Политические ток-шоу 1990 и 2000-х

Сего­дня прилич­ный чело­век не может смот­реть такую «пахаб­щину», как отече­ствен­ные ток-шоу о поли­тике. Все роли там распи­саны: здесь веду­щий, холё­ный патриот, а здесь его друзья и гости – они за Родину, за Союз да за Импе­рию, за Сирию. Одним словом, эксперты по всем вопро­сам, ничего не знаю­щие подробно. А руки у них чешутся…

Весь уровень дискус­сии, или почему Норкин там, а стыдно мне здесь:

И глав­ные одиоз­ные фигуры этого бала­ган­чика – изгои из Укра­ины или Америки. Их гнобят, покры­вают послед­ними словами. Поня­тен исход любой битвы: торже­ствует почвен­ник и славя­но­фил, а повер­жен наймит капи­тала и ЗОГа. Постно и скучно, не правда ли?..

Люби­мову тоже стыдно:

А так было ведь не всегда! В 1990-е теле­ви­де­ние хоть и дела­лось на коленке, но едва ли можно было его упрек­нуть в том, что оно пред­ска­зу­емо. Благо­даря совет­ской базе уровень дискус­сии был высок, а диктат госу­дар­ства на ТВ был слаб. Это рождало небы­ва­лую свободу выска­зы­ва­ний в «Остан­кино», сопо­ста­ви­мую с нынеш­ним интер­не­том.


«Красный квадрат»

Первый теле­про­ект Алек­сандра Люби­мова в новой России. Откры­тое ток-шоу на острые темы, в основ­ном, конечно, о поли­тике. И первая жертва цензуры в РФ. Воль­ницу пере­стройки и «Взгляда» надо было закан­чи­вать, ведь пози­ции Бориса Нико­ла­е­вича были не очень прочны: парла­мент ругает, вице-прези­дент предал, страна сыпется на осколки по краям. Ни к чему тут уж свобода слова.

Как рожда­лась Консти­ту­ция:

Дух свободы унять трудно и вроде бы не хочется прибе­гать к казар­мен­ной грубо­сти. Но что делать?! Всё-таки не так далеко ушли от Союза, как оказа­лось.

Пере­дачи начи­нают резать или вовсе не пускать в эфир. Негласно огова­ри­ва­ется, что нельзя хвалить Руцкого и Хасбу­ла­това, Дуда­ева и Ампи­лова. Не мино­вало это и «Квад­рат». Выпуск 1992 года с Дуда­е­вым пускать было невоз­можно, ведь опаль­ный гене­рал и его сторон­ники могли быть убеди­тельны в своей поле­мике с Ельци­ным.

Позже руко­во­ди­тель студии «Экспе­ри­мент» Вяче­слав Феду­леев сказал, что офици­аль­ной версией невы­хода программы стали «техни­че­ские причины». Ну, вы поняли.

Дискус­сии и, правда, полу­ча­лись яркие и инте­рес­ные, обсуж­да­лось всё самое акту­аль­ное. Стоит отме­тить и высо­кий уровень обще­ния гостей. В отли­чие от нынеш­них шоу, участ­ники редко пере­хо­дили на повы­шен­ный тон, хамили или устра­и­вали исте­рики.

То, что Люби­мов давал слово опаль­ному Верхов­ному Совету в жаркие октябрь­ские дни 1993 года, Борис Нико­ла­е­вич не простил. Пере­дачу закрыли сразу после разгрома непо­кор­ных депу­та­тов. Навер­ное, объяс­нили низким рейтин­гом или чем-то вроде. Кто там расска­зы­вал о свободе слова в 1990-е? Вот вам пример, друзья!


«Один на один»

Горя­чие дебаты один на один, самое рейтин­го­вое шоу 1995 года. Это первый теле­батл. Всё-таки в стране были первые насто­я­щие выборы. Поэтому формат был впору.

Даже амери­кан­ские дебаты 1996 года смот­рели и обсуж­дали, неслы­ханно по нынеш­ним меркам:

В отли­чие от «Квад­рата», всё эпично и весело, движуха начи­на­ется почти сразу.

Самым глав­ным был, конечно, батл между Жири­нов­ским и Немцо­вым. Поли­ва­ния соком в лицо. Так и пришел формат скан­дала на теле­ви­де­ние, чтобы остаться навсе­гда. Многие помнят, что Воль­фыч облил соком Немцова, но что избил Люби­мова после эфира, знают не все:

Вышло 98 выпус­ков этой программы, каждый из них был по своему инте­рес­ным. Глаза в глаза люди гово­рили друг другу совер­шенно разные вещи, хамили, жали руки, руга­лись, меня­лись часами (это Брын­ца­лов).

О нет, Невзо­ров за РПЦ! Как это было:


«Глас народа»

НТВ смогло орга­ни­зо­вать первые дебаты запад­ного масштаба. Дело было в студии-транс­фор­мере, кото­рую в 1998 году опла­тил магнат Гусин­ский. На кредиты «Газпрома», кото­рые будут взыс­ки­вать в 2001 году в рамках «дела НТВ». В 1999 году канал поддер­жи­вал команду Лужкова-Прима­кова. Руко­вод­ство денег не жалело. Впер­вые в прямом эфире страна смот­рела теле­де­баты всех поли­ти­че­ских партий и острые дискус­сии. Как пока­зы­вала прак­тика, пылкие столк­но­ве­ния в эфире и правда влияли на настрой зрите­лей. Здесь могли встре­титься люди самых разных взгля­дов: гене­рал Шама­лов отве­чал Полит­ков­ской на её претен­зии, а Чубайс упре­кал Явлин­ского в чисто­плюй­стве. Вообще, ни в чём не усту­пали ТВ Европы и США.

