Сталин в Петербурге: топография революционера

Осенью 1941 г. в блокированном Ленинграде начал распространяться слух, что Сталин намеренно не стал защищать город из-за того, что с ним у вождя были связаны не самые лучшие воспоминания. Действительно, Петербург ознаменовался для Сталина чередой арестов, постоянной слежкой со стороны полиции и отправкой в самую длительную и тяжёлую сибирскую ссылку. Тем не менее, у подобных слухов не было оснований: оборона города была организована, а советские войска с самого начала пытались прорвать кольцо блокады. При этом петербургский период (1911–1913) стал, вероятно, одним из наиболее плодотворных для Сталина-революционера. Именно в это время человек, известный в своей среде как Коба, Иванович и Васильев, окончательно принял имя, под которым он войдёт в историю.

Впервые Сталин попал в столицу империи в декабре 1905 г., когда был делегирован на конференцию большевиков (из-за разгона Петербургского совета она была перенесена в финский Таммерфорс). В следующие шесть лет он, очевидно, бывал здесь лишь проездом. Основным местом его деятельности оставался Кавказ, в 1910 г. он был назначен ЦК большевистской партии ответственным по этому региону. К этому моменту Сталин уже имел немалый опыт организационной работы и участвовал в знаковых для большевиков партийных мероприятиях. Тем не менее, ему всё ещё не доставало политического веса.

Биографы будущего вождя подробно не касаются вопроса, исходило ли решение продолжить свою карьеру в Петербурге от него самого. Вместе с тем, известно, что, находясь под полицейским надзором в Вологде, Сталин 6 сентября 1911 г. просто сел в вечерний поезд, чтобы около 9 утра следующего дня прибыть в столицу. Выйдя с Николаевского вокзала (ныне — Московского), беглец зарегистрировался по чужому паспорту в первой попавшейся гостинице. Ею оказалась гостиница «Россия», расположенная в доме № 3 на прилегающей к вокзалу Гончарной улице.

Здание бывшей гостиницы «Россия»

На беду Сталина буквально за несколько дней до этого в Киеве в результате покушения был убит премьер-министр Пётр Столыпин, и петербургские улицы были заполнены полицией и агентами в штатском. Не успел Коба вникнуть в дела питерских большевиков, как рано утром 9 сентября в его гостиничном номере появилась полиция. После трех месяцев, проведенных в знаменитой петербургской тюрьме «Кресты», 14 декабря 1911 г. он был водворён обратно в Вологду.

Сталин в 1911 году

Прошло чуть больше двух месяцев, прежде чем Сталин повторил этот трюк. 29 февраля 1912 г. он вновь отправился в Петербург – на этот раз через Москву, чтобы запутать полицию. Для конспирации он по случаю приобрёл паспорт персидского подданного. Приехав в столицу 2 марта, уже через неделю Сталин выехал на Кавказ и вернулся только через месяц. С этого момента его жизнь была связана с Песками – частью города, расположенной в районе нынешних Советских (тогда Рождественских) улиц. Населённые в основном рабочими и небогатыми служащими, изрезанные переулками и проходными дворами, Пески идеально подходили для революционера-подпольщика. Кроме того, с близлежащего Московского вокзала Сталин постоянно выезжал в южном направлении.

Досье на Сталина из архивов петербургской охранки. 1911 год.

Во время жизни в Петербурге Сталин находился под пристальным вниманием «наружки». Переодетый студентом-медиком, он постоянно менял явки, а порой до утра отсиживался в круглосуточных извозчичьих трактирах. Тем не менее, каждый раз он возвращался на Пески – на 9-ую Рождественскую, 39, где в 23-ей квартире проходили заседания думской фракции социал-демократов, откуда шёл в соседний дом на 8-й Рождественской, 41, где в 17-й квартире он остановился у бывшего депутата Думы Николая Полетаева.

9-я Рождественская, 39
8-я Рождественская, 41

Распорядительность Сталина, его умение налаживать связи и осуществлять неформальное руководство, быстро выделили его среди других партийных активистов. Находясь в Петербурге, он становится членом Русского бюро ЦК (главные политические лидеры большевиков по-прежнему находились в эмиграции). Роман Малиновский, депутат Думы и одновременно агент охранки, в одном из своих донесений той поры ставил его на третье место после Ленина и Зиновьева.

Уже во времена безраздельного правления Сталина в его официальных биографиях отмечалось, что с начала 1912 года он руководил чуть ли не всей партийной работой в Петербурге, способствуя «сплочению и укреплению большевистских организаций». Особо подчёркивалась его роль в организации первой легальной большевистской газеты «Правда» и руководстве предвыборной кампании социал-демократов в IV Государственную Думу. Как представляется, в обоих случаях присутствует некоторое преувеличение. Так, в период подготовки «Правды» Сталин по большей части был в разъездах, а в тот же день, когда вышел первый номер (22 апреля 1912 г.), он был арестован и выслан в Нарымский край, откуда вернулся в Петербург только в середине сентября, когда выборы были уже в разгаре.

Хотя в столице ситуация по их результатам сложилась для большевиков благоприятно, в самой фракции они оказались в меньшинстве. По мысли Сталина, для усиления думского представительства следовало тактически объединиться с политическими противниками – меньшевиками. Это вызвало острую критику Ленина, который вызвал Сталина к себе в Краков, фактически удалив его от текущей работы в России.

Выехав из Петербурга кружным путём через Финляндию и Германию, большую часть зимы 1912/13 гг. Сталин провёл в Австро-Венгрии. В российской столице он вновь появился лишь в середине февраля 1913 г., поселившись в квартире депутата Думы Алексея Бадаева на Шпалерной улице. В честь старого большевика Бадаева позже будут названы ленинградские продовольственные склады. Их уничтожение германской авиацией в сентябре 1941 г. станет одним из символов начала блокады.

Шпалерная ул., 44б.

Подобная ситуация совершенно не входила в планы полиции, которая контролировала деятельность большевиков через Романа Малиновского, входившего в Русского бюро ЦК. Было решено арестовать Сталина 23 февраля на благотворительном вечере, организованном социал-демократической фракцией в здании Калашниковой хлебной биржи. Первоначально Сталин не хотел туда идти, однако Малиновский уговорил его и даже дал ему свой шёлковый галстук.

Во время бала Сталин попытался скрыться через чёрный ход, однако тот был уже перекрыт агентами в штатском. После нескольких месяцев предварительного заключения «крестьянин Тифлисской губернии Иосиф Джугашвили» был выслан на 4 года в Восточную Сибирь. Оттуда он в марте 1917 г. вернулся уже в другой город – Петроград, охваченный революционной эйфорией.

С августа того же года Сталин постоянно жил по наиболее известному своему питерскому адресу – в квартире Аллилуевых на последнем этаже дома 17а по 10-й Рождественской. Именно его он указал в анкете кандидата в депутаты Учредительного собрания. Новое жильё полностью устраивало квартиранта: дом на рабочей окраине был последним по улице, которая – единственная из Рождественских – не выходила на Суворовский бульвар. Это позволяло затеряться в переулках и давало больше шансов скрыться.

Гостиная в квартире Аллилуевых

Отсюда в марте 1918 г. Сталин, уже в качестве члена правительства, уехал в Москву. Двадцать лет квартира оставалась жилой, а затем в ней открылся музей его имени (после XX съезда переименованный в Музей Ленина). С того времени значительная часть деятельности Сталина оказалась связана с новой столицей – в прежней он стал редким гостем.

Поделиться