Суворин и Сытин — первые русские медиамагнаты

Медиа­маг­наты — это владельцы средств массо­вой инфор­ма­ции. В США многие помнят имена Хёрста и Пулит­цера, в честь кото­рого вруча­ется Пулит­це­ров­ская премия. В России на слуху скан­дально извест­ные Бере­зов­ский и Гусин­ский. Но осно­ва­тели первых россий­ских меди­а­им­пе­рий — Алек­сей Серге­е­вич Суво­рин и Иван Дмит­ри­е­вич Сытин — неза­слу­женно отошли на второй план как в исто­рии россий­ской журна­ли­стики, та к и в исто­рии россий­ского пред­при­ни­ма­тель­ства. Широ­кому кругу чита­те­лей они известны лишь как изда­тели дешё­вой лите­ра­туры для простого народа, тогда как их вклад в разви­тие русской журна­ли­стики, лите­ра­туры куль­туры, промыш­лен­но­сти и средств комму­ни­ка­ций нельзя недо­оце­ни­вать.


Алексей Суворин — талантливый ученик, трудолюбивый работник

Алек­сей Суво­рин родился в 1834 году в селе Коршево Бобров­ского уезда Воро­неж­ской губер­нии в семье вышед­шего в отставку армей­ского капи­тана и дочери священ­ника. У Алек­сея было два брата и шесть сестёр, среди кото­рых он был стар­шим. Он унасле­до­вал отцов­ское трудо­лю­бие и прак­тич­ность, многие расска­зы­вали о его необы­чай­ной дисци­пли­ни­ро­ван­но­сти и рабо­то­спо­соб­но­сти. Даже в старо­сти он продол­жал беспре­станно трудиться.

С семи лет маль­чик обучался грамоте у сель­ского поно­маря, а в 1845 году он посту­пил в кадет­ский корпус в Воро­неже. Алек­сею пришлось дого­нять других учени­ков, ведь он не читал ничего, кроме Псал­тыри. Тогда он и решил «выйти в люди» и не возвра­щаться в деревню. Окон­чив корпус, Суво­рин продол­жил обуче­ние в специ­аль­ных клас­сах Дворян­ского полка в Петер­бурге. Там он начал свой первый лите­ра­тур­ный труд ─ «Словарь заме­ча­тель­ных людей» ─ и за время пребы­ва­ния в полку дошёл до буквы «Л». Именно тогда Суво­рин приучил себя систе­ма­ти­че­ски читать и рабо­тать со спра­воч­ными изда­ни­ями. Впослед­ствии он признался:

«Не владей я пером, я бы пропал».

Окон­чив классы в 1853 году, Суво­рин не пошёл на воен­ную службу. Он мечтал посту­пить в универ­си­тет, но недо­ста­ток средств выну­дил его зани­маться част­ными уроками. Выдер­жав экза­мен на учителя исто­рии и геогра­фии, он стал препо­да­вать в Бобров­ском, а в 1859 году пере­вёлся в Воро­неж­ское уезд­ное училище. С 1858 года Суво­рин стал писать для провин­ци­аль­ных и столич­ных журна­лов.

В июле 1861 года Суво­рин с женой пере­ехал в Москву, где возгла­вил крити­че­ский отдел журнала «Русская речь». После закры­тия изда­ния он вновь стал «свобод­ным худож­ни­ком»: зани­мался журна­ли­сти­кой и лите­ра­ту­рой, писал пове­сти и рассказы. Неко­то­рые из них опуб­ли­ко­вали в «Совре­мен­нике» и «Отече­ствен­ных запис­ках».

В 1862 году он пере­ехал в Петер­бург, куда его пригла­сил Вален­тин Фёдо­ро­вич Корш, редак­тор «Санкт-Петер­бург­ских ведо­мо­стей». С 1863 года Алек­сей Серге­е­вич стал секре­та­рём и посто­ян­ным авто­ром газеты. Извест­ность пришла к нему после публи­ка­ции фелье­то­нов под псев­до­ни­мом «Незна­ко­мец». В них Суво­рин писал «на злобу дня», осве­щая глав­ные проблемы страны.

В 1876 году во время конфликта на Балка­нах Суво­рин первым из русских корре­спон­ден­тов отпра­вился в Констан­ти­но­поль, а затем в Сербию. В том же году он приоб­рёл то, что наряду с книго­пе­ча­та­нием, стало глав­ным делом его жизни ─ газету «Новое время».

