Предпосылки Первой русской революции. Ликбез

«…Самое отста­лое земле­вла­де­ние, самая дикая деревня — самый пере­до­вой промыш­лен­ный и финан­со­вый капи­та­лизм!» — именно так опре­де­лял состо­я­ние россий­ской эконо­мики в начале XX века Влади­мир Ленин. Несмотря на высо­кие темпы роста эконо­мики в 1890-х годах, уже в начале нового столе­тия Россий­ская импе­рия столк­ну­лась с серьёз­ней­шими пробле­мами в эконо­мике и народ­ными волне­ни­ями, вызван­ными доми­ни­ру­ю­щим поло­же­нием поме­щи­ков в деревне и буржу­а­зии в горо­дах. Всё это выли­лось в Первую русскую рево­лю­цию.

В 1905 году россий­ское само­дер­жа­вие столк­ну­лось с всеоб­щим народ­ным него­до­ва­нием, было вынуж­дено смириться с суще­ству­ю­щим поло­же­нием и даже пойти на уступки.


Экономические социальные проблемы Российской империи
Аграрный и крестьянский вопрос

С нача­лом XX века аграр­ный вопрос в России стал очень острой пробле­мой. Огром­ная часть насе­ле­ния Россий­ской импе­рии — крестьян­ство — не имела земли, без кото­рой нормаль­ная жизнь была невоз­можна. Трид­цати тыся­чам круп­ных земле­вла­дель­цев принад­ле­жало семь­де­сят милли­о­нов деся­тин земли — такой же по разме­рам терри­то­рией владела осталь­ная часть аграр­ной России, около 10,5 милли­о­нов крестьян­ских дворов. Огром­ная диспро­пор­ция в сель­ском хозяй­стве приво­дила к соци­аль­ной деста­би­ли­за­ции и боль­шим убыт­кам страны.

При восше­ствии на престол Нико­лай II наме­ре­вался решить земель­ный вопрос в пользу дворян­ства. Так, в «Мани­фе­сте от 14 ноября 1894 года о мило­стях и облег­че­ниях по случаю брако­со­че­та­ния импе­ра­тора» объяв­ля­лось о сниже­нии процента по ссудам долж­ни­ков Дворян­ского земель­ного банка. Следу­ю­щим шагом Нико­лая II стал импе­ра­тор­ский указ в мае 1897 года, в кото­ром вводи­лось очеред­ное пони­же­ние учёт­ного процента Дворян­ского земель­ного банка с 4 до 3,5%. Такие шаги вызы­вали недо­воль­ство как со стороны крестьян­ства, кото­рое требо­вало расши­ре­ния своих земель­ных наде­лов, и неко­то­рых мини­стров, не веря­щих в рента­бель­ность поме­щи­чьего хозяй­ства.

Село Воскре­сен­ское, Стер­ли­та­мат­ский уезд, 1905 год

В 1902 году учре­жда­ется Особое сове­ща­ние о нуждах сель­ско­хо­зяй­ствен­ной промыш­лен­но­сти под руко­вод­ством С. Ю. Витте, а также Редак­ци­он­ная комис­сия при МВД во главе с В. К. Плеве. Итогом их работы стал Мани­фест от 26 февраля 1903 года, напи­сан­ный, правда, в консер­ва­тивно-реак­ци­он­ном духе. Однако доку­мент содер­жал в себе поло­же­ния, свиде­тель­ству­ю­щие о коле­ба­нии прави­тель­ства. Царь подтвер­ждал сохра­не­ние общин­ного земле­вла­де­ния, сослов­ного строя и неот­чуж­да­е­мость надель­ных земель, но обещал выра­бо­тать меры для облег­че­ния поло­же­ния крестьян из сель­ских обществ и отмены круго­вой поруки.

В конце XIX века возросло число выступ­ле­ний крестьян — причи­ной этому стало невы­но­си­мое поло­же­ние самого обшир­ного сосло­вия России. Многие деятели куль­туры осозна­вали бедствен­ное поло­же­ние крестьян­ской деревни. Так, Лев Толстой в 1898 году анали­зи­ро­вал сущность и харак­тер голода обыч­ного народа:

«Если же под голо­дом разу­меть недо­еда­ние, не такое, от кото­рого тотчас умирают люди, а такое, при кото­ром люди живут, но живут плохо, преж­де­вре­менно умирая, уроду­ясь, не плодясь и вырож­да­ясь, то такой голод уже около 20 лет суще­ствует для боль­шин­ства черно­зём­ного центра и в нынеш­нем году особенно силён».

