СССР и Афганистан в 1919–1950 годы

Совет­ская Россия стала первой стра­ной, уста­но­вив­шей дипло­ма­ти­че­ские отно­ше­ния с Афга­ни­ста­ном. Это произо­шло после Третьей англо-афган­ской войны в 1919 году, а в 1921 годы два моло­дых госу­дар­ства подпи­сали Дого­вор о дружбе: Афга­ни­стан полу­чил финан­со­вую помощь, поставки само­лё­тов, обслу­жи­ва­ю­щего техни­че­ского персо­нала и опера­то­ров теле­графа. Но в следу­ю­щие годы отно­ше­ния двух стран скла­ды­ва­лись не так безоб­лачно, а в годы войны и вовсе оказа­лись на грани ката­строфы — немец­кая разведка пыта­лась превра­тить Афга­ни­стан в плац­дарм для втор­же­ния в сред­не­ази­ат­ские респуб­лики.

Специ­ально для VATNIKSTAN Хуршед Худое­ро­вич Юсуф­бе­ков — автор более 50 исто­ри­че­ских статей в русско­языч­ной «Вики­пе­дии» — подго­то­вил рассказ о взаи­мо­от­но­ше­ниях СССР и Коро­лев­ства Афга­ни­стан до, во время и после Второй миро­вой войны.


До Второй мировой войны: взаимовыгодное сотрудничество и борьба с басмачеством

До 1950-х годов совет­ско-афган­ские отно­ше­ния были образ­цом совмест­ной работы стран с разными поли­ти­че­скими, соци­аль­ными и эконо­ми­че­скими устрой­ствами. Они служили приме­ром отно­ше­ний госу­дар­ства с превос­хо­дя­щей эконо­ми­че­ской и воен­ной мощью со стра­ной третьего мира на взаи­мо­вы­год­ной основе, без вмеша­тель­ства во внут­рен­ние дела друг друга. С одной стороны, это укреп­ляло внеш­не­по­ли­ти­че­ские пози­ции СССР и безопас­ность его южных рубе­жей, с другой — способ­ство­вало разви­тию эконо­мики Афга­ни­стана и стаби­ли­зи­ро­вало его поло­же­ние на миро­вой поли­ти­че­ской арене.

В исто­рии отно­ше­ний с Совет­ским Союзом Афга­ни­стан до 1978 года трижды заяв­лял о себе как о важном игроке. Инте­рес друг к другу страны впер­вые проявили в 1919 году, когда Афга­ни­стан после провоз­гла­ше­ния неза­ви­си­мо­сти и начала очеред­ной войны с Вели­ко­бри­та­нией очень нуждался в между­на­род­ной поддержке.

Это было суще­ственно и для Совет­ской России, кото­рая боро­лась с басма­че­ством в Централь­ной Азии, поддер­жи­ва­е­мой Вели­ко­бри­та­нией с терри­то­рий Турции, Ирана и Афга­ни­стана. В этот период СССР отка­зался от прямого столк­но­ве­ния с Вели­ко­бри­та­нией в Афга­ни­стане, заклю­чив 16 марта 1921 года с ней торго­вое согла­ше­ние. Совет­ско-афган­ские дого­воры 1921 и 1926 годов в значи­тель­ной степени разре­шили проблемы обеих стран.

Король Афга­ни­стана Аманулла-хан во время визита в СССР вместе с Миха­и­лом Кали­ни­ным обхо­дит строй почёт­ного кара­ула. 2 мая 1928 года

Разви­тие совет­ско-афган­ских отно­ше­ний в этот период инте­ресно тем, что в апреле 1929 года Совет­ский Союз попы­тался оказать прямую воен­ную помощь сверг­ну­тому с трона королю Афга­ни­стана Аманулле-хану. СССР тогда напра­вил отряд РККА, кото­рый при поддержке авиа­ции вошёл в север­ную часть Афга­ни­стана и напра­вился в Кабул. Но из-за бегства Аманулла-хана в Индию в мае 1929 года Крас­ную Армию пришлось выве­сти из Афга­ни­стана.


Планы Абвера, курбаши и беспокойство на южных границах

Отно­ше­ния СССР с южным сосе­дом в следу­ю­щие годы связаны с нача­лом Второй миро­вой войны, укреп­ле­нием пози­ций нацист­ской Герма­нии, проник­но­ве­нием немцев в страны Сред­него Востока, особенно в Иран и Афга­ни­стан. Иран в это время прово­дил прогер­ман­скую поли­тику, посте­пенно превра­ща­ясь в плац­дарм нацист­ской агрес­сии на Сред­нем Востоке. Также Герма­ния наме­ре­ва­лась напа­дать из Ирана и Афга­ни­стана на южные районы Совет­ского Союза — по направ­ле­нию к Турк­мен­ской, Таджик­ской и Узбек­ской совет­ским респуб­ли­кам.