После либе­раль­ных реформ 1860–1870-х годов, когда Россия встала на путь капи­та­лизма, появился новый чита­тель, ещё не гото­вый к чтению серьёз­ной, каче­ствен­ной прессы. Коли­че­ство грамот­ного насе­ле­ния стало быстро увели­чи­ваться, а вместе с ним резко возросло и число печат­ных изда­ний, и их тиражи. Алек­сей Серге­е­вич Суво­рин хорошо чувство­вал веянья времени. Его «Новое время» стало первой массо­вой газе­той в России.

Порт­рет Алек­сей Суво­рина. Иван Крам­ской, 1881 год

История «Нового времени»

Газету с таким назва­нием в 1865 году осно­вал Адам Карло­вич Киркор, бывший изда­тель «Вилен­ского вест­ника». Изда­ние выра­жало инте­ресы круп­ных земле­вла­дель­цев запада и юго-запада страны. Но в 1870 году Киркора объявили несо­сто­я­тель­ным долж­ни­ком, а его газету выста­вили на аукцион. «Новое время» сменило несколь­ких владель­цев, оста­ва­ясь при этом обыч­ным, ничем не приме­ча­тель­ным либе­раль­ным изда­нием.

В 1876 году начался каче­ственно новый этап в исто­рии «Нового времени». Газета даже начала новый отсчёт номе­ров, чтобы подчёрк­нуть корен­ное изме­не­ние концеп­ции.

«Новое время» Суво­рина ставило целью не пропа­ганду идеа­лов, а досто­вер­ное и объек­тив­ное осве­ще­ние действи­тель­но­сти. Газета остав­ляла чита­телю право на само­сто­я­тель­ную точку зрения и не претен­до­вало на истину в послед­ней инстан­ции. Из первого выпуска изда­ния от февраля 1876 года:

«Задача ежеднев­ной газеты — не руко­во­дить обще­ствен­ным мнением, а созда­вать, выра­ба­ты­вать его в совмест­ном труде со всеми лучшими людьми на всех других попри­щах».

Именно свобода мнений стала основ­ным прин­ци­пом концеп­ции «Нового времени». Суво­рин писал:

«Надо больше давать свободы личному мнению и не навя­зы­вать своего взгляда. Это боль­шой недо­ста­ток в газет­ном деле. Газета есть не собра­ние истин, а собра­ние мнений… Часто мнения, кото­рым я давал место, мне совсем не нрави­лись, но мне нрави­лась форма, остро­ум­ная, живая струя».

Газета предо­став­ляла трибуну даже своим против­ни­кам, но при усло­вии, что это были талант­ли­вые авторы, способ­ные напи­сать инте­рес­ный и акту­аль­ный мате­риал.

На стра­ни­цах газеты пред­став­ля­лась вся жанро­вая палитра: заметки и крат­кие ново­сти, статьи и рецен­зии, фелье­тоны и очерки. На первой стра­нице печа­та­лись Прави­тель­ствен­ные распо­ря­же­ния, Высо­чай­шие указы, Высо­чай­шие грамоты, Высо­чай­ший рескрипт, Адми­ни­стра­тив­ные ново­сти.

Изна­чально в газете были Внут­рен­ний отдел о жизни провин­ции, Внеш­ний о загра­нице и Эконо­ми­че­ский отдел с торго­выми теле­грам­мами. Город­ская хроника расска­зы­вала о проис­ше­ствиях в Санкт-Петер­бурге. Позже появи­лись рубрики «За грани­цей о России», «Нам пишут», «Малень­кая хроника», «Судеб­ная хроника», «Спорт». Печа­та­лись сооб­ще­ния собствен­ных корре­спон­ден­тов, а также теле­граммы и корре­спон­ден­ции других газет и теле­граф­ных агентств, как русских, так и зару­беж­ных. «Новое время» стало одним из первых изда­ний, оценив­ших преиму­ще­ство теле­фона и теле­графа перед почтой.


