Казаки, бандиты, плагиат: Россия на «Евровидении» в 1990-е гг.

В 2020 году от нашей страны на «Евро­ви­де­нии» должна была высту­пать группа Little Big, но из-за кара­тина между­на­род­ный конкурс песни отме­нили. Мы желаем рейве­рам успе­хов и разрыва танц­по­лов, а сейчас давайте вспом­ним, как этот конкурс пришёл в Россию. Вы узна­ете, как в 1994 году казаки и немцы боро­лись с панками, но побе­дили евреи и Сергей «Дево-девочка моя» Крылов. В 1995 году вы узрите Филиппа Бедро­со­вича в розо­вой кофточке и узна­ете, как прово­дили дого­вор­ные отборы на конкурс евро­пей­ской песни и пляски. Оцените безу­мие отбора в 1996 году, а также поймёте, почему Алле Бори­совне ничего не светило годом позже.


Билан пояс­нил за «Два раза Ку!»


В общем-то Россия не думала об участии в евро­кон­курсе в 1992–1993 годах по причи­нам бюро­кра­тии и безде­не­жья. Да и парла­мент горел, какое там «Евро», в Москве бы прибраться. Новые страны демо­кра­тии надо было подго­то­вить к участию по стан­дар­там Евро­со­юза, что тоже было непро­сто. Поэтому допу­стили нас лишь в 1994 году, первый раз в бой пошли и бывшие респуб­лики Союза, а также страны Восточ­ного блока. Ну раз нас позвали — надо ехать! Поляки, словаки, литовцы и русские лома­ну­лись на Запад.

Так что весной 1994 года решили не просто назна­чить того, кто поедет, воле­вым реше­нием партии и прави­тель­ства, а ещё и выбрать в прямом эфире госка­нала РТР. А где было выби­рать? Первый канал был крайне слаб, НТВ ещё не стал на ноги, а 2×2 был слиш­ком детским и шутей­ным. За отбор должна была отве­чать леген­дар­ная «Программа А». Но насчёт чест­но­сти гонки были боль­шие сомне­ния.

Читайте про глав­ные музы­каль­ные программы 1990–2000-х в мате­ри­але «Смот­реть и слушать»

Теле­ви­де­ние было бедным, у РТР, конечно, не было денег на конкурс в Дублине, со спон­со­рами был полный бардак. Поэтому жюри скорее искало того, кто был бы готов не только сделать песню по стан­дар­там, но и опла­тить участие своими силами. Неважно уже, кто платит — Солн­цев­ская ОПГ, Орехов­ская, Бере­зов­ский или Жечков. Лишь бы сделали всё сами. А уж коль всё будет «под ключ», то и победу «обес­пе­чим» в «чест­ной» битве.

Платье-бахрома от первой участ­ницы из РФ

Негласно лиде­ром отбора значи­лась Вика Цыга­нова. Всё при ней — патри­о­ти­че­ские песни, статус звезды и деньги, русская краса и сила. Её продю­серы нашли поддержку в лице каза­чьих атама­нов Дона и Кубани и немец­ких продю­се­ров, кото­рые посу­лили 50 тысяч долла­ров на расходы. Звучит безумно, немцы и казаки со времён атамана Крас­нова не бывали вместе, но РТР это устра­и­вало. Песня есть, денежка тоже, промо­ушн из Берлина. Warum nicht.

Но тут то ли сама певица, то ли её команда начали метаться — дали на отбор песню «Я вернусь в Россию», а потом отозвали кассету и захо­тели заме­нить на что-то патри­о­тич­нее. Это было против правил Евро­ви­де­ния, начался скан­дал, наезды атама­нов на РТР и прочее. В резуль­тате разбо­рок Цыга­нову за хамство просто сняли с забега. Видимо, конкурс шёл первый раз и никто ещё не пони­мал, что тут по-пацан­ски решать нельзя, закон есть закон. Цыга­нова потом будет уверять, что виной всему евреи, Кобзон, Маша Кац, и прочие сиони­сты, кото­рые не дали дорогу русской песне. Даже на отборе она заявит со сцены, мол, я всё равно побе­дила. Но в ней гово­рила злоба.

Песня, кото­рая бы точно побе­дила на конкурсе:

Тогда решили поста­вить на группу «Ногу Свело!». Всё при них — слава бессмыс­лен­ного, но весё­лого хита «Хару Мамбуру», гремев­шего из каждого тапка страны, харизма Максима Покров­ского, панков­ский разбит­ной формат, кото­рый бы понра­вился в Европе. Ребята запи­сали «Сибир­скую любовь», таёж­ный панк, и «Программа А» реши­тельно гово­рила о победе.

