«Социалистический город» Магнитогорск

Идея соци­а­ли­сти­че­ских горо­дов полу­чила актив­ное разви­тие в годы первых пяти­ле­ток, когда совет­ское руко­вод­ство взяло курс на инду­стри­а­ли­за­цию, что привело к суще­ствен­ной транс­фор­ма­ции всего обще­ства. Соцго­род стал новым типом посе­ле­ний, кото­рые массово проек­ти­ро­ва­лись по единому плану неда­леко от стро­я­щихся заво­дов. Их возве­де­ние вело к возник­но­ве­нию особой рабо­чей куль­туры, связан­ной в первую очередь с деятель­но­стью сосед­него пред­при­я­тия. Проект должен был отра­жать сущность совет­ского города, в кото­ром вся жизнь связана с произ­вод­ством и движе­нием в свет­лое комму­ни­сти­че­ское буду­щее.

VATNIKSTAN расска­зы­вает, как идею города буду­щего немец­кие, австрий­ские и совет­ские архи­тек­торы стре­ми­лись вопло­тить в Магни­то­гор­ске. 

Жилые дома Сергея Черны­шёва на Пионер­ской улице, Магни­то­горск

От «города-сада» к социалистическому городу

В конце XIX — начале XX веков сложи­лась архи­тек­тур­ная концеп­ция города-сада, впер­вые описан­ная англий­ским социо­ло­гом Эбени­зе­ром Говар­дом в книге «Города-сады буду­щего». Идеаль­ный город, защи­щён­ный от пере­на­се­ле­ния и хаоса, должен был пред­став­лять из себя посё­лок круг­лой формы с несколь­кими коль­цами парков, садов и обще­ствен­ных зданий. В нём созда­ва­лась свое­об­раз­ная форма «жилищ­ного това­ри­ще­ства», соче­та­ю­щая в себе лучшие черты город­ского и сель­ского быта. В доре­во­лю­ци­он­ной России такие посёлки не полу­чили широ­кого распро­стра­не­ния: власти опаса­лись коллек­тив­ного само­управ­ле­ния, кото­рое пред­по­ла­га­лось внутри таких това­ри­ществ.

Симен­сштадт, Герма­ния

С прихо­дом боль­ше­ви­ков идея обще­ствен­ной собствен­но­сти города-сада стала вопло­щаться в реаль­ность, однако вскоре совет­ское руко­вод­ство отка­за­лось от котте­дж­ной застройки, поскольку в ней просмат­ри­вался капи­та­ли­сти­че­ский инди­ви­ду­а­лизм. Тем не менее именно идея города-сада стала осно­вой для даль­ней­шего разви­тия совет­ской архи­тек­тур­ной мысли и форми­ро­ва­ния проек­тов рабо­чих посёл­ков, а позд­нее целых соци­а­ли­сти­че­ских горо­дов с систе­мой сете­вого обслу­жи­ва­ния.

Возве­де­ние соцго­ро­дов обуслав­ли­ва­лось в первую очередь произ­вод­ствен­ными и идео­ло­ги­че­скими зада­чами, поскольку любая деятель­ность рабо­чих должна была быть направ­лена на стро­и­тель­ство комму­низма и движе­ние в свет­лое буду­щее.

Все соци­аль­ные преоб­ра­зо­ва­ния прово­ди­лись под конкрет­ные цели госу­дар­ствен­ного аппа­рата, вопло­щав­шего в жизнь не только планы инду­стри­аль­ного разви­тия страны, но и идео­ло­гию искус­ствен­ного изме­не­ния и моде­ли­ро­ва­ния совет­ского чело­века, его быта, трудо­вого распо­рядка, досуга, окру­жа­ю­щей среды и прочего. Как отме­чал М. Г. Мееро­вич, прежде всего, соцго­род являлся «эффек­тив­ным сред­ством соци­аль­ного управ­ле­ния, пове­ден­че­ского норми­ро­ва­ния и принуж­де­ния к труду». Именно такая система давле­ния и моби­ли­за­ции рабо­чих позво­ляла осуществ­лять масштаб­ные стро­и­тель­ные проекты под тоталь­ным контро­лем руко­вод­ства партии. Жильё нахо­ди­лось в собствен­но­сти градо­об­ра­зу­ю­щего пред­при­я­тия, что сильно увели­чи­вало зави­си­мость от госу­дар­ства, кото­рое факти­че­ски могло мани­пу­ли­ро­вать рабо­чей силой. За уволь­не­нием следо­вало и немед­лен­ное высе­ле­ние без предо­став­ле­ния какого-либо жилища, что так или иначе принуж­дало людей к труду и дисци­плине. Специ­фи­че­ский харак­тер рассе­ле­ния преду­смат­ри­вал созда­ние коммун, объеди­нён­ных как трудо­вым заня­тием, так и совмест­ным прожи­ва­нием.


