Москва без телека. Как пожар в Останкино 2000 года повлиял на вещание

Ретро­те­ле­кри­тик Семён Изве­ков вспо­ми­нает пожар на Остан­кин­ской башне, кото­рый произо­шёл 27 авгу­ста 2000 года и лишил 16 милли­о­нов зрите­лей в Москве и Москов­ской обла­сти теле­ви­де­ния, а неко­то­рых — и мобиль­ной связи. Ката­строфа поды­то­жила «чёрный август». В авгу­сте 2000 года был осуществ­лён теракт в пере­ходе на Пушкин­ской площади в Москве и произо­шла ката­строфа подлодки «Курск».


Прекрасно помню тот день. Это было воскре­се­нье, я гулял с утра во дворе (компа в 10 лет у меня не было), потом обедал и сел смот­реть свои люби­мые муль­тики по ОРТ в рамках программы «Дисней-клуб». Сначала шёл мульт­фильм про Микки Мауса, затем про Алад­дина, а потом «Лакомка Винни-Пух». Медведь был в крас­ном топе, кото­рый носят скорее девочки. Вообще всё это я любил. «Дисней» — рисо­ван­ный ещё, добрый и поучи­тель­ный, во всей красе. Именно на этом я рос и ничего тлетвор­ного не впитал.

Священ­ные моменты начала «Дисней-клуба», ради кото­рых я бросал двор:

Но неожи­данно муль­тик про Винни прервался, картинка, помнится, стала серой, пошла рябь, как от старой VHS-кассеты, затем и вовсе всё пропало. Да и по другим кана­лам, кроме НТВ, ничего не было. Ну я, собственно, выклю­чил ящик и пошёл помо­гать бабушке. Только вече­ром родные сказали мне, что на теле­башне в Остан­кино пожар и веща­ние было прервано. Такие вот дела. Больше не помню ничего, я был мал, чтобы ощутить масштаб собы­тия. Поэтому от черто­гов памяти перейду к факто­ло­гии.

Ну куда без Леонида Генна­дье­вича:

То, что в 1990-е за инфра­струк­ту­рой связи толком не следили — не откры­тие. Но, видимо, пола­гали, что всё как-то само чинится, есть же профи­лак­тика. Но 27 авгу­ста 2000 года профи­лак­тика не помогла. На высоте между 454 и 478 метрами Остан­кин­ской башни замкнули провода фиде­ров, элек­три­че­ских цепей, с помо­щью кото­рых элек­тро­энер­гия подво­дится от радио­пе­ре­дат­чика к антенне. Основа теле­сиг­нала. Это произо­шло полтре­тьего дня. Всех сразу эваку­и­ро­вали из башни и начали туше­ние. В резуль­тате погибли три чело­века — спасав­ших и спаса­е­мых. В 16:00 в ново­стях генди­рек­тор ОРТ Констан­тин Эрнст заявит, что ничего не угро­жает теле­сиг­налу.

Но в 18:00 вечера веща­ние окон­ча­тельно отклю­чи­лось. Три дня ТВ просто нет в столице и обла­сти, на реги­оны теле­ве­ща­ние идёт с боль­шими поме­хами. Канал «Детский проект» отдал свой пере­дат­чик в поль­зо­ва­ние каналу «Куль­тура». Резерв­ных вари­ан­тов у ОРТ и РТР, НТВ нет, отклю­чены мобиль­ная связь, пейджеры, система работы экстрен­ных служб. В 23:30 транс­ля­ция в реги­оны была восста­нов­лена по резерв­ным схемам, но только через два дня «Орбита» пришла в норму.

Москва и область смот­рит совмест­ное веща­ние ОРТ, РТР и НТВ на кана­лах ТНТ и «Столица». Если есть антенны для деци­метра, конечно. Тогда-то польза его стала ясна. У боль­шин­ства нет ничего, потому слушают радио «Эхо Москвы» или «Маяк». Из-за коллапса мобиль­ной связи паники не произо­шло. Мобиль­ники ещё не были повсе­местно распро­стра­нены. Можно было бы пред­ста­вить один день без связи ныне, сколько нерв­ных припад­ков бы случи­лось у мам и бабу­шек, детей и жён, началь­ни­ков и генди­ров.