Но моло­дость и слава ударили в голову, они неза­долго до офици­аль­ного отбора поссо­ри­лись с продю­се­рами и лейб­лом «Тау-продукт». Паца­нам пока­за­лось, что им урезают гоно­рар, они устро­или разборку со своей крышей из банди­тов и банка «Метро­поль», разо­рвали контракт на милли­оны с теми, кто их вывел в люди. На момент отбора факти­че­ски у них не было нужной финан­со­вой поддержки, а в жюри по закону подло­сти сидели обижен­ные пред­ста­ви­тели «Тау». Они не поста­вили им нужные баллы, и «Нога» заняла лишь второе место. Если бы не было разбо­рок с ОПГ, Покров­ский высту­пил бы в Дублине и мог бы побе­дить.

Рассказ от первого лица:

Ещё в 1994 году на поездку в Дублин претен­до­вал паноп­ти­кум:

  • Группа «Мега­по­лис» с песней «Пушкин» — странно, как и всё твор­че­ство этого коллек­тива. Не полу­чили ни одного балла.
  • Весь такой блиста­тель­ный Пенкин с песней «Вспомни». Его грим и блёстки видимо спуг­нули совет­ское жюри. Один балл.
  • Достой­ная и стиль­ная группа «Квар­тал», пода­рив­шая нам песню о «Пара­ма­рибо» и много всего хоро­шего. Видимо, их блюзо­вые свинги оказа­лись не у дел. Один балл.
  • Алиса Мон в образе стрип­ти­зёрши, Татьяна Марцин­ков­ская с баптист­ским госпе­лом, Андрей Мисин с роман­сом тоже оста­лись за бортом. Слиш­ком трешово и мимо ворот.

Прилич­ней всех среди каза­че­ства и прочего неистов­ства выгля­дела юная блюзо­вая певица Юдифь с балла­дой «Вечный стран­ник». Юная Мария Кац (насто­я­щее имя Юдифи) пора­жала скорее чисто­той взятых нот, чем костю­мом. Консер­ва­тив­ное жюри, разу­ме­ется, отдало пред­по­чте­ние роман­ти­че­скому песно­пе­нию под гитару без эпатажа и лубка, гей-лоска и треша. Но не забы­вайте — опла­чи­вать всё нужно было своими силами. Есте­ственно, у Кац и её команды долла­ров пачками не было.

Юдифь без головы Олоферна

Жюри не знало, что и делать. Уже хотели просить вернуться атама­нов и Цыга­нову. Но тут возник автор хита «Девочка моя» Сергей Крылов. Этот солид­ный госпо­дин заявил, что он даёт Юдифи 100 тысяч долла­ров как спон­сор. Откуда они у него были? Он зара­бо­тал их на шоу «Ангел-421», где высту­пил продю­се­ром. Более того, за разви­тие музыки ему отпла­тили бизне­смены-спон­соры премии «Овация».

То, что эту премию финан­си­ро­вали тогда те же самые пред­ста­ви­тели ОПГ, не было секре­том для столич­ной богемы. Иными словами, Крылов отдал 100 тысяч от разных музы­каль­ных банд­фор­ми­ро­ва­ний, но на «Евро­ви­де­нии» и Кац не зара­бо­тал почти ничего. Скорее, просто помог, не полу­чив диви­денды.

Просто секс

К чести Юдифи на конкурсе надо отме­тить и высо­кое каче­ство вокала, и костюм в стиле картины Климта с тем же назва­нием. Видны долгие репе­ти­ции и труд команды. Не забы­вайте, что никто не знал, как и куда петь. Да и место она заняла девя­тое — неплохо для первого опыта, когда нет ни техно­ло­гий, ни пони­ма­ния, как высту­пать.

Гораздо безум­нее прошёл отбор в 1995 году. О конкурсе вспом­нили где-то за три недели до начала, в сере­дине апреля. Возможно, из-за пере­дела рынка, гибели Листьева и прочих траге­дий. Под давле­нием Бере­зов­ского решили, что отбо­ром будет зани­маться его свеже­ис­пе­чён­ный канал ОРТ. В первые недели веща­ния команда приня­лась за поиск конкур­санта.

