Какой была мода второй поло­вины 1940-х? Эпоха проти­во­ре­чива: с одной стороны, страна восста­нав­ли­ва­ется после войны и людям вроде бы не до краси­вых наря­дов. С другой — когда, как не сейчас, свободно вздох­нуть и вспом­нить, что одежда может быть спосо­бом само­вы­ра­же­ния: не только прак­тич­ной, но и краси­вой. VATNIKSTAN расска­зы­вает о модных тенден­циях после­во­ен­ного пери­ода, влия­нии трофей­ного кино на массо­вую моду и стиля­гах.

Читайте также другие статьи автора: «Мода НЭПа» и «Мода эпохи 1930-х годов».


Модные тенденции второй половины 40-х

Во второй поло­вине 40-х мода в СССР оста­ётся уделом «избран­ных», преиму­ще­ственно женщин и горо­жан: одежды не хватает, поэтому прак­тич­ность и долго­веч­ность боль­шин­ство людей ценят силь­нее красоты.

Госу­дар­ство в этот период признаёт важность моды: она пред­став­ля­ется партий­цам одним из средств пропа­ганды и даже орудием борьбы в Холод­ной войне. Прави­тель­ство хотело, чтобы в СССР шили совре­мен­ные наряды по собствен­ным эски­зам, а не копи­ро­вали Запад. Для этого в 1944 году начал работу Москов­ский дом моде­лей одежды. Под его руко­вод­ством совет­ская швей­ная промыш­лен­ность должна была стать «синте­зом лучшей миро­вой и отече­ствен­ной прак­тики».

Журнал Москов­ского дома моде­лей

Пожа­луй, глав­ная тенден­ция массо­вой моды конца 40-х — подра­жа­ние запад­ным обра­зам, кото­рые совет­ские граж­дане узна­вали из кине­ма­то­графа. Трофей­ные ленты пока­зы­вали в кино без уточ­не­ния, в какой стране они сняты. Показу пред­ше­ство­вали титры: «Этот фильм взят в каче­стве трофея после разгрома Совет­ской Армией немецко-фашист­ских войск под Берли­ном в 1945 году». Больше всего зрите­лей привле­кали развле­ка­тель­ные, позна­ва­тель­ные и музы­каль­ные ленты: «Индий­ская гроб­ница», «Охот­ники за каучу­ком», «Тоска», «Чио-Чио-сан», «Девушка моей мечты», а также биогра­фии Рембрандта, Моцарта, Шиллера. Кино было не только вари­ан­том время­пре­про­вож­де­ния, но и источ­ни­ком вдох­но­ве­ния. Так, совет­ские модницы вдох­нов­ля­лись обра­зами немец­ких актрис, подра­жали их наря­дам и причёс­кам.

Немец­кая актриса Марика Рёкк в фильме «Девушка моей мечты» (1944)

Значе­ние трофеев для моды упоми­нал и Эдуард Лимо­нов в книге «У нас была вели­кая эпоха»:

«На бара­хол­ках страны призем­ли­лись и пошли по рукам платья, костюмы, пальто для всех полов и возрас­тов — „трофей­ное барахло“, выве­зен­ное солда­тами в веще­вых мешках из поко­рён­ной Герма­нии… Ката­ло­гом и гидом для путе­ше­ствий по морю кожа­ных тироль­ских шорт, румын­ских, итальян­ских и венгер­ских воен­ных пальто и детских берлин­ских костюм­чи­ков служили амери­кан­ские фильмы… Глядя на голли­вуд­ских деву­шек и суро­вых ганг­сте­ров в двуборт­ных костю­мах и шляпах, запо­ми­нала русская моло­дёжь модели одежды».

Одежду на заказ в этот период почти не шьют: для боль­шин­ства это слиш­ком дорого. Начи­на­ется массо­вый пошив гото­вой одежды, из много­об­ра­зия кото­рой пред­ла­га­лось форми­ро­вать собствен­ный стиль.


