Русская Австралия. Часть III

В австра­лий­ском фольк­лоре — старин­ном и совре­мен­ном — немало героев с русскими корнями. Данный мате­риал завер­шает цикл о русской Австра­лии. В первой статье мы расска­зали об исто­рии эмигра­ции наших сооте­че­ствен­ни­ков на далё­кий конти­нент, во второй — о выда­ю­щихся русских людях, чей вклад в исто­рию Австра­лию трудно пере­оце­нить. Сего­дня в центре внима­ния — выходцы из России, став­шие геро­ями мест­ного фольк­лора — Русский Джек, Русский Тарзан, девушка в крас­ном бикини, а также пара крими­наль­ных исто­рий.


Русский Джек

Памят­ник Русскому Джеку, австра­лий­скому «пионеру» в штате Запад­ная Австра­лия. Great Northern Highway, Memorial Park, Halls Creek, 6770

Начнём с Русского Джека, кото­рый стал эдаким героем народ­ного эпоса моло­дого австра­лий­ского госу­дар­ства, симво­лом взаи­мо­вы­ручки, кото­рую австра­лийцы назы­вают с гордо­стью своей наци­о­наль­ной чертой.

По доку­мен­там Русский Джек был Иваном Фреде­рик­сом из Архан­гель­ска, но иссле­до­ва­тели гово­рят, что, скорее всего, на самом деле он был «Фёдо­ро­вым», так как многие приез­жав­шие в Австра­лию в XIX веке меняли фами­лию на мест­ный манер.

Иван был стара­те­лем на золо­тых приис­ках и умел инту­и­тивно опре­де­лять залежи золота. Он не был бедным чело­ве­ком, но разбо­га­теть так и не смог — посто­янно не успе­вал офор­мить доку­менты на участки.

Он был колос­сально силён. Исто­рия гово­рит, что одна­жды Русский Джек решил сразу из паба отпра­виться на работу. Поли­цей­ский заме­тил в тачке Ивана взрыв­чатку и попро­сил того сначала протрез­веть. Полу­чив отказ, поли­цей­ский аресто­вал его. Поскольку в городке не было тюрьмы, то прови­нив­шихся прико­вы­вали канда­лами к огром­ному бревну.

Могила Русского Джека, Австра­лия, наши дни

Так поли­цей­ский посту­пил и с Иваном, наде­ясь через несколько часов отпу­стить нару­ши­теля. Но когда он вернулся на место, то не обна­ру­жил ни Ивана, ни бревна. Русский Джек сидел в баре на том самом бревне и пил пиво с прия­те­лями. Увидев поли­цей­ского, Иван весело привет­ство­вал его и пригла­сил пить пиво. Поли­цей­ский осво­бо­дил его, попро­сил отне­сти бревно на место и не препят­ство­вал пирушке.

Но не за это Русский Джек стал австра­лий­ской леген­дой, а за то, что всегда прихо­дил на помощь людям. Расска­зы­вают случаи, когда Иван на своей тачке десятки кило­мет­ров вёз и свой груз, и груз обес­си­лев­ших попут­чи­ков. Одна­жды он спешил подать заявку на золо­то­нос­ный участок, но в пути встре­тил другого стара­теля, кото­рый нуждался в сроч­ной меди­цин­ской помощи. Русский Джек поса­дил боль­ного в свою тачку и прошёл с ним по бездо­ро­жью около 300 кило­мет­ров, кормил его и забо­тился о нём всю дорогу. Во времена Золо­той лихо­радки, когда за золото легко лишали жизни, Русский Джек сделал выбор в пользу помощи чело­веку.

Когда обще­ствен­ность Запад­ной Австра­лии, желая закре­пить в исто­рии время перво­про­ход­цев, решила поста­вить памят­ник одному из пионе­ров, то выбор пал именно на Русского Джека. Были обшир­ные дебаты, так как шёл 1974 год — Холод­ная война. Но спорив­ших прими­рило то, что Русский Джек — пред­ста­ви­тель доре­во­лю­ци­он­ной России. На обра­ще­ние обще­ствен­но­сти к муни­ци­паль­ным властям о финан­си­ро­ва­нии стро­и­тель­ства памят­ника власти отве­тили прин­ци­пи­аль­ным согла­сием при усло­вии, что на каждый доллар, собран­ный обще­ствен­но­стью, власти отве­чают двумя.

Памят­ник пред­став­ляет собой скульп­туру Ивана, везу­щего в тачке боль­ного стара­теля. В 2002 году Питер Бридж напи­сал книгу, кото­рую так и назвал «Russian Jack».


Корот­кий ролик о русском Джеке, создан­ный совре­мен­ными русскими эмигран­тами

Кстати, австра­лий­ская молва расска­зы­вает о другом русском имми­гранте, неком Karl Zarenzoff, кото­рый запом­нился своей силой. На стро­и­тель­стве Сидней­ского моста (Harbour Bridge) он выиг­ры­вал споры на деньги, пока­зы­вая свою силу.

