Как громили американское посольство в Москве

Амери­кан­ские бомбёжки Югосла­вии, продлив­ши­еся с 24 марта до 10 июня 1999 года, спро­во­ци­ро­вали четы­рёх­днев­ные массо­вые акции проте­ста у москов­ского посоль­ства США. Это был един­ствен­ный случай в новей­шей исто­рии, когда собы­тие между­на­род­ной поли­тики, напря­мую никак не связан­ное с Россией, вызвало народ­ный отклик. Футболь­ные фанаты, москов­ские студенты, скуль­птор-терро­рист и прона­тов­ская «Волга» в подроб­ней­шем мате­ри­але VATNIKSTAN.   


После слома соци­а­ли­сти­че­ской системы на терри­то­рии Югосла­вии разра­зи­лась война всех против всех. Искус­ственно создан­ное госу­дар­ство, детище Версаль­ского дого­вора, поды­то­жив­шего Первую миро­вую войну, объеди­няло близ­кие этни­че­ски, но чуждые друг другу рели­ги­озно и куль­турно народы. С 1991 года проис­хо­дили воору­жён­ные столк­но­ве­ния между сербами, словен­цами, хорва­тами, босний­цами. К 1995 году после крово­про­лит­ных конфлик­тов в каче­стве неза­ви­си­мых госу­дарств утвер­ди­лись Слове­ния, Хорва­тия и Босния и Герце­го­вина. В 1998 году межэт­ни­че­ские столк­но­ве­ния нача­лись уже непо­сред­ственно в малой Югосла­вии на терри­то­рии Косово, важном для серб­ской исто­рии реги­оне, в кото­ром при этом прожи­вало значи­тель­ное число албан­цев. Власти Югосла­вии были обви­нены в этни­че­ских чист­ках. Амери­кан­ские ВВС, опира­ясь на инфра­струк­туру НАТО, 24 марта 1999 года в 22:00 по Москве начали бомбить Югосла­вию.

Первые проте­сту­ю­щие у амери­кан­ского посоль­ства на Новин­ском буль­варе появи­лись уже вече­ром 24 марта. К полу­дню 25 марта собра­лось несколько сотен чело­век. Пона­чалу тон зада­вали футболь­ные фанаты. Впослед­ствии собы­тия у посоль­ства назо­вут первой акцией, для кото­рой объеди­ни­лись непри­ми­ри­мые сопер­ники из около­фут­боль­ной среды. Газета «Коммер­сант» озагла­вит репор­таж о демон­стра­ции «„Спар­так“ и ЦСКА напали на Америку». Спар­та­ков­ский фэнзин Ultras News конкре­ти­зи­ро­вал: «…В десять часов утра около трёх­сот фана­тов „Спар­така“ и ЦСКА при поддержке москов­ских брито­го­ло­вых собра­лись на ст. м. „Барри­кад­ная“ и маршем прошлись от метро к посоль­ству». Затем, после «заря­дов в поддержку „югов“ и мета­ния буты­лок по стенам», произо­шла пота­совка футболь­ных фана­тов с мили­ци­о­не­рами и ОМОНом. Футболь­ные хули­ганы попали одному из мили­ци­о­не­ров бутыл­кой в голову и пыта­лись прорваться на терри­то­рию посоль­ства. 14 фана­тов было задер­жано. В здание, в прин­ципе, что только ни летело, но в рамках мелкого хули­ган­ства — бутылки, пузырьки с черни­лами и зелён­кой.

На матче «Спар­так» — «Локо­мо­тив». 1999 год.

Среди демон­стран­тов много было сербов разных возрас­тов. Репор­тёры отме­чали, что посто­янно слышался серб­ский язык. Участ­во­вали в демон­стра­ции пожи­лые акти­ви­сты левой оппо­зи­ции, в те годы особо попу­ляр­ной. К вечеру примкнули и члены ради­каль­ной наци­о­на­ли­сти­че­ской партии РНЕ. Первый день проте­стов запе­чат­лён на видео.

Проте­сто­вать вышли в первый день митин­гов и студенты престиж­ного МГИМО. По утвер­жде­нию корре­спон­дента «Коммер­санта», «студенты факуль­тета между­на­род­ного права МГИМО на своём плакате напи­сали: „Fucking americans! Get out to your fucking country!“ Держав­шие плакат Андрей и Илья сказали корре­спон­денту Ъ, что пришли к посоль­ству, чтобы оказать поддержку братьям-славя­нам. „Пока только мораль­ную, — уточ­нил Илья, — но когда будем рабо­тать в МИДе, сделаем всё возмож­ное, чтобы помочь сербам мате­ри­ально и оружием!“»

Попи­а­риться на действи­тельно стихий­ном народ­ном проте­сте решил Влади­мир Жири­нов­ский. Лидер ЛДПР дважды приез­жал к посоль­ству и вече­ром 25 марта произ­нёс воин­ствен­ную речь. На следу­ю­щий день он отпра­вил проте­сто­вать акти­ви­стов своей партии.

Всего в первый день проте­стов, согласно данным корре­спон­дента «Коммер­санта», на Новин­ском буль­варе собра­лось до 3 тысяч чело­век.

Проте­сту­ю­щие у посоль­ства. Из журнала «Коммер­сант-Власть». 1999 год.