Явлин­ский и Чубайс. Дебаты пока­за­тельны, они демон­стри­руют неспо­соб­ность либе­раль­ного фланга к компро­миссу. Аргу­менты свежи и акту­альны даже сего­дня:

Именно в этой пере­даче будут обсуж­дать судьбу ОРТ в 2000 году, НТВ в 2001-м, но дискус­сии не будут услы­шаны властями. После ухода многих журна­ли­стов с канала программа будет закрыта из-за доро­го­визны.


«Свобода слова»

После ухода «команды Кисе­лёва» с НТВ новое руко­вод­ство создало целую линейку пере­дач. В усло­виях кадро­вого голода самые актив­ные журна­ли­сты смогли стать глав­ными звёз­дами канала. Таким стал Савик Шустер – литов­ский еврей, уехав­ший из СССР в Канаду, а оттуда в Европу. Он объез­дил полмира, писал для евро­пей­ской и амери­кан­ской прессы, руко­во­дил «Радио Свобода». Видимо, этот опыт и привлек новых лиде­ров НТВ в 2001 году.

Шустер выгнал Воль­фыча:

Он попал в Россию как уже состо­яв­ший журна­лист, пона­чалу коммен­ти­ро­вал футбол, но после понял, что поли­ти­че­ский эфир более рейтин­го­вый. Его шоу – попытка дискус­сии орато­ров, экспер­тов и зрите­лей. Попытка удалась. Тот же «Глас народа», те же острые дискус­сии и неудоб­ные вопросы, но живее и дина­мич­нее. Бодро, живенько, ника­кой цензуры, даже лиде­рам партий власти доста­ется. За это и попла­ти­лись. В 2004 году летом программу закры­вают, и Шустер будет делать своё шоу уже на Укра­ине.

Шустер позвал ради­ка­лов: от неона­ци­стов до «наши­стов» (смот­реть всем, очень хорошо сделано!): 


«Политбюро»

Автор­ский проект «взгля­довца» Полит­ков­ского. По сути, анали­ти­че­ская программа в стиле «Итоги недели». В центре – пози­ция автора, часто очень жёст­кая и беском­про­мисс­ная. На волне пере­стройки Алек­сандр разно­сит всех, доста­ется и Ельцину, и Гайдару. В разго­во­рах на кухне с гостями всё без чинов, вопрос-ответ.

Интер­вью с банде­ров­цами:

В прямом эфире прези­дента обви­няют в корруп­ции, хвалят Верхов­ный Совет и Руцкого за отста­и­ва­ние народ­ных инте­ре­сов. Вопреки поли­тике госу­дар­ствен­ных кана­лов, Полит­ков­ский не боится поддер­жи­вать против­ни­ков Ельцина. За это пере­дачу сначала выпус­кают в записи, затем урезают, а в 1994 году разре­шают рабо­тать только в жанре рассле­до­ва­ния.

Послед­ний выпуск вышел в 1995 году перед запус­ком ОРТ и посвя­щён был убий­ству Влада Листьева. При жизни у двух коллег были слож­ные отно­ше­ния, конфликты, но как тут можно сдер­жать слёзы и жуткую печаль. На столе водка, одежда чёрная, бессиль­ная злоба давит горло и хочется прокли­нать всех – прези­дента, власть, мэра в кепке.


«Акулы политпера»

В «Акулах пера» доста­ва­лось звез­дам шоу-бизнеса, неисто­вый Отар Куша­на­швили разно­сил в пух и прах всех нуво­ри­шей эстрады. В 1997 году возникла идея: «А почему б нам не сделать то же с поли­ти­ками». А ведь и правда, какая разница между ними, и те, и другие непо­нятно чем зани­ма­ются. Поли­тики прихо­дили к журна­ли­стам и держали удар. Пере­дача прожила недолго, ударил кризис в 1998-м.

Саша «Уот-так-уот» Невский хвалит Горба­чёва: 

Один выпуск достоин вашего внима­ния. Гене­рал Рохлин, герой Афгана и Чечни, депу­тат Госдумы, в 1997 году ушёл в оппо­зи­цию. Этот чело­век хорошо гово­рил, был патри­о­том и вполне мог бы стать прези­ден­том. Любит наш народ силь­ных и уверен­ных, верит в армию. Вот он, «брат-солдат», честно служа­щий отчизне, наве­дёт поря­док, разго­нит воров. Его авто­ри­тет у сило­ви­ков был очень высок, патри­о­ти­че­ские идеи поддер­жи­ва­лись боль­шин­ством, он легко общался с множе­ством людей. А Ельцин уже и не правил толком стра­ной, как вы помните, всё решала его семья.

Программа с Рохли­ным:

Пого­ва­ри­вали, что он форми­рует поли­ти­че­скую силу, чтобы при поддержке воен­ных отстра­нить Ельцина и уста­но­вить воен­ный режим. В это верится с трудом, однако добиться импич­мента он мог. В «Акулы» воен­ный пришел за пару дней до своей стран­ной гибели. Здесь он держится уверенно, легко и уверенно отве­чает на все неудоб­ные вопросы. Что бы случи­лось дальше, как бы он строил свою карьеру, гадать нет смысла. Но его образ вызы­вает уваже­ние – боевой гене­рал, кото­рый и хорошо воспи­тан, и умён, и спосо­бен к живому обще­нию.

Поделиться