«Искусство делать журналистов»

Совре­мен­ники гово­рили, что газета «выпе­кает ново­сти, как горя­чие булочки». Но и анали­тика зани­мала в изда­нии Суво­рина достой­ное место. «Новое время» обещало чита­те­лям не только знако­мить их с тем, «что дела­ется на белом свете вообще и в нашем отече­стве в част­но­сти, но и, по мере возмож­но­сти, выска­зы­вать своё мнение». Суво­рин вёл рубрику «Малень­кие письма», а Мень­ши­ков — «Письма к ближ­ним». Здесь глав­ный редак­тор и один из лучших публи­ци­стов «Нового времени» рассуж­дали о собы­тиях и явле­ниях.

Другой веду­щий журна­лист «Нового времени», поэт и критик Виктор Петро­вич Буре­нин, в рубрике «Крити­че­ские очерки» подвер­гал жёст­кому разбору лите­ра­тур­ные и теат­раль­ные произ­ве­де­ния, часто не остав­ляя от них камня на камне. В публи­ка­циях Буре­нина соеди­ни­лись черты фелье­тона и рецен­зии.

Самыми круп­ными фигу­рами «Нового времени» были, бесспорно, сам Алек­сей Суво­рин, Михаил Мень­ши­ков и Виктор Буре­нин, но через суво­рин­скую газету прошло много талант­ли­вых писа­те­лей и публи­ци­стов, среди кото­рых были клас­сики русской лите­ра­туры и журна­ли­стики. В разное время с газе­той сотруд­ни­чали Роза­нов, Амфи­те­ат­ров, Пота­пенко, Тихо­нов, Энгель­гардт, Феофа­нов и другие. В «Новом времени» публи­ко­ва­лись Чехов и другие круп­ные писа­тели. Инте­ресно, что неко­то­рые из авто­ров, писав­ших для изда­ния, позже оказы­ва­лись в рево­лю­ци­он­ном лагере и при каждом удоб­ном случае ругали газету. Здесь печа­тался даже его непри­ми­ри­мый враг Михаил Салтыков—Щедрин.

Сорат­ник Суво­рина, журна­лист и редак­тор Нико­лай Снес­са­рев, писал:

«Глав­ным талан­том покой­ного Алек­сея Серге­е­вича Суво­рина, более важным для газеты, чем его лите­ра­тур­ный талант, была особен­ная способ­ность или искус­ство делать журна­ли­стов. Именно делать, а не только отыс­ки­вать. Именно это и делал покой­ный Алек­сей Серге­е­вич, делал весьма искусно и почти всегда безоши­бочно. Чутьё его в этом отно­ше­нии сыграло для его газеты гораздо боль­шую роль, чем его прослав­лен­ное, так назы­ва­е­мое поли­ти­че­ское чутьё. Только благо­даря этому чутью и искус­ству он собрал вокруг себя наибо­лее талант­ли­вых и способ­ных журна­ли­стов».

Библио­граф и книго­вед Нико­лай Лисов­ский отме­чал:

«В центре внима­ния здесь всегда оказы­ва­лась обще­ственно-поли­ти­че­ская жизнь страны. Проблемы эконо­мики, финансы, наци­о­наль­ные вопросы, собы­тия в мире и внеш­няя поли­тика России. Много места в газете отво­ди­лось науке, лите­ра­туре, музыке».

Чего не было в суво­рин­ской газете, так это скан­да­лов, свет­ской хроники, курьёз­ных проис­ше­ствий, пошлых анек­до­тов, столь люби­мых как доре­во­лю­ци­он­ными, так и совре­мен­ными массо­выми газе­тами.

Блестя­щий состав авто­ров, свобода мнений, боль­шой объём полез­ной, инте­рес­ной, опера­тив­ной инфор­ма­ции — вот факторы, благо­даря кото­рым «Новое время» на протя­же­нии деся­ти­ле­тий оста­ва­лось бессмен­ным лиде­ром русской печати. Газета изда­ва­лась неви­дан­ными прежде для отече­ствен­ной прессы тира­жами. «Новое время» читали крестьяне и рабо­чие, поме­щики и капи­та­ли­сты, интел­ли­ген­ция и духо­вен­ство. Студен­там газету усту­пали за полцены. «Новое время» стало одним из немно­гих изда­ний, кото­рые читали импе­ра­тор и его окру­же­ние.