Московский дом моделей одежды

Можно пред­по­ло­жить, что в ката­стро­фи­че­ски труд­ные годы войны разви­тие моды в Совет­ском Союзе оста­но­ви­лось. Однако это правда только напо­ло­вину. Возрож­де­ние отрасли ожида­емо стар­то­вало в Москве. Уже в 1944-м в столице начал работу Москов­ский дом моде­лей одежды (МДМО). Перед этим учре­жде­нием прави­тель­ство ставило несколько задач: созда­ние новых совре­мен­ных моде­лей, внед­ре­ние их в массо­вое швей­ное произ­вод­ство, а также контроль пред­при­я­тий в сфере лёгкой промыш­лен­но­сти. Если первые два направ­ле­ния дава­лись учре­жде­нию отно­си­тельно легко и вписы­ва­лись в виде­ние его руко­во­ди­те­лей, но для контроля у Дома моде­лей не было ни ресур­сов, ни полно­мо­чий. Эти проти­во­ре­чия сохра­нятся на протя­же­нии всех деся­ти­ле­тий работы МДМО.

Дом моде­лей созда­вали на базе веду­щих столич­ных учре­жде­ний моды 1930-х годов: худо­же­ствен­ного ателье на Кузнец­ком мосту и треста «Мосин­до­дежда».

Здание дома моде­лей на Кузнец­ком мосту

Сложи­лась двой­ствен­ная ситу­а­ция: госу­дар­ство хотело разви­вать моду, но не имело для этого денег. У Дома моде­лей не было собствен­ной машины, а за поме­ще­ние на Кузнец­ком мосту пришлось побо­роться с воен­ными учре­жде­ни­ями. Плани­ро­ва­лось, что МДМО будет разра­ба­ты­вать модели одежды для швей­ных фабрик, а те будут платить ему за новые выкройки. Учре­жде­ние должно было стать само­оку­па­е­мым: не требо­вать на свою деятель­ность денег из бюджета. На прак­тике схема оказа­лась нера­бо­чей, потому что швей­ные пред­при­я­тия не хотели поку­пать новинки и шили по старым образ­цам 20-х и 30-х годов.

Источ­ни­ком дохода Дома моде­лей в годы войны стали заказы Главо­соб­торга. Работ­ники МДМО не только разра­ба­ты­вали эскизы новой одежды, но и сами шили её неболь­шими парти­ями. Хотя изна­чально такая задача перед ним не стави­лась. В 1945–1947 годах МДМО пере­стро­ится на граж­дан­скую одежду и снова будет произ­во­дить её само­сто­я­тельно (а не только гото­вить выкройки).

Пред­по­ла­га­лось, что после войны Дом моде­лей создаст концеп­цию «совет­ской моды». Она должна была стать осно­вой для плани­ро­ва­ния в лёгкой промыш­лен­но­сти на годы вперёд. При этом МДМО насто­я­тельно призы­вали «не брать иностран­ные журналы мод и копи­ро­вать, а созда­вать своё». Мода рассмат­ри­ва­лась как сред­ство пропа­ганды и источ­ник повы­ше­ния куль­туры граж­дан. Так сфор­ми­ро­вался основ­ной прин­цип совет­ского моде­ли­ро­ва­ния наря­дов: «нужно соеди­нить мечту и фанта­зию худож­ника с мастер­ством конструк­тора и совре­мен­ной техни­кой произ­вод­ства» (формулу пред­ло­жила искус­ство­вед-конструк­тор МДМО Наумова).

Совет­скую моду, по мнению прави­тель­ства, должен был отли­чать демо­кра­тизм, массо­вость, «бессо­слов­ность» и обще­до­ступ­ность. Таким обра­зом она проти­во­по­став­ля­лась «запад­ной» моде, кото­рая, по пред­став­ле­нию партий­цев, была «приви­ле­ги­ро­ван­ной» и «буржу­аз­ной». При этом не запре­ща­лось заим­ство­вать пере­до­вой миро­вой опыт. В общем, сплош­ные проти­во­ре­чия.

Для попу­ля­ри­за­ции своей деятель­но­сти Дом моде­лей прово­дил выставки и показы мод: там пред­став­ляли новые коллек­ции. Модные показы сопро­вож­да­лись расска­зами искус­ство­ве­дов, а посе­ти­тели стаци­о­нар­ных выста­вок могли запол­нить анкету, где поде­литься мнением о пред­став­лен­ной одежде. С 1951 года каждый посе­ти­тель мог полу­чить консуль­та­цию для созда­ния инди­ви­ду­аль­ного стиля.

Дом моде­лей будет рабо­тать несколько деся­ти­ле­тий, а расцвет его деятель­но­сти придётся на 1960–1970-е годы.