Кузнецы у дере­вен­ской кузни, Твер­ская губер­ния, 1905 год

После отмены крепост­ного права в 1861 году размер крестьян­ского надела на мужскую душу в земле­дель­че­ском центре перед Первой русской рево­лю­ции в 1905 году снизился с 4,8 до 2,6 деся­тины. На основе различ­ных писем и требо­ва­ний Особому сове­ща­нию можно сделать вывод, что обста­новка в аграр­ной среде была ката­стро­фи­че­ской. В журна­лах Сове­ща­ния указы­ва­лось, что цены за аренду земель по сути явля­ются моно­поль­ными — выгоду от этого полу­чало дворян­ство, кото­рое владело землями вокруг крестьян­ского надела. Также отме­ча­лись сослов­ное беспра­вие и куль­тур­ная отста­лость крестьян­ства. В препро­во­ди­тель­ной записке к журна­лам Сове­ща­ния С. Ю. Витте сооб­щал царю, что сложив­шийся поря­док суще­ствует только благо­даря терпе­нию крестьян­ства и что оно слиш­ком долго подвер­га­ется пере­на­пря­же­нию.

Однако, крестьяне всё-таки не стали долго терпеть и уже с начала XX века бунтуют чаще и дольше. Они пыта­лись доби­ваться целей погро­мами и поджо­гами дворян­ских имений, захва­том поме­щи­чьей земли, выво­зом хлеба из поме­щи­чьих амба­ров. Особенно слож­ной ситу­а­ция была в 1902 году, когда коли­че­ство крестьян­ских выступ­ле­ний увели­чи­лось в три раза по срав­не­нию с прошлым годом, с 119 в 1901 году до 358 выступ­ле­ний. Причи­ной стал неуро­жай­ный 1901 год, охва­тив­ший 20 губер­ний с насе­ле­нием в 24 милли­она чело­век. На подав­ле­ние крестьян­ских восста­ний прави­тель­ство напра­вило более 10 тысяч солдат и каза­ков. Зачин­щи­ков и участ­ни­ков судили и пороли.

От требо­ва­ний эконо­ми­че­ских и соци­аль­ных, крестьян­ство вполне могло перейти к требо­ва­ниям поли­ти­че­ским. Посте­пенно вера в доброго царя стал­ки­ва­лась с реаль­но­стью, кото­рая застав­ляла насе­ле­ние выжи­вать, а не жить.

Мысль о новых усло­виях и требо­ва­ниях крестьян­ства описал К. П. Побе­до­нос­цев в своём письме 1898 года импе­ра­тору Нико­лаю II:

«Мы живём в ином мире срав­ни­тельно с тем, что было лет 40 — 50 назад. Массы народ­ные издавна коснели в бедно­сти, нищете, неве­же­стве и умирали бессо­зна­тельно.
В послед­нее время эта бессо­зна­тель­ность мино­вала, умно­жи­лись сред­ства сооб­ще­ния, и вопи­ю­щая разница между нище­тою одних в боль­шин­стве и богат­ством и роско­шью других в мень­шин­стве стала еще рази­тель­нее… Душа народ­ная стала возму­щаться. Стали подни­маться вопросы: для чего мы стра­даем, а другие обога­ща­ются нашим трудом, кровью и потом? И к чему служат власти, кото­рые в тече­ние тыся­че­ле­тий ничего не могли устро­ить для нашего облег­че­ния? И к чему прави­тель­ство, кото­рое только гнетет нас своими пода­тями, прави­те­лями, судами? И к чему, нако­нец, госу­дар­ство и всякая власть госу­дар­ствен­ная?».

Несмотря на массо­вые репрес­сии по отно­ше­нию к крестьян­ству, власть пыта­лась решить их проблему и мирным путём. Так, в авгу­сте 1902 года в Курске Нико­лай II, пори­цая крестьян­ские погромы, пообе­щал ряд усту­пок. В марте 1903 года была отме­нена круго­вая порука при оплате пода­тей, в следу­ю­щем году волост­ные суды лиши­лись права приго­ва­ри­вать крестьян к телес­ным нака­за­ниям. Однако, эти неод­но­знач­ные шаги не могли успо­ко­ить крестьян.