В 1882 году Алек­сей Суво­рин открыл книж­ное изда­тель­ство, где также изда­ва­лись «Русский кален­дарь» и спра­воч­ники «Весь Петер­бург», «Вся Москва», и «Вся Россия». Наряду с «Новым време­нем», выхо­дили и другие газеты: «Москов­ский теле­граф», «XX век», «Русская земля», «Малень­кая газета», «Вечер­нее время», «Земле­дель­че­ская газета». Изда­ва­лись журналы «Исто­ри­че­ский вест­ник», «Русское обозре­ние», «Набор­щик и печат­ный мир», «Конский спорт», «Луко­мо­рье» и другие. В сериях «Дешё­вая библио­тека» и «Новая библио­тека» за двадцать лет вышло около тысячи книг. Печа­та­лись произ­ве­де­ния русских и зару­беж­ных авто­ров, книги по исто­рии и искус­ству.

Суво­рину принад­ле­жали 30 тысяч деся­тин леса, бумаж­ная фабрика и типо­гра­фии. Первая типо­гра­фия и книж­ный мага­зин были открыты в Петер­бурге в 1878 году. Алек­сей Серге­е­вич купил право прода­вать свою продук­цию на желез­ных доро­гах страны и создал агент­ство по её распро­стра­не­нию. Изда­ния Суво­рина достав­ля­лись в самые отда­лён­ные уголки России.

В 1895 году Суво­рин открыл петер­бург­ский Малый театр, прозван­ный «теат­ром Суво­рина». Став в нём дирек­то­ром, он добился разре­ше­ния на поста­новку запре­щён­ных цензу­рой пьес «Царь Фёдор Иоан­но­вич» Алек­сея Толстого и «Власть тьмы» Льва Толстого, открыл талант актрис Марии Сави­ной и Полины Стре­пе­то­вой. Суво­рин и сам писал пьесы, но они не стали столь же попу­ляр­ными, как произ­ве­де­ния Чехова и Горь­кого.

В 1911 году появи­лось изда­тель­ское, типо­граф­ское и книго­тор­го­вое това­ри­ще­ство «Новое время». О масшта­бах суво­рин­ского пред­при­я­тия и о прино­си­мой им прибыли гово­рит уже тот факт, что среди пайщи­ков «Нового времени» были извест­ные промыш­лен­ники и поли­ти­че­ские деятели — Моро­зов, Гучков, Столы­пин, а также Волж­ско-камский коммер­че­ский банк, один из круп­ней­ших в стране. Алек­сей Суво­рин стал послед­ним деяте­лем в исто­рии русской печати, кото­рый состо­ялся сразу в трёх ипоста­сях — изда­теля, редак­тора и автора газеты. В то же время он стал первым медиа­маг­на­том в стране, и «Новое время» зани­мало достой­ное место среди евро­пей­ских и амери­кан­ских изда­тель­ских трестов. Исто­рик лите­ра­туры, профес­сор Алек­сандр Ивано­вич Кирпич­ни­ков назвал Суво­рина «Напо­лео­ном русского книж­ного дела».

Разви­вая своё дело, Алек­сей Серге­е­вич не забы­вал о сотруд­ни­ках. Для рабо­чих своих типо­гра­фий он орга­ни­зо­вал ссудно-сбере­га­тель­ную кассу и меди­цин­скую помощь, платил посо­бия вдовам и сиро­там, открыл библио­теку.

В 1905 года Суво­рин отошёл от дел. «Новое время» начало клониться к упадку. К концу первого деся­ти­ле­тия XX неко­то­рые массо­вые газеты даже обогнали его по коли­че­ству тира­жей, но так и не смогли стать газе­тами всей России, всесо­слов­ными и всесо­ци­аль­ными. В 1912 году Алек­сей Серге­е­вич скон­чался.

Един­ствен­ным полно­прав­ным преем­ни­ком суво­рин­ского «Нового времени» стала газета «Русское слово», принад­ле­жав­шая другому круп­ному книго­из­да­телю, Ивану Дмит­ри­е­вичу Сытину. Созда­тели хотели, чтобы «Русское слово» стало малень­ким «Новым време­нем». Изда­тель­ский концерн Сытина так же оказался един­ствен­ным пред­при­я­тием в данной сфере, способ­ным соста­вить конку­рен­цию корпо­ра­ции Суво­рина.