Русский Джек из Австра­лии был не един­ствен­ным в своём роде. Вообще, «Jack» можно пере­ве­сти как простой мужик или рабо­тяга. Правда, исто­рии других двух «Русских Джеков» куда менее привле­ка­тельны.

На Аляске «Русским Джеком» назы­вали Якова Мару­ненко — бедного имми­гранта из-под Киева, кото­рый был изве­стен в 1920–1930-х годах как произ­во­ди­тель и торго­вец палё­ной сиву­хой, а в конце 1930-х гг. по пьяной лавочке ещё и убил собу­тыль­ника.

Мару­ненко прожил прак­ти­че­ски всю жизнь без мест­ного граж­дан­ства, был так назы­ва­е­мым сквот­те­ром — жил на неис­поль­зо­ван­ной земле, а домом у него была сколо­чен­ная лачуга. В 1960-х годах эту мест­ность, кото­рую все в округе знали как место, где живет «Русский Джек», так и назвали в честь него the Russian Jack Springs Park.

The Russian Jack Springs Park, Anchorage, Alaska, наши дни

Был свой «Русский Джек» и в Новой Зелан­дии — выхо­дец из нынеш­ней Латвии по имени Барнис Крумен (Barrett Crumen). Он был так назы­ва­е­мым свэг­ге­ром (swaggers) — тем, кто ходил по стране со своим скар­бом в поис­ках подра­бо­ток. Часто таких работ­ни­ков нани­мали ради слож­ного физи­че­ского труда, напри­мер, чтобы расчи­стить участок под земле­де­лие.

Более 50 лет «Русский Джек» путе­ше­ство­вал по север­ному острову Новой Зелан­дии в первой поло­вине XX века. Видев­шие «Джека», отме­чали, что тот всегда был в опрят­ной одежде, расчи­щал место вокруг себя, даже если спал под мостом.

Сего­дня выпус­ка­ется вино, назван­ное в его честь «Русского Джека». Кстати, белые ново­зе­ланд­ские вина — отлич­ная вещь.


Русский Тарзан

В Австра­лии был не только «Русский Джек», но и «Русский Тарзан». Бушмен с русским именем Михаил 60 лет прожил среди австра­лий­ских абори­ге­нов вдали от циви­ли­за­ции и выжи­вал, убивая диких каба­нов и кроко­ди­лов голыми руками. Его часто видели шага­ю­щим по шоссе в Австра­лии с обна­жён­ным торсом и мешком через плечо.

Михаил Фоменко родился в совет­ской Грузии в 1931 году. Его мать — потом­ствен­ная грузин­ская княгиня Елиза­вета Мача­бели, отец — атлет Даниил Фоменко. В конце 1930-х годов семья бежала из СССР.

Михаил «Тарзан» Фоменко в 1960-е годы

Миха­илу было сложно адап­ти­ро­ваться в Австра­лии — в школе он был един­ствен­ным иностран­цем. Зато он был прекрасно развит физи­че­ски, заво­ё­вы­вал медали по деся­ти­бо­рью и даже попал в список канди­да­тов на Олим­пи­аду 1956 года в Мель­бурне.

Однако в 25 лет он решил уйти от обще­ства. Михаил выру­бил себе каноэ и один, ориен­ти­ру­ясь по звёз­дам, по Торре­сову проливу преодо­лел 600 км, добрав­шись до бере­гов Новой Гвинеи. В 1959 году его нашли мест­ные жители — боль­ного и полу­го­лод­ного. Отец забрал Миха­ила обратно в Австра­лию, но едва попра­вив­шись, он снова вырвался на свободу. Его несколько раз возвра­щали и даже лечили в псих­боль­нице, но в конце концов он всё равно ушёл в лес.


Видео­ро­лик с исто­рией Тарзана Фоменко на англий­ском

Уже в возрасте «Русский Тарзан» наве­ды­вался к людям раз в две недели, преодо­ле­вая бегом около 25 км, чтобы полу­чить посо­бие и купить муки, кока-колы, шоко­лада и порош­ко­вого молока. В преклон­ном возрасте он забо­лел и остался в доме преста­ре­лых до конца своих дней.

Михаил «Тарзан» Фоменко в 1990-е годы, Австра­лия. Похоже во время визита «в циви­ли­за­цию»

Скандальные истории и побеги

Ещё в 1939 году австра­лий­ские СМИ писали про нашего имми­гранта Игоря Холо­дов­ского, кото­рый по какой-то причине решил прока­титься между Мель­бур­ном и Сиднеем на… трёх­ко­лес­ном вело­си­педе в рези­но­вых сапо­гах.