Афга­ни­стан, 1940-е гг.

Гитле­ров­ская разведка возла­гала боль­шие надежды на подрыв морально-поли­ти­че­ского един­ства совет­ского народа, созда­ние боевых и разве­ды­ва­тель­ных форми­ро­ва­ний из числа совет­ских граж­дан — выход­цев из сред­не­ази­ат­ских респуб­лик. В Берлине был создан так назы­ва­е­мый «Турке­стан­ский наци­о­наль­ный коми­тет», в состав кото­рого вошли узники лаге­рей воен­но­плен­ных, наци­о­на­ли­сты и измен­ники. Немец­ким войскам на фрон­тах СССР пред­пи­сы­ва­лось подчёр­ки­вать, что против­ни­ком Герма­нии явля­ются не народы Совет­ского Союза, а сама совет­ская власть. Пропа­ганда утвер­ждала, что герман­ские воору­жён­ные силы пришли в СССР не как враги и окку­панты, а напро­тив, как осво­бо­ди­тели, стре­мя­щи­еся изба­вить людей от жесто­кого прави­тель­ства.

Афган­ская монар­хия не сомне­ва­лась, что Герма­ния в корот­кий срок разгро­мит Совет­ский Союз, и тогда у коро­лев­ства появится шанс нарас­тить терри­то­рию за счёт земель, неко­гда входив­ших во владе­ния бухар­ского эмира и хивин­ского хана с помо­щью басма­чей.

Летом 1941 года япон­ские и герман­ские войска в Афга­ни­стане уста­но­вили контакт со всеми круп­ными поле­выми коман­ди­рами — курбаши сред­не­ази­ат­ского басма­че­ства. В авгу­сте этого же года по просьбе герман­ской дипмис­сии япон­ский времен­ный пове­рен­ный Кацуби встре­тился с Сеидом Мир Мухам­мед Алим-ханом, ведя пере­го­воры о сотруд­ни­че­стве против Совет­ского Союза. Бывший эмир офици­ально отка­зался. Но его окру­же­ние и все курбаши басма­че­ства на севере Афга­ни­стана тут же вышли на связь с япон­ской и немец­кой развед­кой, сулив­шими солид­ную награду за орга­ни­за­цию парти­зан­ской деятель­но­сти в сред­не­ази­ат­ских респуб­ли­ках СССР.

Абвер — орган воен­ной разведки и контр­раз­ведки Герма­нии в 1919 — 1944 гг. — прида­вал огром­ное значе­ние работе аген­туры. В Афга­ни­стане Абвер создал разветв­лён­ную аген­тур­ную сеть, внутри кото­рой присут­ство­вало глав­ное воен­ное руко­вод­ство страны. Числен­ный состав герман­ских специ­а­ли­стов перед войной в коро­лев­стве насчи­ты­вал свыше трёх­сот чело­век. В мини­стер­ствах рабо­тали немец­кие совет­ники, в армии и поли­ции — инструк­ти­ру­ю­щие из Вермахта.

В 1938 году Герма­ния предо­ста­вила афган­скому прави­тель­ству беспро­цент­ный кредит на закупку у неё воору­же­ния и боепри­па­сов. Герман­ский корпус в Афга­ни­стане был приви­ле­ги­ро­ван­ным, немцы носили огне­стрель­ное оружие, сотруд­ники подку­пали афган­ских чинов­ни­ков и мест­ных граж­дан, подчёр­ки­вая, что это «забота фюрера, борю­ще­гося против искон­ных врагов ислама — Англии и России». В 1939 году за Герма­нией было закреп­лено моно­поль­ное право форми­ро­вать списки совет­ни­ков для объек­тов промыш­лен­но­сти и стро­и­тель­ства.

В сентябре 1941 года Абвер пору­чил влия­тель­ному среди басма­чей курбаши Махмуд-беку созда­ние шпион­ско-дивер­си­он­ной сети по обе стороны реки Пяндж на совет­ско-афган­ской границе. Так нача­лось сотруд­ни­че­ство Махмуд-бека как рези­дента Абвера среди узбек­ских и турк­мен­ских басма­чей в Афга­ни­стане (к тому времени он уже имел свою рабо­чую аген­тур­ную сеть).

Турк­мен­ская эмигра­ция в Афга­ни­стане обла­дала наибо­лее много­чис­лен­ными форми­ро­ва­ни­ями, способ­ными при необ­хо­ди­мо­сти тут же атако­вать пригра­нич­ные терри­то­рии СССР. Согласно расчёту Дитриха Витцеля, турк­мен­ские форми­ро­ва­ния в Афга­ни­стане могли воору­жить до 11 тысяч басма­чей.