Краткая биография Ивана Сытина

Иван Дмит­ри­е­вич Сытин появился на свет в селе Гнезд­ни­ково Соли­га­лич­ского уезда Костром­ской губер­нии в 1851 году. Его отец был волост­ным писа­рем. Когда Ивану испол­ни­лось пять лет, семья пере­ехала в Соли­га­лич. После началь­ной школы Иван пошёл рабо­тать к своему дяде разнос­чи­ком на ниже­го­род­ской ярмарке. Позже он пере­шёл к извест­ному в городе купцу-мехов­щику. После ярмарки хозяин забрал толко­вого помощ­ника к себе в Коломну. Через несколько недель мехов­щик реко­мен­до­вал Сытина москов­скому купцу П. Шара­пову, кото­рый торго­вал не только мехами, но и книгами.

К осени 1866 года Иван присту­пил к работе в книжно-картин­ной лавке Шара­пова в Москве. Там Сытин прора­бо­тал десять лет и прошёл путь от разнос­чика до глав­ного приказ­чика в мага­зине. Посте­пенно Шара­пов пору­чил ему всю торговлю лубками. Сытин снаб­жал това­рами книж­ных торгов­цев ─ офеней. Чтобы больше узнать о рынке, он не только торго­вал лубками, но и несколько лет путе­ше­ство­вал с торгов­цами по России и Укра­ине. На ниже­го­род­ской ярмарке пока­зал несколь­ким торгов­цам, как лучше прода­вать книги и лубки.

Через пять лет у Сытина уже была прибыль­ная артель, в кото­рую объеди­ни­лось около ста торгов­цев. Шара­пов сосва­тал Сытину дочь своего знако­мого конди­тера. После свадьбы он решает открыть своё дело. На прида­ное жены и кредит он купил печат­ную машину и открыл лито­гра­фию для произ­вод­ства лубоч­ных карти­нок. Благо­даря хоро­шему каче­ству и низким ценам его товар поль­зо­вался спро­сом. Уже через год Сытин распла­тился с креди­то­рами, отде­лился от Шара­пова и открыл лавку у Ильин­ских ворот в Москве. А спустя несколько меся­цев создал изда­тель­ство «Сытин и Ко». Его основ­ной деятель­но­стью стало произ­вод­ство дешё­вых обще­до­ступ­ных това­ров, прежде всего книг и лубков.

С 1884 года Сытин начал сотруд­ни­чать с Влади­ми­ром Черт­ко­вым, секре­та­рём Льва Толстого, и вскоре его типо­гра­фия стала печа­тать все изда­ния учре­ждён­ного с помо­щью Толстого изда­тель­ства «Посред­ник». Сытин отли­чался не только дело­вой хват­кой, но и инте­ре­сом ко всему новому, неосво­ен­ному. Его глав­ным това­ром оста­ва­лись лубки, и к работе над ними он привлёк извест­ных худож­ни­ков — Виктора Васне­цова и Миха­ила Мике­шина. А для печати первым в России исполь­зо­вал много­цвет­ную лито­граф­скую машину.

Сначала он поку­пал технику за грани­цей, но на выставке в 1882 году он пред­ста­вил экзем­пляр, изго­тов­лен­ный для него в России. Помимо лубков фирма Сытина выпус­кала краси­вые цвет­ные кален­дари, отрыв­ные кален­дари и ежегод­ные настоль­ные книги для чтения. Сытин первым начал иссле­до­вать рынок и прода­вать те картины, кото­рые поль­зо­ва­лись спро­сом. Он узнал, что в городе и в деревне попу­лярны разные сюжеты. Благо­даря собствен­ной типо­гра­фии и боль­шим тира­жам он удер­жи­вал низкие опто­вые цены и поддер­жи­вал высо­кий спрос. Вместо привыч­ных для народа лубоч­ных сказок о Бове-Коро­ле­виче и Ерус­лане Лаза­ре­виче он изда­вал дешё­вые книги с произ­ве­де­ни­ями Пушкина, Гоголя, Лермон­това. Они также имели яркие обложки и иллю­стри­ро­ва­лись извест­ными худож­ни­ками. С 1901 года при изда­тель­стве рабо­тала специ­аль­ная рисо­валь­ная школа под руко­вод­ством худож­ника Нико­лая Алек­се­е­вича Касат­кина. В центре внима­ния Сытина была детская лите­ра­тура: он напол­нил рынок дешё­выми учеб­ни­ками для началь­ной школы, сказ­ками, позна­ва­тель­ными книгами, как отече­ствен­ными, так и зару­беж­ными. Наибо­лее известна «Детская энцик­ло­пе­дия» в десяти томах ─ первый опыт такого изда­ния в России.