Срочно решили делать наци­о­наль­ный отбор, но на него не было времени. То есть опять нужен был лишь чело­век, кото­рый опла­тит участие. Угово­рили на это Филиппа Бедро­со­вича Кирко­рова, у него финансы были. Парал­лельно в режиме паники отсняли будто бы «Отбор от России на “Евро­ви­де­ние-95”», где высту­пили певцы «для галочки».

Вот что пове­дала VATNIKSTAN участ­ница отбора, певица Ольга Дзусова:

«Нас, как придур­ков, позвали, мы отпели, нас сняли, потом пока­зали по “Первому каналу”, и всё действо венчал клип Кирко­рова. Потом, оказы­ва­ется, от орга­ни­за­то­ров “Евро­ви­де­ния” пришла бумажка, где было реко­мен­до­вано послать одного из трёх канди­да­тов — Оксану Павлов­скую, Викто­рию Виту или Ольгу Дзусову. Бумажку спря­тали в стол. Поехал Филипп».

Филипп в розо­вой кофточке:

Но Филипп не был бы собою, если бы не прислал ремейк, что против правил конкурса. Его песня «Колы­бель­ная для вулкана» — это воль­ный пере­вод молдав­ского хита Анаста­сии Лаза­рюк «Buna seara stelelor» («Добрый вечер, звёзды») 1985 года. В клипе Филипп враща­ется вокруг оси, делает пассы и поёт о вулкане, кото­рый бомбит. Он высту­пил, полу­чил 17-е место. А после ещё и жюри в Дублине узнало, что это ремейк и анну­ли­ро­вало резуль­таты. Все спра­ши­вали, почему король эстрады не ездит сам на конкурс петь во второй или третий раз, а возит своих протеже. Может, дело в этом?!

Жалкая румын­ская паро­дия на Кирко­рова, напи­сан­ная за десять лет до его песни:

В 1996 году отбор решили прове­сти снова, ОРТ за глупость лишили этого права. РТР назвал это «Песня для Европы». Да и отбор решили делать честно.

Макс Покров­ский пред­став­лял свой знаме­ни­тый «Москов­ский романс», песню нищих, на кото­рую потом был сделан шикар­ный клип. Один, правда, украл песню, но был разоб­ла­чён жюри. Есть преда­ние, что жюри выбрало «Ногу Свело!», но Алла Бори­совна попро­сила их не отправ­лять. Побе­дила песня «Я это я» Андрея Косин­ского. В целом всё прошло уныло и серо, Косин­ский прова­лился в полу­фи­нале. Такие вот дела.

Отбор 1997 года же был похож на нынеш­ние, решили что ни к чему выби­рать на глазах у страны, можно собраться кулу­арно. Всё прохо­дило непуб­лично, ОРТ прослу­ши­вал кассеты и после вынес вердикт. В закры­том жюри и правда было много извест­ных имен: Юрий Сауль­ский, Максим Дуна­ев­ский, Иван Деми­дов, Юрий Аксюта. По итогам глава ОРТ Констан­тин Эрнст заявил, что побе­дила песня «Прима­донна» Меладзе, а чуть лишь отстала песня «Ангел» в испол­не­нии дуэта «Чай вдвоём». Но Меладзе забо­лел и решено было, что от России надо ехать Алле Пуга­че­вой. Ну так она ж Прима­донна, кому же ещё. Но полу­чила лишь 15-е место, кучу едких уколов от прессы и ТВ. Но Алла, дама зака­лён­ная совет­ской эстра­дой, не боялась травли. Она устро­ила себе летом 1997 года супер­га­строли по Европе с мужем и дочкой. Вот так, обрати же пора­же­ние в победу!

Алла в Амстер­даме:

В 1998 году от страны хотели отпра­вить Татьяну Овси­енко, но евро­пей­ские чинов­ники просто не допу­стили страну до конкурса из-за плохих резуль­та­тов прошлых лет. ОРТ от обиды даже не пока­зы­вал этот конкурс. В 1999 году Россию не пустили снова — вы будете смеяться, но за то, что мы не транс­ли­ро­вали конкурс. Такие правила.

Вот так. Если сейчас Россия на этом конкурсе — это форматно, лучшие компо­зи­торы и продю­серы, огром­ные деньги, то в 90-е это кое-как, по наитию, без денег, но зато с банди­тами, каза­ками, плаги­а­том и в режиме хаоса. Это было непре­стижно, непо­нятно, ненужно и даже в тягость.

Сейчас тоже трэша хватает:


Читайте также наш мате­риал «Алла Пуга­чёва. Из забы­того»

Поделиться