Как выглядели советские модницы

Женщины оста­ва­лись основ­ными заказ­чи­ками модной инду­стрии. Все, кто мог поку­пать новую одежду и изба­виться от прак­тич­ных муже­по­доб­ных наря­дов, при первой же возмож­но­сти делали это. Речь, конечно, о житель­ни­цах круп­ных горо­дов, где уже рабо­тали Дома мод — Москве, Петер­бурге, Минске, Киеве, Риге, Львове.

Модница второй поло­вины 40-х носила:

  • подклад­ные плечи;
  • раскле­шён­ные платья с узкой талией;
  • юбки и платья длиной чуть ниже колена;
  • блузки с рука­вами-фона­ри­ками;
  • тироль­ские шляпы;
  • малень­кие шляпки;
  • туфли на плат­форме или танкетке.

Набор не случаен: мы уже расска­зали о трофей­ных кино­лен­тах, геро­ини кото­рых блистали именно в таких наря­дах. В женскую моду прочно вошли наплеч­ники: они делали силуэт похо­жим на песоч­ные часы. Их приши­вали не только к пальто, но и к блуз­кам, и платьям. Неко­то­рые исто­рики моды пред­по­ла­гают, что эта тенден­ция связана с жела­нием женщин выгля­деть силь­нее, так это или нет — судить не берёмся. Напри­мер, брюки почти не носили, хотя, разу­ме­ется, ника­ких запре­тов на них не было.

Другой обяза­тель­ный атри­бут модницы — малень­кая шляпка: «таблетка» (круг­лая шляпка сдви­ну­тая на макушку) и «арбуз­ная корка» (полу­ме­сяц от уха до уха). Преиму­ще­ство таких шляпок в том, что боль­шая часть волос оста­ётся откры­той, а значит можно проде­мон­стри­ро­вать и причёску, и новый голов­ной убор. Иронично щапочки назы­вали «менин­гит­ками», хотя люби­тель­ницы таких шляпок утвер­ждали, что они отлично обере­гают голову от мороза.

Парал­лельно с немец­ким стилем в моду вошёл испано-лати­но­аме­ри­кан­ский. Для совет­ских женщин он выра­жался в юбках и платьях в горо­шек, бере­тах и тюрба­нах. Послед­ние трудно было найти в продаже, потому их роль испол­няла сложен­ная полос­кой косынка, кото­рую зама­ты­вали на макушке концами вверх.

Если одежду ещё можно было найти в мага­зи­нах, то обувь и чулки в после­во­ен­ные годы были в остром дефи­ците. Достать капро­но­вые чулки счита­лось боль­шой удачей. Впро­чем, эта проблема харак­терна не только нашей страны, а для всей после­во­ен­ной Европы. Зару­беж­ные модницы решали проблему твор­че­ски: рисо­вали швы и пятки на ногах или красили кожу в цвет чулок. Делали ли так в СССР, точно неиз­вестно — найти фото­гра­фии или другие источ­ники не удалось. Совет­ские женщины заме­няли чулки белыми носоч­ками и носили с туфлями и босо­нож­ками.


Мужская мода

Мужская мода разви­ва­лась не так бурно, как женская. Боль­шин­ство мужчин продол­жали носить воен­ную форму: не только из-за недо­статка новых костю­мов, но и из-за попу­ляр­но­сти образа воен­ного-защит­ника в целом.

Попу­лярны свобод­ные широ­кие силу­эты, двуборт­ные пиджаки, длин­ные кожа­ные пальто и куртки на молнии (их назы­вают «моск­вички» или «хули­ганки»). Во второй поло­вине 1940-х носят рубашки с мягким ворот­ни­ком, укоро­чен­ные пиджаки, брюки-гольф и вяза­ные свитера. Галстуки широ­кие и корот­кие (проти­во­по­лож­ность узким галсту­кам стиляг), узор в горо­шек или в полоску. Тона преиму­ще­ственно тёмные, достать костюм свет­лого оттенка или в полоску счита­ется роско­шью. Из голов­ных уборов — фетро­вые шляпы и кепки-вось­ми­клинки (в народе «лондонки»).


Стиляги

У боль­шин­ства сейчас слово «стиляги» прочно ассо­ци­и­ру­ется с одно­имён­ным филь­мом Вале­рия Тодо­ров­ского. В этой музы­каль­ной исто­рии яркие моло­дые ребята-стиляги проти­во­по­став­лены скуч­ным и серым комсо­моль­цам. Проти­во­сто­я­ние в фильме пока­зано гротескно, хотя и в реаль­но­сти стиля­гам прихо­ди­лось убегать от комсо­моль­ских акти­ви­стов.