Серий­ные изда­ния и много­том­ники зани­мали важное место в деятель­но­сти Сытина. Также были выпу­щены «Народна», «Воен­ная» энцик­ло­пе­дии, серия «Война 1812 года и русское обще­ство». Все книги отли­ча­лись глубоко науч­ными сведе­ни­ями и высо­ко­ка­че­ствен­ной поли­гра­фией.

Порт­рет Ивана Дмит­ри­е­вича Сытина. А. В. Мора­вов, 1910-е гг.

Газета «Русское слово» — идея Чехова, воплощение Сытина

В 1895 году Сытин начал изда­вать газету «Русское слово». Об исто­рии её созда­ния он расска­зал в воспо­ми­на­ниях «Стра­ницы пере­жи­того». По его словам, идея газеты при изда­тель­стве принад­ле­жала Антону Павло­вичу Чехову. Почти при каждой встрече с изда­те­лем он повто­рял:

«Сытин должен изда­вать газету. И не какую-нибудь, а дешё­вую, народ­ную, обще­до­ступ­ную. Газета тебе голову приста­вит <…> должна быть и другом, и учите­лем своего чита­теля. Она должна приучить его к чтению, развить в нём вкус и проло­жить ему пути к книге. Газет­ный чита­тель должен дорасти до книж­ного чита­теля. Откуда он может знать о новых книгах, кто посо­ве­тует ему, какую книгу выпи­сать? Газета посо­ве­тует. Только газета».

На вечере, посвя­щён­ном 30-летию Сытина, один из гостей поже­лал, чтобы буду­щая газета стала малень­ким «Новым време­нем», на что Чехов заме­тил, что для этого, прежде всего, нужно быть малень­ким Суво­ри­ным. Далее Иван Сытин расска­зы­вает о слож­но­стях, кото­рые ему пришлось преодо­леть при созда­нии газеты.

Зная о либе­раль­ных взгля­дах Сытина и Чехова, прави­тель­ство, есте­ственно, опаса­лось появ­ле­ния очеред­ного оппо­зи­ци­он­ного изда­ния. Книго­из­да­тель позна­ко­мился с приват-доцен­том А. А. Алек­сан­дро­вым, у кото­рого были связи при дворе, и газету разре­шили с усло­вием, что её редак­то­ром будет именно Алек­сан­дров. Он же и пред­ло­жил назвать газету «Русское слово».


Как «Русское слово» стало самой популярной газетой империи

Но сначала она была совсем не тем изда­нием, о кото­ром мечтали Сытин и Чехов. «Что это была за газета? Это был подго­ло­сок «Москов­ских ведо­мо­стей». Часто заим­ство­ва­лись и пере­де­лы­ва­лись даже целые статьи. Успех газеты и её быст­рый сказоч­ный рост начался с вступ­ле­нием в редак­цию Власа Михай­ло­вича Доро­ше­вича. Инте­ресно, что задолго до этого моло­дой, никому не извест­ный Доро­ше­вич принёс Сытину рассказа Гоголя, выдал его за свой и продал за пять рублей.

Влас Михай­ло­вич Доро­ше­вич

Но на тот момент, когда Сытин пригла­сил его в редак­цию, Влас Доро­ше­вич был одним из самых авто­ри­тет­ных журна­ли­стов страны, его назы­вали «коро­лём фелье­тона». Одним из усло­вий, на кото­рых Доро­ше­вич согла­сился подпи­сать контракт, было предо­став­ле­ние полной авто­но­мии глав­ному редак­тору в его работе. В «Русском слове» Доро­ше­вич видел не народ­ную просве­ти­тель­скую газету, а серьёз­ное обще­ственно-поли­ти­че­ское изда­ние, объек­тивно и подробно осве­ща­ю­щее собы­тия в стране и за рубе­жом. Идеа­лами «Русского слова» были консти­ту­ци­он­ная монар­хия с наде­лён­ным широ­кими полно­мо­чи­ями парла­мен­том и высо­ко­раз­ви­тое, просве­щён­ное граж­дан­ское обще­ство.

После приня­тия Мани­фе­ста 17 октября 1905 года:

«Призыв всех к общей куль­тур­ной работе и содей­ствие спра­вед­ли­вому распре­де­ле­нию благ куль­туры между всеми сынами России без разли­чия племени, веро­ис­по­ве­да­ния и сосло­вий, — вот слово, с кото­рым „Русское слово“ шло и идёт к своим чита­те­лям».

