полит­за­клю­чён­ных, не боясь проблем в своём служе­нии, писал письма Бреж­неву и патри­арху Алек­сию I (Симан­скому), подпольно пропо­ве­до­вал в Москве и обла­сти, не имея сана. Пропо­веди отца Геор­гия тира­жи­ро­ва­лись в самиз­дате, их обсуж­дали на кухне, к нему и теперь, в его 87 лет, приез­жают в Костром­скую область на бого­мо­лье.

Отец Геор­гий Эдель­ш­тейн

Брат Юлия Михаил стал учёным и лите­ра­тур­ным крити­ком, участ­ни­ком пере­дачи «Своя игра», одним из видней­ших фило­ло­гов. Глав­ный его труд — словарь «Русские писа­тели», лучший из спра­воч­ни­ков по русской лите­ра­туре на сего­дня.

Брат Михаил Эдель­ш­тейн

Юлий мог стать препо­да­ва­те­лем как брат, но тянуло его к другому. Несо­мненно, одним из базо­вых качеств была вера в себя, в свои силы. В детстве он прово­дил лето в городе Черновцы, на Укра­ине.

Дедушка тогда позна­ко­мил внука Юлия с иври­том, кото­рый сам учил в хедере ещё до 1917 года, и в старо­сти решил вспом­нить корни. Возможно, тогда внук и заду­мался о своей наци­о­наль­но­сти. Стал ли он сиони­стом? Нет, но, видимо, зёрна проросли позже.

В Костроме он посту­пил в педин­сти­тут на иностран­ные языки, в Москву из-за еврей­ства не приняли. В инсти­туте препо­да­вал его отец Геор­гий. Взяв евро­пей­ские языки, Юлий решил подучить и иврит. Тогда, видимо, он осозна­вал себя евреем и уже думал о выезде из СССР. Надо сказать, что способ­но­сти к языкам у него были на высоте, и на втором курсе Юлий пере­вёлся в МГПУ им. Ленина. Полу­чая высшее обра­зо­ва­ние, он понял, что иврит он может препо­да­вать как репе­ти­тор.

Изуче­ние любого иностран­ного языка кроме иврита, навер­ное, не могло вызы­вать подо­зре­ний у КГБ, но у овла­де­ния языком Торы и Танаха была одна проблема — его учили те, кто соби­рался уехать в Изра­иль. Актив­ного моло­дого Эдель­ш­тейна стали атако­вать не только по вопро­сам орфо­гра­фии или пунк­ту­а­ции древ­него наре­чия Пале­стины, но и как уехать в Изра­иль, к кому обра­титься. Невольно Юлий стал одним из лиде­ров подполь­ного сионист­ского комью­нити недо­воль­ных СССР.

Подполь­ное препо­да­ва­ние иврита невольно стано­ви­лось агита­цией за выезд из страны, пропа­ганде анти­со­вет­ских идей и, возможно, шпио­на­жем в пользу Изра­иля. Но за пять лет с 1979 по 1984 год, Юлию удалось создать сеть препо­да­ва­ния для Москвы, Харь­кова и Минска, где желав­шие уехать полу­чали ликбез по ивриту, чтобы не поте­ряться там.

До поры до времени это терпели, но с прихо­дом к власти Андро­пова гайки завин­тили. Терпе­ние ЧК лопнуло, когда Эдель­ш­тейн и его ученики на книж­ной ярмарке в Москве начали бесе­до­вать с подо­зри­тель­ными амери­кан­цами на иврите. Амери­канцы-евреи? Много моло­дых совет­ских ребят с ними неплохо болтают на еврей­ском, о чём-то гово­рят, ругают Андро­пова вроде. А может они и на ЦРУ и Моссад рабо­тают?

КГБ быстро узнало о «сети иврита имени Эдель­ш­тейна» и ужас­ну­лось масшта­бам подпо­лья. Решили распра­виться с верхуш­кой, но без обви­не­ний в шпио­наже — одному стре­ля­ный ствол подки­нуть, другого обви­нить в драке и тяжких телес­ных. Юлию Геор­ги­е­вичу подки­нули полтора грамма гашиша.