К концу осени 1941 года К. Расмус — рези­дент немец­кой внеш­не­по­ли­ти­че­ской разведки в Афга­ни­стане — прика­зал Махмуд-беку создать на северо-востоке, в городе Баглане, опор­ный пункт для пере­броски в СССР немец­ких аген­тов, за что ему от немец­кой миссии в Кабуле пере­дали 40 тысяч афгани. Позд­нее Расмус пору­чил ему подго­то­вить дивер­си­он­ные группы для пере­броски в Совет­ский Союз. К весне 1942 года рези­ден­том Абвера в среде узбек­ского и турк­мен­ского басма­че­ства был назна­чен Махмуд-бек, кото­рый при поддержке немец­кой разведки создал в север­ном Афга­ни­стане анти­со­вет­скую орга­ни­за­цию, полу­чив­шую назва­ние «Унион». Её целью было отво­е­вать терри­то­рии Бухар­ского эмирата и вернуть на престол бывшего эмира.

Шир Мухам­мед-бек Гази, первый руко­во­ди­тель «Униона», пози­рует с винтов­кой на коне

У СССР рабо­тала широ­кая аген­тур­ная сеть в север­ном Афга­ни­стане, поэтому действия немец­кой и япон­ской разведки были под контро­лем. На опре­де­лён­ном этапе совет­ская разведка решила пере­вер­бо­вать Махмуд-бека и полу­чить исчер­пы­ва­ю­щую инфор­ма­цию об «Унионе». В начале 1942 года развед­чики вели деятель­ность Абвера и анти­со­вет­ских эмигрант­ских орга­ни­за­ций в север­ном Афга­ни­стане.

Другой узбек­ский курбаши Куршир­мат утвер­ждал, что в обмен на финан­со­вую помощь он и его люди подго­то­вят и отпра­вят дивер­си­он­ные группы в совет­ские сред­не­ази­ат­ские респуб­лики для уничто­же­ния мостов, линий связи и скла­дов с продо­воль­ствием. Они пред­ла­гали сфор­ми­ро­вать парти­зан­ские форми­ро­ва­ния и подго­то­вить площадки для приёма немец­кого десанта и осуществ­лять дивер­сии против совет­ских аэро­дро­мов.

Перед наступ­ле­нием фашист­ской Герма­нии на Сталин­град и Кавказ глава рези­ден­туры Абвера в Афга­ни­стане Дитрих Витцель полу­чил из Берлина приказ создать в сред­не­ази­ат­ских респуб­ли­ках разветв­лён­ную дивер­си­он­ную сеть. В соот­вет­ствии с пока­за­ни­ями о деятель­но­сти Абвера в Афга­ни­стане, уже после войны, бывший немец­кий посол в Афга­ни­стане Ганс Пиль­гер на допросе в «Бутырке» сооб­щил, что в 1942 году Витцель плани­ро­вал развить широ­кую аген­тур­ную сеть в южной части Турк­мен­ской, Таджик­ской и Узбек­ской ССР. Огром­ное значе­ние, по утвер­жде­нию посла Г. Пиль­гера, Дитрих Витцель уделял форми­ро­ва­нию в Турк­мен­ской ССР орга­ни­зо­ван­ного подпо­лья, выпол­ня­ю­щего уста­новки Абвера.

В докладе наркома иностран­ных дел от 4 апреля 1942 года отме­ча­лось, что группа афган­ских воен­ных прогер­ман­ской ориен­та­ции во главе с прин­цем Мухам­мед Дауд Ханом разра­ба­ты­вала план воен­ного похода против СССР. По инфор­ма­ции совет­ской разведки, кабуль­ское прави­тель­ство было уверено, что части Крас­ной армии, дисло­ци­ро­ван­ные на совет­ско-афган­ской границе, обяза­тельно будут пере­бро­шены на фронт для сраже­ний с немец­кими войсками. А сил одной афган­ской диви­зии будет доста­точно, чтобы овла­деть Хивой и Буха­рой.

Король Мухам­мед Захир-шах с басма­че­скими форми­ро­ва­ни­ями заклю­чил секрет­ное согла­ше­ние о поддержке Афга­ни­стана в случае столк­но­ве­ния с Крас­ной армией с живу­щим в эмигра­ции в Кабуле сверг­ну­тым эмиром Бухары Сеидом Мир Мухам­мед Алим-ханом.

Совет­ский Союз вынуж­денно укре­пил южные границы, что вызвало беспо­кой­ство в Афга­ни­стане, Иране и стояв­шей за ними Вели­ко­бри­та­нии. С напа­де­нием Герма­нии на СССР обста­новка резко обост­ри­лась и на юге сред­не­ази­ат­ских респуб­лик. На севере Афга­ни­стана стали форми­ро­ваться басма­че­ские отряды, целью кото­рых были воен­ные акции на терри­то­рии СССР.