Капиталистические братья соцгородов

Приме­ча­тельно, что при проек­ти­ро­ва­нии соци­а­ли­сти­че­ского города Совет­ский Союз пере­нял опыт капи­та­ли­сти­че­ского стро­и­тель­ства евро­пей­ских стран. В част­но­сти, немец­кие приго­род­ные посёлки 1920-х годов, постро­ен­ные пред­ста­ви­те­лями новой архи­тек­тур­ной школы Баухаус, отра­жали в себе такие важные для совет­ского госу­дар­ства прин­ципы градо­стро­и­тель­ства как массо­вость, эконо­мич­ность, стан­дар­ти­зи­ро­ван­ность и высо­кую скорость стро­и­тель­ства. В Герма­нию отпра­ви­лась совет­ская деле­га­ция, кото­рая детально осмот­рела и изучила особен­но­сти возве­де­ния подоб­ного жилья для рабо­чих, пред­став­лен­ного в Берлине (напри­мер, посёлки Белый город, Шиллер­парк, Симен­сштадт, Бритц), Франк­фурте-на-Майне, Дессау и других насе­лён­ных пунк­тах, квар­талы кото­рых можно считать «родными братьями» совет­ских соцго­ро­дов. В таких посёл­ках исполь­зо­вали техно­ло­гию «строч­ной» застройки, при кото­рой дома распо­ла­га­ются парал­лель­ными рядами по длин­ным сторо­нам зданий под углом к крас­ным линиям, обозна­ча­ю­щим границы терри­то­рий общего поль­зо­ва­ния. Своё назва­ние такая застройка полу­чила из-за того, что ряды домов напо­ми­нают строчку швей­ной машинки.

Посе­ле­ние Бритц

Для вопло­ще­ния всех прин­ци­пов и техно­ло­гий в СССР пригла­сили австрий­ских и немец­ких архи­тек­то­ров, участ­во­вав­ших в проек­ти­ро­ва­нии горо­дов нового типа. Руко­во­ди­те­лем одной из наибо­лее извест­ных команд специ­а­ли­стов был Эрнст Май, рабо­тав­ший в Совет­ском Союзе на протя­же­нии 1930–1933 годов, когда были созданы планы таких соци­а­ли­сти­че­ских горо­дов, как Ленинск, Проко­пьевск, Кузнецк, Магни­то­горск, Сталин­град, Нижний Тагил, Ниже­го­род­ский Авто­строй и многих других. Важной отли­чи­тель­ной чертой работы стал «фабрич­ный» метод возве­де­ния жилых конструк­ций, детали кото­рых изго­тав­ли­ва­лись на завод­ских мастер­ских и пред­став­ляли собой различ­ные бетон­ные блоки. Подоб­ная сборка, а также нали­чие чёткого плана и графика застройки, орга­ни­зо­ван­ной в несколько смен прак­ти­че­ски без простоев, позво­ляли добиться макси­маль­ной эконо­мии времени и ресур­сов. Скла­ды­вался конвей­ер­ный тип стро­и­тель­ства одно­тип­ных домов соци­а­ли­сти­че­ского города, преду­смат­ри­вав­шего не только госу­дар­ствен­ное центра­ли­зо­ван­ное снаб­же­ние элек­тро­энер­гией, водой, отоп­ле­нием, кана­ли­за­цией, но и системы общего куль­тур­ного и быто­вого обслу­жи­ва­ния. Все эти идеи Май вопло­тил в проекте соцго­рода Магни­то­гор­ска, стро­и­тель­ство кото­рого должно было произ­во­диться в сжатые сроки. Как и в других соци­а­ли­сти­че­ских горо­дах, глав­ными зада­чами магни­то­гор­ской стройки было созда­ние массив­ного жилищ­ного фонда со всеми необ­хо­ди­мыми комму­ни­ка­ци­ями и объек­тами в непо­сред­ствен­ной близо­сти от стро­я­ще­гося метал­лур­ги­че­ского комби­ната.