Промышленность и рабочий класс

Проблемы каса­лись не только крестьян, поло­же­ние рабо­чих было не многим лучше. Именно в годы Первой русской рево­лю­ции в рабо­чих выступ­ле­ниях участ­вуют тысячи людей, и проблемы фабрик и заво­дов стано­вятся «ахил­ле­со­вой пятой» руко­вод­ства страны.

Если в 1890-х гг. проис­хо­дил подъём промыш­лен­но­сти, то на 1901 по 1903 год прихо­дится кризис, а затем депрес­сия, дляща­яся до 1909 года. Он затро­нул почти все отрасли произ­вод­ства. Напри­мер, в эти годы сильно постра­дал нефтя­ной сектор: из-за сниже­ния произ­во­ди­тель­но­сти в основ­ном нефте­до­бы­ва­ю­щем районе страны — Апше­рон­ских сква­жи­нах — и пожара на Бакин­ских промыс­лах в 1905 году. Уже после Первой русской рево­лю­ции торгово-промыш­лен­ная пресса писала:

«Все отрасли отече­ствен­ной промыш­лен­но­сти и торговли к концу 1908 года пришли в полное расстрой­ство».

Прохо­жие в начале XX века

Эконо­ми­че­ский кризис начала XX века сказы­вался на рабо­чем классе: уровень безра­бо­тицы рос, особенно в среде метал­ли­стов, нефтя­ни­ков, уголь­щи­ков и метал­лур­гов. В эти годы лиши­лись работы почти 30% рабо­чих бакин­ских промыс­лов, 15% шахтё­ров Донбасса, 20% рабо­чих, заня­тых в домен­ном и предель­ном произ­вод­ствах Юга России. Свыше 200 тысяч рабо­чих оказа­лись без средств к суще­ство­ва­нию. У боль­шин­ства были семьи, а значит это число равня­лось примерно милли­ону чело­век. Снижа­лась зара­бот­ная плата рабо­чих, вводи­лась изощ­рён­ная система штра­фов. Всё это повли­яло на рост числа эконо­ми­че­ских заба­сто­вок.

Именно в начале XX века в рабо­чей среде форму­ли­ру­ются поли­ти­че­ские требо­ва­ния. В 1900 году 10 тысяч рабо­чих в Харь­кове присо­еди­ни­лись к перво­май­ской демон­стра­ции. По окон­ча­нии трудо­вого дня они вышли на улицы с крас­ными знамё­нами, чтобы отме­тить свой празд­ник. Затем перво­май­ские демон­стра­ции прошли в Тифлисе, Варшаве, Лодзи, Вильно, Казани. Круп­ное волне­ние рабо­чих произо­шло в мае 1901 года на казён­ном Обухов­ском заводе в Петер­бурге, на подав­ле­нии кото­рого отпра­вили конную поли­цию и солдат.

Рабо­чие на фабрике

С 1902 года коли­че­ство выступ­ле­ний рабо­чих неуклонно растёт, их отли­чи­тель­ной особен­но­стью стано­вится соче­та­ние эконо­ми­че­ских требо­ва­ний с поли­ти­че­скими. Чаще всего рабо­чие восста­вали на юге Россий­ской импе­рии: в Баку, Ростове-на-Дону, Симфе­ро­поле, Екате­ри­но­славе.


Национальные и религиозные противоречия

Наци­о­наль­ные и рели­ги­оз­ные конфликты в Россий­ской импе­рии оста­вили глубо­кий отпе­ча­ток на собы­тиях Первой русской рево­лю­ции. Но причины этих конфлик­тов к 1905 году были вполне есте­ствен­ными для такого боль­шого госу­дар­ства, как Россий­ская импе­рия.