В 1942 году немец­кие, япон­ские и итальян­ские спец­службы при поддержке афган­ской власти реально могли двинуть на СССР 10 тысяч басма­чей. В такой обста­новке Совет­ский Союз совместно с Вели­ко­бри­та­нией начал бороться с фашист­ской аген­ту­рой стран «Оси».

Тем не менее немец­кая разведка продол­жала под разными пред­ло­гами разви­вать аген­тур­ную сеть и соби­рать инфор­ма­цию на южных грани­цах СССР.

В свою очередь, разве­ды­ва­тель­ные службы Совет­ского Союза, Вели­ко­бри­та­нии и Соеди­нён­ных Штатов Америки выяв­ляли и срывали наме­ре­ния нацист­кой Герма­нии в Иране и Афга­ни­стане, пыта­лись не допу­стить вовле­че­ния этих стран в войну.

К концу 1941 года афганцы, пере­пу­ган­ные вводом совет­ских и англий­ских войск на терри­то­рию Ирана 25 авгу­ста 1941 года, начали выдво­рять часть немцев и итальян­цев из Афга­ни­стана, что дало возмож­ность укре­пить южные рубежи и предот­вра­тить попытку немцев открыть южный фронт боевых действий против СССР.

К 1943 году, после пора­же­ния Герма­нии под Курском, немцы ушли из Афга­ни­стана. Но возник­шие слож­но­сти в совет­ско-афган­ских отно­ше­ниях, вызван­ные собы­ти­ями Второй миро­вой войны, были сняты только летом 1946 года, когда Сталин принял в Москве посла Афга­ни­стана Ахмат-хана.


Восстановление отношений после войны

Третий период деятель­ного участия Совет­ского Союза в афган­ской поли­тике прихо­дится на 1955 год. Потом ему будет уделяться особое внима­ние, поскольку созда­ние поло­жи­тель­ного потен­ци­ала совет­ско-афган­ских отно­ше­ний прихо­дится именно на 1955 — 1978 годы. В это время в Коро­лев­стве Афга­ни­стан и вокруг него разво­ра­чи­ва­ются собы­тия, опре­де­лив­шие позже его ориен­та­цию на СССР. Для пони­ма­ния деятель­но­сти СССР в афган­ском направ­ле­нии, её место в совет­ской внеш­ней поли­тике, важно учиты­вать разви­тие между­на­род­ной обста­новки в 1950-х —1970-х годах.

Афга­ни­стан, 1950-е гг.

Авто­ри­тет СССР дости­гает пика. Между­на­род­ное комму­ни­сти­че­ское и рабо­чее движе­ние, став­шее силой на миро­вой арене, стало более актив­ным. Соци­а­ли­сти­че­ский лагерь стал проти­во­ве­сом устрем­ле­ниям Соеди­нён­ным Штатам Америки к миро­вому господ­ству. Жёст­кий раздел сфер влия­ния в Европе пред­опре­де­лил смеще­ние борьбы сверх­дер­жав на миро­вую пери­фе­рию.

Это проти­во­сто­я­ние имело поло­жи­тель­ные и отри­ца­тель­ные след­ствия для третьего мира. СССР не являлся клас­си­че­ской коло­ни­аль­ной импе­рией и поддер­жи­вал осво­бо­ди­тель­ные движе­ния. Но мало­ве­ро­ятно, чтобы США позво­лили себе спокойно наблю­дать укреп­ле­ние эконо­мики Совет­ского Союза, воен­ную мощь, даже если бы он не расши­рял влия­ние в мире. После Второй миро­вой войны США начали созда­вать воен­ные объекты на терри­то­рии Турции и Ирана, пыта­лись вовлечь Афга­ни­стан в круг своих военно-поли­ти­че­ских инте­ре­сов, прово­ди­мых в даль­ней­шем на протя­же­нии всего афган­ского кризиса.

Совет­ский Союз тоже уделял этому реги­ону особое внима­ние: Ирану, Турции и Афга­ни­стану. В 1950-е годы отно­ше­ния с ними приоб­рели стабиль­ность, и непо­сред­ствен­ных угроз безопас­но­сти СССР в этом районе не было. Иран и Турция полу­чали эконо­ми­че­скую помощь и даже умерен­ные поли­ти­че­ские уступки, хотя здесь и доми­ни­ро­вали США, исполь­зо­вав­шие эти страны для разме­ще­ния систем техни­че­ской разведки и ракет­ных комплек­сов.


Читайте также отрывки из днев­ника сотруд­ника воен­ной контр­раз­ведки Влади­мира Киени «Афган­ские рассказы контр­раз­вед­чика из „Ураль­ского следо­пыта“»

Поделиться