Следу­ю­щие два дня проте­стов были не столь яркими, но массо­выми. Участ­во­вали учащи­еся многих вузов. Согласно публи­ка­ции газеты «Изве­стия», ректо­раты Бауманки, МАИ, Педа­го­ги­че­ского универ­си­тета им. Ленина, Плешки, Сече­новки, МИФИ, РГГУ и неко­то­рых других учеб­ных заве­де­ний не возра­жали против участия своих студен­тов в проте­стах и даже отме­няли пары под мани­фе­ста­ции. По утвер­жде­нию тех же «Изве­стий» со ссыл­кой на мили­цию, 26 марта в акциях проте­ста против бомбё­жек участ­во­вало не менее 7 тысяч чело­век. Вече­ром демон­стра­ция прерва­лась, возоб­но­вив­шись в виде митинга КПРФ на следу­ю­щий день. Способ­ство­вали анти­аме­ри­кан­ской мани­фе­ста­ции правед­ное него­до­ва­ние, атмо­сфера всеоб­щей поддержки, алко­голь и уикенд (25 марта — это был четверг).

Жившие по сосед­ству с посоль­ством горо­жане пона­чалу воспри­няли проте­сту­ю­щих с симпа­тией. Однако градус нена­ви­сти среди мани­фе­стан­тов был запре­дель­ный. Автор «Новой Газеты», поддер­жи­ва­ю­щий акцию против бомбёжки Югосла­вии, утвер­ждал, что он неод­но­кратно стал­ки­вался с прояв­ле­ни­ями анти­се­ми­тизма со стороны митин­гу­ю­щих. Позво­ляли себе анти­се­мит­ские выска­зы­ва­ния и ораторы (в част­но­сти, гене­рал Альберт Мака­шов). Особо рьяные участ­ники проте­стов причи­няли ущерб домам, нахо­дя­щимся в сосед­них с посоль­ством пере­ул­ках.

Актив­ная фаза проте­стов завер­ши­лась сюже­том из коме­дий­ного боевика. 40-летний москов­ский скуль­птор, член Союза худож­ни­ков, участ­ник твор­че­ского объеди­не­ния «Русский пожар» Алек­сандр Сусли­ков вместе со своим подель­ни­ком Мишей 28 марта в 13:40 забрался в стоя­щий в пробке у здания МИДа на Смолен­ской площади внедо­рож­ник «Опель», принад­ле­жав­ший столич­ному ГУВД. Сусли­ков приста­вил к затылку управ­ляв­шему авто­мо­би­лем полков­нику Нико­лаю Лебе­деву писто­лет и велел ехать к амери­кан­скому посоль­ству. Напро­тив здания на Новин­ском буль­варе «Опель» оста­но­вился. Выско­чив­ший подель­ник Миша попы­тался выстре­лить из грана­то­мёта по посоль­ству, но оружие не срабо­тало. Терро­рист мигом вернулся в машину, откуда несколько раз выстре­лил из авто­мата. Опешив­шие мили­ци­о­неры отве­тили на огонь. Произо­шла погоня, но джипу удалось скрыться. В районе Малой Грузин­ской из авто­мо­биля выки­нули полков­ника Лебе­дева, а через два часа нашли угнан­ный «Опель». К счастью, никто не постра­дал. Аресто­вали Сусли­кова, по сути, за твор­че­ство через год после обстрела посоль­ства. Скуль­птор слепил подель­ника Мишу с грана­то­мё­том и надпи­сью «Наш ответ НАТО». Сусли­ков полу­чил шесть с поло­ви­ной лет. Судьба стрелка Миши оста­ётся неиз­вест­ной, но судя по всему, неза­дач­ли­вый стре­лок избе­жал нака­за­ния. В тече­ние суток после попытки выстрела из грана­то­мёта демон­стра­ция была рассе­яна. К утру 29 марта уже никто не митин­го­вал. Тем не менее проте­сты неболь­ших груп­пок были у посоль­ства ещё в тече­ние несколь­ких дней.

Были и те, кто поддер­жал НАТО. Экстра­ва­гант­ную акцию провели ради­каль­ные либе­ралы также 28 марта.

«Вече­ром в воскре­се­нье, вскоре после попытки обстрела амери­кан­ского посоль­ства, лидеры правых ради­каль­ных партий Вале­рия Ново­двор­ская, Нико­лай Храмов и Констан­тин Боро­вой провели акцию соли­дар­но­сти с НАТО. Разре­ше­ния на демон­стра­цию у Боро­вого и его това­ри­щей не было, поэтому приду­мали обход­ной манёвр: сама акция пред­став­ляла собой медлен­ный проезд осна­щён­ной мигал­кой „Волги“ (машина принад­ле­жит самому Боро­вому) с амери­кан­ским флагом и плака­том „НАТО — мы с вами“. Первый же мили­ци­о­нер на подъ­езде к посоль­ству потре­бо­вал оста­но­вить машину и не прово­дить демон­стра­цию. Его убедили, что данная акция демон­стра­цией не явля­ется.

Участ­ники акции гово­рят, что поддер­жи­вают действия НАТО „против этого безум­ного Мило­ше­вича, с кото­рым можно гово­рить только с пози­ции силы“. То, что под натов­скими бомбами гибнут мирные жители, а число бежен­цев из Сербии исчис­ля­ется уже десят­ками тысяч, россий­ских запад­ни­ков не смущает. „Выпя­чи­ва­ние гума­ни­тар­ной проблемы именно сего­дня я считаю безнрав­ствен­ной пози­цией, — объяс­нил Боро­вой, — между прочим, сожа­ле­ния по поводу невин­ных жертв выра­жает и НАТО“».

Бомбёжки Югосла­вии стали пиком россий­ского народ­ного анти­аме­ри­ка­низма. Хоть в поли­ти­че­ской повестке проти­во­сто­я­ние США в 1990-е не было прио­ри­тет­ной темой, но граж­дан­ское обще­ство воспри­няло удары по Югосла­вии очень болез­ненно — вплоть до записи добро­воль­цев. Истеб­лиш­мент был вынуж­ден прини­мать опре­де­лён­ные меры. Марш-бросок в Приш­тину стал возмо­жен в первую очередь благо­даря обще­ствен­ному мнению в России.

Поделиться