Дока­зать шпио­наж и подрыв­ную работу слож­но­вато, ведь не было прослушки и писем из США. А очер­нить нарко­ти­ками — легко и вроде как не за сионизм судим. Три года «отказ­ник» и подполь­ный учитель сидел в Буря­тии и под Ново­си­бир­ском, полу­чил травмы на заго­товке леса для шпал, лежал в лаза­рете. Всё время заклю­че­ния — с 1984 по 1987 год — его жена Татьяна и друзья из Москвы, Ленин­града, Тель-Авива и Иеру­са­лима боро­лись за его свободу. К сожа­ле­нию, Татьяна умерла от рака в 2014 году, они прожили 33 года вместе.

Тяжё­лая жизнь совет­ской зоны зака­лила буду­щего поли­тика, он не сломался и не признал обви­не­ний в нарко­ма­нии как бы ни хоте­лось, не шёл ни на какие сделки со след­ствием, считая, что раз ни за что аресто­вали, то так же и отпу­стят, без усло­вий и торга.

Карточка МВД

В 1987 году под давле­нием обще­ства его выпу­стили и дали выезд­ную визу в Изра­иль. Надо ли гово­рить, что встре­чали его как героя и пора­зи­лись его уровню иврита. Было так: стояли репор­тёры в аэро­порту Тель-Авива, ждали его, но не могли найти. Тут один гово­рит — «Вот он, Йоэль, вот». Второй — «Да нет, это наш изра­иль­тя­нин, не похож». Так он вжился в этот образ, что уже занял своё место дома.

Что же дальше? Карьера в поли­тике. Звание героя Юлий успешно конвер­ти­ро­вал в партий­ную деятель­ность. Сначала это было движе­ние «Сионист­ский форум», помо­гав­шее евреям из СССР в репа­три­а­ции, а их было много. Затем он подру­жился с Бинья­ми­ном Нета­ньяху, нынеш­ним премье­ром Изра­иля, и стал его совет­ни­ком по вопро­сам репа­три­ан­тов из бывшего СССР. Вместе с другим дисси­ден­том — Ната­ном Щаран­ским — Йоэль создал партию «Исра­эль ба-Алия», кото­рая была направ­лена на «бывших наших».

Успех на выбо­рах в 1996 году позво­лил ему стать мини­стром по делам алии (репа­три­ан­тов) на три года. После очеред­ных выбо­ров Эдель­ш­тейн всту­пил в партию «Ликуд» и в парла­менте страны дослу­жился до вице-спикера.

Долгие годы борьбы принесли плоды, и в 2013 году он стал первым в исто­рии страны русско­языч­ным спике­ром Кнес­сета, проси­дев на этом посту семь лет — и это в неста­биль­ной системе поли­ти­кума Изра­иля. Это второй чело­век в стране! За это время он пока­зал верным сторон­ни­ком Нета­ньяху в вопро­сах внеш­ней и внут­рен­ней поли­тики, привер­жен­цем консер­ва­тив­ного курса и еврей­ского наци­о­наль­ного харак­тера страны. На сего­дняш­ний день он один из глав­ных тяже­ло­ве­сов и ястре­бов изра­иль­ской поли­тики, сторон­ник жёст­ких мер в отно­ше­нии сосе­дей.

Ныне Эдель­ш­тейн — министр здра­во­охра­не­ния страны. Он живёт со второй женой Ириной в посе­ле­нии орто­док­саль­ных евреев, ведёт рели­ги­оз­ных образ жизни, по-преж­нему акти­вен и полон идей, много путе­ше­ствует. Мы желаем Йоэлю успе­хов и новых дости­же­ний.


Публи­ка­цию подго­то­вил автор теле­грам-канала «Cоро­кин на каждый день» при поддержке редак­тора рубрики «На чужбине» Климента Тара­ле­вича (канал CHUZHBINA).


Читайте также «Русская Австра­лия. Часть I»

Поделиться