Архитектурное соревнование и строительство

Ещё до приезда немец­ких специ­а­ли­стов проек­ти­ро­ва­нием Магнитки зани­ма­лась группа Госпро­екта под руко­вод­ством С. Е. Черны­шёва, что созда­вало свое­об­раз­ный конкурс между совет­скими и иностран­ными архи­тек­то­рами. В своих воспо­ми­на­ниях С. Е. Черны­шёв писал:

«Он [Эрнст Май] сделал проект, и одно­вре­менно делали проект наши архи­тек­торы. Собрали эксперт­ную комис­сию, в кото­рую вошли Жолтов­ский, Гинзбург и другие, и прова­лили проект Мая. Но, прини­мая во внима­ние опыт Мая, ему пору­чили запро­ек­ти­ро­вать город. Реше­ние комис­сии было такое — пору­чить Маю проек­ти­ро­ва­ние города Магни­то­гор­ска с тем, чтобы в новом проекте исполь­зо­вать всё лучшее, что имеется в его проекте и в проекте совет­ских архи­тек­то­ров».

В связи с подоб­ным сорев­но­ва­нием работа затя­ги­ва­лась, возни­кало множе­ство споров по поводу взаи­мо­рас­по­ло­же­ния пред­при­я­тия и посе­ле­ния Магни­то­гор­ска. Из-за разме­ще­ния и даль­ней­шего роста промыш­лен­ной площадки на левом берегу реки Урал для города оста­вался лишь неболь­шой участок земли, огра­ни­чен­ный с другой стороны невы­со­кими холмами. Именно поэтому неод­но­кратно подни­мался вопрос о пере­носе жилых квар­та­лов на правый берег. Э. Май, кото­рому в итоге пору­чили проек­ти­ро­ва­ние соцго­рода, напро­тив, высту­пал за стро­и­тель­ство на левом берегу и аргу­мен­ти­ро­вал свою пози­цию так:

«… нужно учесть и неко­то­рые стра­те­ги­че­ские сооб­ра­же­ния. СССР явля­ется таким госу­дар­ством, кото­рое, безусловно, с этим момен­том должно считаться. Если бы напа­де­ние уничто­жило этот соеди­ни­тель­ный путь [дамбу], то, значит, сооб­ще­ние между горо­дом и произ­вод­ством было бы совер­шенно уничто­жено…»

Проект деталь­ной плани­ровки квар­тала № 1, Э. Май

Иностран­ный проект несколько раз пере­ра­ба­ты­вался и допол­нялся всё новыми реко­мен­да­ци­ями совет­ской власти, тогда как левый берег обрас­тал времен­ными и барач­ными жили­щами. С этими изно­шен­ными стро­е­ни­ями также прихо­ди­лось считаться при подго­то­ви­тель­ных и стро­и­тель­ных рабо­тах, кото­рые посто­янно подвер­га­лись тем или иным коррек­ти­вам. В своей статье Эрнст Май отме­чал

«[Разра­бо­тан­ный гене­раль­ный план явля­ется] попыт­кой внести опре­де­лён­ную систему в соору­же­ние Магни­то­гор­ска, попыт­кой, теоре­ти­че­ское значе­ние кото­рой нисколько не умень­ша­ется вслед­ствие несо­вер­шен­ства доселе извест­ных данных».

Архи­тек­тор описы­вал, что магни­то­гор­ский соцго­род был рассчи­тан на 200 тысяч жите­лей, прожи­ва­ю­щих в пяти райо­нах, четыре из кото­рых прихо­дятся на южный город, а один явля­ется само­сто­я­тель­ным север­ным горо­дом. Каждый из райо­нов подраз­де­ля­ется на квар­талы с шести­ты­сяч­ным насе­ле­нием, кото­рые распа­да­ются на три жилых комплекса по две тысячи чело­век. Безусловно, сюда были вклю­чены все соору­же­ния, необ­хо­ди­мые в повсе­днев­ной жизни совет­ского чело­века, как, напри­мер, ясли, школы, техни­кумы, столо­вые, боль­ницы, а также куль­тур­ные центры с библио­те­ками, концерт­ными залами или домами куль­туры, спор­тив­ные площадки, парко­вые зоны для отдыха и многое другое.

Ещё одним инте­рес­ным ново­вве­де­нием стала так назы­ва­е­мая «франк­фурт­ская кухня», кото­рая была создана Марга­ре­той Шютте-Лихоцки, входив­шей в команду Мая. Привыч­ная для нас кухня со стан­дарт­ным набо­ром мебели, кото­рый макси­мально эффек­тивно запол­няет неболь­шое простран­ство и эконо­мит время, была разра­бо­тана во Франк­фурте-на-Майне, а затем спустя несколько лет вопло­щена и в магни­то­гор­ском соцго­роде.