Обще­ствен­ное мнение нередко видело в стиля­гах туне­яд­цев, прохин­деев, хули­га­нов и, конечно, «подра­жа­те­лей западу». Пожа­луй, это стрем­ле­ние выде­литься, модно одеться на запад­ный манер и вызы­вало больше всего недо­воль­ства. Внеш­ний вид стиляг высме­и­вали в кари­ка­ту­рах и фелье­то­нах:

Иностранцы! Иностранки!
Нет! От пяток до бровей
Это мест­ные поганки
Домо­ро­щен­ный Брод­вей.

«Брод­веем» на сленге стиляг имено­ва­лась правая сторона улицы Горь­кого, одного из глав­ных мест сбора стиляг в столице.

Внеш­ний вид стиляг эволю­ци­о­ни­ро­вал. В самом начале их облик действи­тельно был почти кари­ка­тур­ным: яркие широ­кие штаны, мешко­ва­тые пиджаки, носки крича­щих цветов и широ­ко­по­лые шляпы.

«В дверях зала пока­зался юноша. Он имел изуми­тельно неле­пый вид: спина куртки ярко-оран­же­вая, а рукава и полы зелё­ные; таких широ­чен­ных штанов кана­ре­ечно-горо­хо­вого цвета я не видел даже в годы знаме­ни­того клёша; ботинки на нем пред­став­ляли собой хитро­ум­ную комби­на­цию из чёрного лака и крас­ной замши. Юноша опёрся о косяк двери и каким-то на редкость развяз­ным движе­нием заки­нул правую ногу на левую. Обна­ру­жи­лись носки, кото­рые слепили глаза, до того они были ярки…»
Из воспо­ми­на­ний Дмит­рия Беля­ева, автора фелье­тона про стиляг «Типы, уходя­щие в прошлое»

Ближе к 1950-м образ «типич­ного стиляги» изме­нился. Стали носить узкие брюки-дудочки, более акку­рат­ные пиджаки с широ­кими плечами, тонкие галстуки-селёдки, причёска «кок» и лако­вые туфли на свет­лой каучу­ко­вой подошве. Девуш­кам стать «стиля­гой» было ещё проще: доста­точно было ярко накра­ситься, завить волосы и надеть узкую юбку.

Чего хотели стиляги? Вопрос до сих пор оста­ётся дискус­си­он­ным. Пресса того времени и обще­ствен­ное мнение пыта­лись пред­ста­вить их как лентяев и идей­ных врагов, кото­рые стре­мятся подра­жать «буржу­аз­ному образу жизни». Их обви­няли в «низко­по­клон­стве перед запа­дом» и в том, что они не разде­ляют комму­ни­сти­че­ские ценно­сти. Исто­рики видят причину появ­ле­ния такой субкуль­туры в акти­ви­за­ции между­на­род­ных контак­тов СССР: дипло­маты приво­зили одежду и музыку из зару­беж­ных стран, поэтому их дети стре­ми­лись вести другой образ жизни.

Можно пред­по­ло­жить, что для моло­дёжи идей­ная сторона оста­ва­лась второ­сте­пен­ной. Стиляги вообще отли­ча­лись наро­чи­той аполи­тич­но­стью. Модная, непо­хо­жая на скуч­ную школь­ную форму одежда, краси­вые танцы под загра­нич­ные ритмы и своя «тусовка» были спосо­бом само­вы­ра­же­ния и дарили ощуще­ние краси­вой жизни «как в кино».


Мода второй поло­вины 1940-х харак­те­ри­зу­ется проти­во­ре­чи­ями: стрем­ле­ние модно одеваться огра­ни­чи­ва­лось нехват­кой денег, отсут­ствием това­ров, а иногда и обще­ствен­ным мнением (как в случае со стиля­гами). Жители СССР в поиске новых обра­зов нередко вдох­нов­ля­ются запад­ным кине­ма­то­гра­фом. Прави­тель­ство пони­мало значи­мость хоро­шей совре­мен­ной одежды и уже в 1944 году учре­ждает Дом моде­лей, но нагру­жает его допол­ни­тель­ными непо­силь­ными зада­чами — контро­ли­ро­вать всю швей­ную промыш­лен­ность. Дом моде­лей будет опре­де­лять модные тенден­ции следу­ю­щие несколько деся­ти­ле­тий.

Поделиться