Если посмот­реть на куль­тур­ный, эконо­ми­че­ский, наци­о­наль­ный и рели­ги­оз­ный харак­тер реги­о­нов царской России, то можно увидеть целый контраст наро­дов и куль­тур. Начало эконо­ми­че­ского подъ­ёма в 1890-х годах дало первые шаги разви­тию отдель­ных окраин, к росту их буржу­а­зии и наци­о­наль­ной интел­ли­ген­ции, кото­рые всё больше заяв­ляли о своих правах. Взгляды наци­о­наль­ных мень­шинств проти­во­ре­чили офици­аль­ной идео­ло­гии, где «нет отдель­ных наро­дов, есть только поддан­ные».

В связи с эконо­ми­че­ским разви­тием, а также с тради­ци­ями наци­о­нально-осво­бо­ди­тель­ного движе­ния, в отдель­ных реги­о­нах Россий­ской импе­рии — Укра­ина, Польша и Финлян­дия — особенно остро прояв­ля­ются сепа­ра­тист­ские тенден­ции.

Напри­мер, в конце 1890-х годов вновь обост­рился финлянд­ский вопрос. Тогда Нико­лай II огра­ни­чил права сейма княже­ства, ликви­ди­ро­вал само­сто­я­тель­ность финской армии, закре­пил русский язык в дело­про­из­вод­стве, уста­но­вил поря­док заме­ще­ния адми­ни­стра­тив­ных долж­но­стей выход­цами из России. Это спро­во­ци­ро­вало новый всплеск волне­ний в Вели­ком княже­стве Финлянд­ском, но пози­ция импе­ра­тора оста­лась неиз­мен­ной. В проти­во­по­лож­ность таким реги­о­нам, в инду­стри­аль­ных город­ских центрах, возник­ших в Прибал­тике и Закав­ка­зье, в силу много­на­ци­о­наль­ного состава проле­та­ри­ата, значи­тель­ной доли русских кадро­вых рабо­чих на первый план высту­пала борьба за свои соци­аль­ные, а не наци­о­наль­ные права.

Финны в начале XX века

Ещё одним «ябло­ком раздора» внутри Россий­ской импе­рии стал еврей­ский вопрос. Для иудеев сохра­ня­лись преж­ние огра­ни­че­ния по терри­то­рии прожи­ва­ния, правам собствен­но­сти, заня­тиям, полу­че­нию высшего обра­зо­ва­ния. Чтобы защи­тить свои права, евреи объеди­ня­лись в обще­ственно-поли­ти­че­ские орга­ни­за­ции, от сионист­ских до социал-демо­кра­ти­че­ских. В ответ на это черно­со­тенцы и антие­в­рей­ски настро­ен­ные обыва­тели начали волну погро­мов.

Малые народы сопро­тив­ля­лись царской власти проис­хо­дило не только в централь­ной России. Корен­ные жители Сибири возму­ща­лись изъя­тием земель в пользу царского двора и пере­се­лен­че­ских фондов, приня­тым на основе актов в 1896–1901 годов. Также прово­ди­лась реформа управ­ле­ния сибир­скими наро­дами и изме­не­ние земле­устрой­ства, в ходе кото­рого россий­ское чинов­ни­че­ство потес­нило пред­ста­ви­те­лей мест­ной феодаль­ной и полу­фе­о­даль­ной знати. Всё это привело к массо­вым выступ­ле­ниям эвен­ков, буря­тов, алтай­цев. В итоге россий­ское руко­вод­ство прибегло к массо­вым репрес­сиям и введе­нию в бурят­ских райо­нах «Поло­же­ния об усилен­ной охране». Волне­ния быстро пошли на убыль, но затор­мо­зили рефор­ми­ро­ва­ние земле­устрой­ства и управ­ле­ния в Сибири.

В крити­че­ском поло­же­нии нака­нуне 1905 года пребы­вала и Русская право­слав­ная церковь. Ею управ­лял Синод, кото­рый с 1880 года возглав­лял К. П. Побе­до­нос­цев. Глобально влиять на народ церковь не могла. Такое поло­же­ние вещей прово­ци­ро­вало созда­ние тече­ний «обнов­ле­ния», кото­рые высту­пали за повы­ше­ние авто­ри­тета церкви посред­ством подъ­ёма мораль­ного уровня её духо­вен­ства. Также многие рели­ги­оз­ные деятели высту­пали за осво­бож­де­ние церкви от жёст­кой госу­дар­ствен­ной опеки и предо­став­ле­ние ей реаль­ной само­сто­я­тель­но­сти. Неко­то­рые сторон­ники «обнов­ле­ния» рато­вали за восста­нов­ле­ние патри­ар­ше­ства.