Проект семи­сек­ци­он­ного жилого дома

Однако, стрем­ле­ние следо­вать госу­дар­ствен­ному заказу не соот­вет­ство­вало соци­аль­ным потреб­но­стям насе­ле­ния — неко­то­рые оказа­лись не готовы питаться в столо­вой, а другие просто не могли осво­иться в новых быто­вых усло­виях. Один из участ­ни­ков проек­ти­ро­ва­ния соцго­рода — Йохан Ниге­ман не раз удив­лялся своему непра­виль­ному пред­став­ле­нию о тех, для кого он строит, поскольку часть жите­лей между новыми домами разби­вали войлоч­ные шатры, кото­рые были им привыч­нее. Боль­шой пробле­мой явля­лась посто­ян­ная «текучка» кадров и недо­ста­ток квали­фи­ци­ро­ван­ных рабо­чих. Имели место и довольно стран­ные недо­ра­зу­ме­ния… Когда, напри­мер, Ниге­ман увидел на стройке несо­от­вет­ствие чертежу:

«На мой вопрос десят­ник по имени Миро­нов сказал мне, что сам пред­при­нял эти изме­не­ния, ибо так „краси­вее“».

Жилые дома, спро­ек­ти­ро­ван­ные Эрнстом Маем на основе плани­ро­воч­ной струк­туры Сергея Черны­шёва
Жилые дома в квар­тале № 1. Стро­и­тели отка­за­лись от вход­ных курдо­нё­ров, посчи­тав их изли­ше­ствами

По поводу непо­сред­ствен­ных архи­тек­тур­ных реше­ний Эрнст Май писал:

«… оформ­ле­ние соци­а­ли­сти­че­ского города не пред­став­ляет собой твёрдо уста­нов­лен­ного поня­тия. Нам известно лишь одно, что по своему внеш­нему виду соци­а­ли­сти­че­ский город будет суще­ственно отли­чаться от отжив­ших капи­та­ли­сти­че­ских горо­дов. Новые совер­шенно „пере­кри­стал­ли­зи­ро­ван­ные“ формы чело­ве­че­ского обще­ства должны создать архи­тек­тур­ный образ, соот­вет­ству­ю­щий бесклас­со­вому госу­дар­ству».

Детский сад на 100 мест
Школа, архи­тек­тор Грета Шютте-Лихот­ски
Фасад адми­ни­стра­тив­ного блока школы, архи­тек­тор Грета Шютте-Лихот­ски

Основ­ным требо­ва­нием было созда­ние для всех рабо­чих одина­ково благо­при­ят­ных усло­вий жизни в хозяй­ственно-быто­вых, куль­тур­ных и транс­порт­ных систе­мах обслу­жи­ва­ния. Помимо этого, архи­тек­торы стре­ми­лись добиться единого, но не слиш­ком моно­тон­ного оформ­ле­ния квар­та­лов, в кото­рых жилые дома как будто проти­во­по­став­ля­ются обще­ствен­ным построй­кам:

«Если архи­тек­тур­ный контраст и ритм в преде­лах каждого квар­тала созда­ются путём проти­во­по­став­ле­ния высо­ких и низких, длин­ных и корот­ких масс и откры­тых площа­дей, то и весь город в целом пред­став­ляет соче­та­ние опре­де­лён­ных архи­тек­тур­ных контра­стов».

К сожа­ле­нию, проект соцго­рода так и не был полно­стью реали­зо­ван — на левом берегу был построен лишь квар­тал № 1 и часть квар­тала № 2. В конце 1933 года власть после долгих коле­ба­ний решила пере­не­сти стро­и­тель­ство города на правый берег, а группа Эрнста Мая поки­нула Совет­ский Союз. Несмотря на всё это, идеи соци­а­ли­сти­че­ской Магнитки оста­вили замет­ный след в исто­рии архи­тек­тур­ной мысли, что нашло своё отра­же­ние в миро­вых учеб­ных посо­биях. Более того, на Урале прово­ди­лись различ­ные проекты и семи­нары, кото­рые посе­щали иностран­ные специ­а­ли­сты, утвер­жда­ю­щие что объект достоин вклю­че­ния в Список всемир­ного насле­дия ЮНЕСКО. Среди соци­а­ли­сти­че­ских горо­дов нашей страны магни­то­гор­ский проект оста­ётся уникаль­ным и наибо­лее сохра­нив­шемся проек­том, кото­рый заслу­жи­вает гораздо боль­шего внима­ния и требует серьёз­ной рестав­ра­ции и обнов­ле­ния.

Пано­рама квар­тала № 1, 2000-е гг.

Читайте также интер­вью с исто­ри­ком-энту­зи­а­стом Миха­и­лом Край­но­вым «„Я исполь­зую любой повод для того, чтобы исто­рией и исто­ри­ями поде­литься“»

Поделиться