О пользе кабеля:

30 авгу­ста, дабы успо­ко­ить недо­воль­ных, было принято реше­ние запу­стить совмест­ное веща­ние ОРТ и РТР на резерв­ной частоте послед­него. То же проде­лы­вали уже в октябре 1993 года, когда «Остан­кино» было в осаде. Чтобы успо­ко­ить насе­ле­ние, особенно пожи­лых людей, прово­дя­щих боль­шую часть времени перед ТВ, делался упор на сери­алы и совет­ское кино. Двой­ная доза бразиль­ских сери­а­лов, «Санта-Барбары» и «Простых истин». Лого­тип канала был нека­зист, но делался всего на три дня. Уже 3 сентября, на радость Шуфу­тин­скому, веща­ние кана­лов верну­лось в норму и в полно­цен­ном объёме.

2 сентября, видимо, из-за нераз­бе­рихи пожара, в эфир выхо­дит скан­даль­ный выпуск программы Сергея Доренко. Как это пропу­стили, вообще непо­нятно, сего­дня бы оторвали голову всем причаст­ным к подоб­ным эска­па­дам. То ли руко­вод­ство было в запаре, то ли просто не придало значе­ния, но это был самый скан­даль­ный выпуск Первого канала за все годы суще­ство­ва­ния. Пожа­луй, нико­гда прежде и после итого­вая программа не будет соче­тать в себе силы крас­но­ре­чия веду­щего и репор­та­жей, беспо­щад­но­сти слова журна­ли­ста, бичу­ю­щего власть за погиб­ших подвод­ни­ков АПЛ «Курск». Нико­гда больше «первая кнопка» не позво­лит себе подоб­ного отно­ше­ния к власти.

Этот выпуск вошёл уже в учеб­ники журна­ли­стики, в нём много фраз, кото­рые стоит отлить и поме­стить в табличку.

Потому что если у воен­ных было всё, то почему не сделали ничего?

Оста­ва­лось ещё тече­ние прилив­ного харак­тера, но в силу посто­ян­ства прилива и отлива в послед­ние несколько милли­о­нов лет, этот фактор нельзя назвать непред­ви­ден­ным.

Власть нас не уважает и потому лжёт… потому что мы это позво­ляем.

Пора­жает драма­тур­гия этих 50 минут. Вы видите ад жизни профес­си­о­наль­ных воен­ных, тех, кто, несмотря на презре­ние власть предер­жа­щих, готов идти на смерть каждую секунду, тех, кто давал присягу и выше этого уже нет ничего и не будет, кого не купишь и не продашь. Вы видите насто­я­щих мужчин, кото­рым мы не годимся и в подметки их сапог, и их жен, кото­рые ещё силь­нее и их сыно­вей-буду­щих героев. Из этих людей надо делать не гвозди, а опоры мостов, фунда­менты зданий, им ставить памят­ники. И этих героев забыли, не спасли. Чтобы не портить рейтинги и сохра­нить лицо, москов­ские поли­тики с жирными от фуагры губами, поту­пив взор, что-то мычат. А там, в Видя­ево, в неотап­ли­ва­е­мых квар­ти­рах живут они — сверх­люди, скром­ные и силь­ные, супер­ге­рои без всякого марвела, те, на ком и держится ещё страна. И их тысячу раз беспар­донно предали, бросили, не прие­хали.

Пере­дача Доренко, сродни «Рекви­ему» Ахма­то­вой, — прокля­тие не Путину лично, а власти русской, кото­рой плевать на народ, кото­рая приду­мает оправ­да­ния, опять отку­пится и вытрет ноги, пере­сту­пит и пойдет дальше, стро­ить замок в Италии и шопиться в модном молле, пока нечего жрать в воен­ных гарни­зо­нах. Доренко, сам сын боевого летчика, ему это знакомо и он пони­мает, о чём гово­рит. Погиб­шие подвод­ники — это его папа. А Путин здесь лишь типич­ная власть, а не зло во плоти. Вот так можно пере­ска­зать выпуск автор­ской программы Сергея Доренко от 2 сентября 2000 года. Ну и смот­рите сами.

А уже 3 сентября веща­ние нала­ди­лось, а Доренко был навсе­гда уволен с теле­ви­де­ния. Теперь он радует нас на радио и в интер­нете.

Всего вам доброго!

Поделиться