Русский генерал в Парагвае: дружба с индейцами и война с немцами

Иван Беляев после пора­же­ния белых в Граж­дан­ской войне пере­брался за океан, чтобы испол­нить детскую мечту — позна­ко­миться с индей­цами. Он хотел осно­вать в Параг­вае русскую коло­нию, но вместо этого ему пришлось сражаться с боли­вий­ской армией во главе с немец­ким гене­ра­лом.


Боевой путь офицера

Иван Тимо­фе­е­вич Беляев родился в апреле 1875 года в Санкт-Петер­бурге. Его отец возглав­лял первую лейб-гвар­дей­скую артил­ле­рий­скую бригаду, а потом стал комен­дан­том Крон­штадта. Дядя был гене­ра­лом, по воен­ному пути пошли как родные братья Ивана, так и двою­род­ный брат — Михаил Алек­се­е­вич Беляев. Он, кстати, впослед­ствии добе­рётся до поста воен­ного мини­стра Времен­ного прави­тель­ства.

Есте­ственно, Иван Тимо­фе­е­вич с детства знал, что станет воен­ным. Но не только офицер­ский путь будо­ра­жил пытли­вый ум маль­чишки. Одна­жды он прочи­тал книгу «Послед­ний из Моги­кан», и творе­ние Фени­мора Купера пере­вер­нуло его жизнь с ног на голову. После «Моги­кан» Беляев «прогло­тил» ещё множе­ство самых разно­об­раз­ных книг, посвя­щён­ных индей­цам. Причём не только худо­же­ствен­ных, но и серьёз­ных, исто­ри­че­ских. «Каждую ночь я горячо молился о моих люби­мых индей­цах…» — вспо­ми­нал Иван Тимо­фе­е­вич.

Иван Тимо­фе­е­вич Беляев

Но всё это были лишь мечты. Сам Беляев не верил, что ему когда-то удастся встре­титься с крас­но­ко­жими. Он жил в реаль­но­сти, а реаль­ность была тако­вой: Иван Тимо­фе­е­вич посту­пил в кадет­ский корпус, а затем стал артил­ле­ри­стом.

Когда нача­лась Первая миро­вая война, Беляев носил чин полков­ника. Он храбро сражался и одна­жды полу­чил серьёз­ное ране­ние. Пуля попала в грудь, и полков­ник чудом выжил. Лече­ние он прохо­дил в лаза­рете под Петро­гра­дом. Там же Беляев встре­тил импе­ра­трицу Алек­сан­дру Фёдо­ровну, а вскоре полу­чил звание гене­рала. Опра­вив­шись от ране­ния, он вернулся на фронт. Но Россий­скую импе­рию к тому времени уже сильно лихо­ра­дило. Война исто­щила госу­дар­ство, нача­лась рево­лю­ция и боль­ше­вики захва­тили власть. Перед гене­ра­лом встал труд­ный выбор: сражаться за белых или отсту­пить, чтобы не проли­вать кровь сооте­че­ствен­ни­ков. Беляев выбрал первый вари­ант и примкнул к белому движе­нию. Но как известно, белые проиг­рали.

И вновь тяжё­лый выбор: куда отпра­виться, где спастись от крас­ных? Можно, конечно, было пойти прото­рён­ным путём и пере­браться во Фран­цию, куда хлынул поток белых эмигран­тов. Привле­ка­тель­ным казался и вари­ант с Соеди­нён­ными Штатами Америки. Но Иван Тимо­фе­е­вич изме­нил бы сам себе, если бы не отва­жился на аван­тюру. Вместо привыч­ной Европы и перспек­тив­ных Штатов он выбрал… Параг­вай. Малень­кую, нищую страну, кото­рая ни на что не претен­до­вала и не хватала звёзд с неба.


Встреча с мечтой

Власти Параг­вая, надо сказать, были только рады неожи­дан­ным эмигран­там из далё­кой России. Вчераш­ние боевые офицеры импе­рии явля­лись ценными кадрами. Иван Тимо­фе­е­вич был одним из первых пред­ста­ви­те­лей погиб­шего госу­дар­ства в Параг­вае. Беляев писал в мему­а­рах:

«Найти уголок, где бы всё святое, что созда­вала вечная святая Русь могло сохра­няться, как в Ковчеге во время потопа до лучших времён».

На новой Родине Иван Тимо­фе­е­вич начал осно­вы­вать русские посе­ле­ния, а также занялся агита­ци­он­ной деятель­но­стью. Во Фран­ции выхо­дила его газета с недву­смыс­лен­ным назва­нием «Параг­вай», в кото­рой гене­рал призы­вал белую эмигра­цию пере­би­раться к нему под крыло. Но не вышло. Через океан осме­ли­лось пере­браться очень мало людей, мечта о «Новой России» в Латин­ской Америке так и оста­лась нере­а­ли­зо­ван­ной.