В 1979 году на всю Австра­лию гремела исто­рия Лили­аны Гасин­ской из Одессы, кото­рая сбежала в Сидней с совет­ского тепло­хода «Леонид Соби­нов» и полу­чила убежище. Гасин­ская, в одном крас­ном бикини, пролезла через иллю­ми­на­тор и проплыла 40 минут до берега. На лома­ном англий­ском она обра­ти­лась к прохо­жему за помо­щью и одеж­дой. Работ­ники совет­ского консуль­ства почти обна­ру­жили её, но репор­тёры из Daily Mirror нашли её первыми и спря­тали, полу­чив в обмен эксклю­зив­ные интер­вью и фото в бикини (на Западе ей дали прозвище «Девушка в крас­ном бикини»). Хотя Гасин­ская и не смогла объяс­нить, в чём именно заклю­ча­лись пресле­до­ва­ния со стороны властей на родине, а один из коммен­та­то­ров даже пред­по­ло­жил, что в СССР ей было просто скучно ходить по мага­зи­нам, ей разре­шили остаться.

Вырезки из австра­лий­ских газет и журна­лов, посвя­щен­ных исто­рии Лили­аны Гасин­ской, 1979 год

А вот исто­рия журна­ли­ста, писа­теля и пере­вод­чика Петра Патру­шева куда увле­ка­тель­нее. Его побег из СССР в 1962 году вошёл в учеб­ники разве­док мира. Двадца­ти­лет­ний сибир­ский юноша совер­шил неве­ро­ят­ное: без специ­аль­ного снаря­же­ния, в одних трусах и допо­топ­ных ластах пере­плыл 30 км хорошо охра­ня­е­мой русско-турец­кой границы«. После реаби­ли­та­ции в СССР Пётр был на Родине несколько раз. Более того, ему пору­чали пере­во­дить премьер-мини­страм Австра­лии Кевину Радду и Джону Говарду на встре­чах с Миха­и­лом Горба­чё­вым и Влади­ми­ром Пути­ным.


Видео­ро­лик австра­лий­ского друга Петра Патру­шева о исто­рии его побега из СССР

Были и откро­венно крими­наль­ные исто­рии. C сере­дины 1990-х гг. и почти десять лет в Мель­бурне шла так назы­ва­е­мая Боль­шая ганг­стер­ская война, в кото­рой участ­во­вали мест­ные этни­че­ские кланы. Наши имми­гранты были вовле­чены в эти разборки, хотя в реаль­но­сти не в том масштабе, как разду­вали мест­ные СМИ угрозу «Russian mafia».

Крими­наль­ные исто­рии с участием наших эмигран­тов, поста­вив­шие Австра­лию на уши, были связаны с побе­гами.

Джон Киллик и Людмила (Люси) Дудко, 1999 год

В 1999 году уроженка Самары Людмила Дудко устро­ила дерз­кий побег своему возлюб­лен­ному австра­лийцу Джону Киллику, отбы­вав­шему срок за воору­жён­ное ограб­ле­ние в тюрьме Сиднея. Она арен­до­вала верто­лёт и, угро­жая писто­ле­том, заста­вила пилота призем­литься прямо на терри­то­рию тюрьмы.

После побега они сумели скры­ваться целых 45 дней. Людмилу Дудко приго­во­рили к десяти годам. Во время заклю­че­ния она напи­сала Джону Киллику 4500 писем, но в итоге ушла с голо­вой в изуче­ние Библии и прервала все контакты с ним, так как он в Бога не верил. После осво­бож­де­ния Людмила посе­ли­лась в приго­роде Сиднея и рабо­тала на мест­ной фабрике. Джона Киллика осво­бо­дили в 2015 году, но до 80 лет ему запре­щено без разре­ше­ния общаться с Людми­лой. По моти­вам исто­рия появи­лись песня и книга.


Видео­клип 2016 года от рэп-испол­ни­теля по исто­рии Дудко-Киллика. Неко­то­рые критики даже смело назвали сей трек лучшей Australian Love Song!

Другой побег был не менее дерз­ким и случился в русско­го­во­ря­щем районе Бондай Бич. Арка­дий Нучи­мов ожидал суда за попытку импорта 20 кило­грам­мов кока­ина. Его назы­вали главой русской орга­ни­зо­ван­ной преступ­но­сти в Сиднее, но всё-таки он сумел убедить право­су­дие, что ему срочно нужна помощь конкрет­ного стома­то­лога. Из клиники он, разу­ме­ется, сбежал. Воору­жён­ные подель­ники ганг­стера в масках ворва­лись в клинику, стома­то­лога и троих тюрем­ных охран­ни­ков закрыли в туалете, а Нучи­мова больше никто нико­гда не видел в Австра­лии. Гово­рят, ему удалось скрыться на судне и осесть где-то в централь­ной Европе.

И по сей день попа­да­ются крими­наль­ные сводки с участием наших сооте­че­ствен­ни­ков. Напри­мер, за попытку убий­ства по линии Интер­пола Россия разыс­ки­вает неко­его даге­станцы с австра­лий­ским граж­дан­ством Абдул­за­гира Меджи­дова…


Мате­риал подго­то­вил совре­мен­ный русский эмигрант из Австра­лии Антон Иванов при поддержке редак­тора рубрики «На чужбине» Климента Тара­ле­вича (канал CHUZHBINA).


Читайте также главу из книги Андрея Тутор­ского «Медлен­ные миры южных океа­нов и таёж­ных морей» «В гостях у право­слав­ных Уганды»

Поделиться