Духо­вен­ство в начале XX века

Ещё одним пово­дом для критики церкви стало отсут­ствие пози­ции по аграр­ному вопросу. Это объяс­ня­лось нали­чием церков­ных земель­ных владе­ний.

Анти­ре­ли­ги­оз­ный образ мышле­ния был присущ демо­кра­ти­че­ской интел­ли­ген­ции. Вслед на ней сомне­ваться в рели­гии начали рабо­чие, авто­ри­тет духо­вен­ства падал.


«Маленькая победоносная война»

Помимо просчё­тов во внут­рен­ней поли­тике элита Россий­ской импе­рии допу­стила ошибку, ввязав­шись в войну с Японией в 1904 году. «Малень­кая побе­до­нос­ная война», к кото­рой призы­вали консер­ва­торы, чтобы предот­вра­тить «беду внутри России», привела лишь к паде­нию престижа царизма. О послед­ствиях русско-япон­ской войны для россий­ской госу­дар­ствен­но­сти читайте в отдель­ной статье.

Либе­раль­ные круги сначала поддер­жав­шие эту воен­ную аван­тюру, после паде­ния Порт-Артура обру­ши­лись с крити­кой на воен­ное коман­до­ва­ние. Чтобы немного сгла­дить послед­ствия воен­ных пора­же­ний, руко­вод­ство заяв­ляет о дове­рии к «зрелым обще­ствен­ным силам», смяг­чив поли­цей­ский контроль за либе­раль­ными орга­ни­за­ци­ями. Также в годы русско-япон­ской войны развер­ну­лась «банкет­ная компа­ния», в кото­рой либе­раль­ное движе­ние требо­вало скорей­шего заклю­че­ния мира. Эту иници­а­тиву поддер­жи­вали и мень­ше­вики, рассчи­ты­ва­ю­щие подтолк­нуть либе­раль­ную буржу­а­зию действо­вать актив­нее. Боль­ше­вики же, напро­тив, считали, что пора­же­ние России в войне подтолк­нет страну к паде­нию царизма и усиле­нию роли проле­та­ри­ата.


Волнения усиливаются

Эконо­ми­че­ские проблемы, промыш­лен­ный и аграр­ный вопрос, поддержка дворян­ства со стороны госу­дар­ства, соци­аль­ная, наци­о­наль­ная и конфес­си­о­наль­ная разоб­щён­ность, пора­же­ние в Русско-япон­ской войне, усиле­ние роли рево­лю­ци­он­ных движе­ний, попу­ляр­ность соци­а­ли­стов в рабо­чей среде, либе­раль­ная оппо­зи­ция власти — всё это неми­ну­емо должно было вырваться наружу и создать кризис­ную ситу­а­цию для буду­щего Россий­ской импе­рии.

Ближе к 1905 году коли­че­ство выступ­ле­ний крестьян и рабо­чих усили­ва­ется. Колы­бе­лью рево­лю­ции стал проле­тар­ский Петер­бург, где рабо­чий класс развер­нул актив­ную борьбу за улуч­ше­ние своего эконо­ми­че­ского поло­же­ния. Попытка отвлечь рабо­чих от насущ­ных проблем, посред­ством созда­ния круж­ков под надзо­ром госу­дар­ства, прова­ли­лась. Ярким приме­ром такой деятель­но­сти стали кружки началь­ника Москов­ского охран­ного отде­ле­ния, жандарм­ского полков­ника С. В. Зуба­това. После того, как в массо­вых стач­ках на Юге России участие приняли и зуба­товцы, полков­ник был смещён и отправ­лен в отставку без права прожи­вать в столи­цах. Преем­ни­ком Зуба­това стал священ­ник Г. А. Гапон, орга­ни­зо­вав­ший «Собра­ние русских фабрично-завод­ских рабо­чих г. Санкт-Петер­бурга» с отде­ле­ни­ями на круп­ней­ших пред­при­я­тиях столицы. С именем этого священ­ника связано начало Первой русской рево­лю­ции.


Читайте также наш мате­риал «Домаш­нее наси­лие и патри­ар­халь­ное угне­те­ние в деревне начала XX века»

Поделиться