Но зато активно разви­ва­лась карьера Беля­ева. Он вместе с ещё несколь­кими русскими офице­рами посту­пил на воен­ную службу, оказав­шись в Гене­раль­ном штабе. Кроме обуче­ния параг­вай­цев воен­ному реме­слу, Иван Тимо­фе­е­вич занялся науч­ной деятель­но­стью. Он лично возгла­вил более десятка экспе­ди­ций в Гран-Чако — область в запад­ной части Параг­вая, где жили индейцы мака. Беляев с детства грезил знаком­ством с «крас­но­ко­жими», и встреча с ними не разо­ча­ро­вала эмигранта. Он быстро нашёл с ними общий язык и подру­жился. Иван Тимо­фе­е­вич много времени прово­дил среди индей­цев, изучая их быт, куль­туру и язык. Парал­лельно он постав­лял им одежду, откры­вал школы и театры. В знак благо­дар­но­сти крас­но­ко­жие назы­вали его «Белым отцом».

Беляев с индей­цами

Реванш за Первую Мировую

Идил­лию нару­шила Боли­вия в 1932 году. Появи­лась новость, что в обла­сти Чако обна­ру­жили признаки место­рож­де­ния нефти. Только признаки, а не само чёрное золото (его, кстати, найдут только в 2012 году). Но этого вполне хватило, чтобы Боли­вия объявила войну Параг­ваю и вторг­лась в спор­ную область.

Власти страны-агрес­сора не сомне­ва­лись в победе, поскольку их воен­ная мощь в разы превы­шала параг­вай­ские силы. Параг­вай мог проти­во­по­ста­вить полно­цен­ной армии, артил­ле­рии, танкам и само­лё­там разве что народ­ное опол­че­ние.

К тому же во главе боли­вий­ской армии нахо­ди­лись немцы, прошед­шие горнила Первой миро­вой войны.

Когда нача­лась война, русские офицеры не оста­лись в стороне. Они отпра­ви­лись на фронт добро­воль­цами. В общей слож­но­сти параг­вай­ская армия полу­чила около 80 квали­фи­ци­ро­ван­ных офице­ров. Среди них был даже лётчик — капи­тан Влади­мир Парфе­менко, кото­рому достался старин­ный истре­би­тель «Фиат». Что же каса­ется Ивана Тимо­фе­е­вича, он быстро поднялся до началь­ника гене­раль­ного штаба армии и руко­во­дил оборо­ной Чако. При нём же нахо­дился Нико­лай Эрн, кото­рый в прямом смысле этого слова был послед­ним гене­ра­лом Россий­ской импе­рии. Дело в том, что он действи­тельно стал послед­ним офице­ром, полу­чив­шим гене­раль­ский чин при импе­ра­торе Нико­лае II.

Параг­вай­ские солдаты

Параг­вай быстро моби­ли­зо­вал насе­ле­ние и сумел собрать армию в пять­де­сят тысяч чело­век. Но солда­там не хватало как знаний, так и воору­же­ния. Вот только Беляев и осталь­ные коман­диры сумели совер­шить невоз­мож­ное. При помощи индей­цев параг­вай­ские солдаты оттес­нили против­ника из Чако. И после череды неудач боли­вий­скую армию возгла­вил немец­кий гене­рал Ганс Кунд. Чело­век, знако­мый русским офице­рам, поскольку во время Первой миро­вой войны он сражался как раз на Восточ­ном фронте.

И война между Боли­вией и Параг­ваем превра­ти­лась в продол­же­ние Первой Миро­вой. И немцы, и русские решили «пере­иг­рать» её и отомстить друг другу за старые обиды. В 1933 году у форта Нанава произо­шло глав­ное сраже­ние Чакской войны. Бой длился почти десять дней и Параг­вай побе­дил. В той мясо­рубке Боли­вия поте­ряла убитыми около двух тысяч солдат.

Затем произо­шло ещё несколько сраже­ний. Провин­ция Чако полно­стью оказа­лась в руках параг­вай­цев, Кунд был отправ­лен в отставку, а боли­вий­ский прези­дент лишился кресла. В стране нача­лась смута. Этим и восполь­зо­вался Беляев, вторг­нув­шись на терри­то­рию Боли­вии. В мае 1935 года параг­вайцы нанесли сокру­ши­тель­ный удар, от кото­рого против­ник уже не смог опра­виться. Вскоре страны подпи­сали мирный дого­вор в Буэнос-Айресе. Почти вся провин­ция Чако отошла к Параг­ваю, Боли­вии же доста­лась крошеч­ная и абсо­лютно беспо­лез­ная терри­то­рия.

Есть мнение, что пора­же­ние Боли­вии сильно пошат­нуло авто­ри­тет немец­кой воен­ной школы как в Южной, так и в Латин­ской Америке. Возможно, это привело к тому, что план Адольфа Гитлера по распро­стра­не­нию своей идео­ло­гии в этом реги­оне прова­лился.

Иван Тимо­фе­е­вич, как и многие русские офицеры, так и остался в Параг­вае. А когда Беля­ева не стало (произо­шло этого в начале 1957 года) в стране был объяв­лен трёх­днев­ный траур. На его похо­ро­нах присут­ство­вали первые лица Параг­вая, а также огром­ная толпа индей­цев, кото­рые читали молитву «Отче наш» на русском языке.

Иван Тимо­фе­е­вич с офице­рами

Читайте также «Юлий Эдель­ш­тейн. Отси­деть за Сион»

Поделиться