Но «Русскому слову», как и «Новому времени», было тесно в узких идео­ло­ги­че­ских рамках. Здесь профес­си­о­на­лизм и талант авто­ров цени­лись выше поли­ти­че­ских воззре­ний. Россий­ский исто­рик и книго­вед Ефим Динер­штейн писал:

«Указа­ния Сытина, носили ли они общий харак­тер, или каса­лись более конкрет­ных вопро­сов — тема­тики мате­ри­ала, реко­мен­да­ции авто­ров и т. п., всегда пресле­до­вали одну цель — поднять авто­ри­тет газеты, её престиж. Стре­мясь из года в год увели­чи­вать тиражи „Русского слова“, Сытин собрал на его стра­ни­цах имена всех наибо­лее извест­ных русских писа­те­лей, не думая, есте­ственно, ни о какой их консо­ли­да­ции в эсте­ти­че­ском или поли­ти­че­ском плане, плат­форме. Более того, порой между авто­рами возни­кала резкая поле­мика, свиде­тель­ству­ю­щая о корен­ных разли­чиях их идей­ных пози­ций».

Когда «Русское слово» из «подго­лоска «Москов­ских ведо­мо­стей» начало превра­щаться в «боль­шую евро­пей­скую газету» изме­нился и его состав. Доро­ше­вич сделал более подроб­ной прави­тель­ствен­ную хронику: на первой стра­нице печа­та­лись «Придвор­ные изве­стия», «Действия прави­тель­ства», «Высо­чай­шие пове­ле­ния», «Имен­ной указ». Исполь­зуя опыт запад­ной прессы, Доро­ше­вич разде­лил персо­нал газеты на отделы во главе с редак­то­рами. Появи­лись «москов­ский редак­тор», «воен­ный редак­тор», «губерн­ский редак­тор» и так далее. Как и «Новое время», «Русское слово» имело боль­шую сеть корре­спон­ден­тов в провин­ции и за грани­цей. Доро­ше­вич заклю­чил согла­ше­ния с круп­ней­шими евро­пей­скими поли­ти­че­скими газе­тами об обмене сведе­ни­ями. Для этой цели газета имела специ­аль­ных пред­ста­ви­те­лей в зару­беж­ных столи­цах.

Выпуск «Русского слова» от 5 февраля 1917 года

Первой из отече­ствен­ных газет «Русское слово» стало печа­тать мате­ри­алы иностран­ных авто­ров о России. Также Доро­ше­вич добился круг­ло­су­точ­ного исполь­зо­ва­ния линий Москов­ского теле­граф­ного агент­ства. Появи­лась рубрика «Ночные теле­граммы». Прямая теле­фон­ная линия появи­лась в редак­ции в 1917 году, а до этого ново­сти из теле­граф­ного агент­ства в газету достав­лял конный курьер. Благо­даря теле­фону наиболь­ший объём инфор­ма­ции «Русское слово» полу­чало от своих корре­спон­ден­тов и от других изда­ний как россий­ских, так и зару­беж­ных, что, конечно, способ­ство­вало досто­вер­но­сти и объек­тив­но­сти публи­ка­ций.

В Петер­бург­ском теле­граф­ном агент­стве газета брала лишь сооб­ще­ния прави­тель­ства. Сооб­ще­ния, полу­чен­ные по теле­фону, печа­та­лись отдельно. Рубрика «Теле­граммы» вклю­чала в себя несколько подруб­рик, напри­мер, «Универ­си­тет­скую жизнь» — сооб­ще­ния о собы­тиях в россий­ских универ­си­те­тах. Появи­лись инфор­ма­ци­он­ные колонки «Москов­ские вести», «Земства», «Из мира москов­ских дель­цов». За боль­шую инфор­ма­тив­ность совре­мен­ники назы­вали «Русское слово» «фабри­кой ново­стей». Но не забы­вала газета и про анали­тику, и про худо­же­ствен­ную публи­ци­стику, напри­мер, фелье­тоны печа­та­лись в «Лите­ра­турно-крити­че­ских наброс­ках» и «Пёст­рых замет­ках». Появи­лись репор­тажи с места собы­тий. Авторы продол­жали серии репор­та­жей и очер­ков из номера в номер.

Как было выше сказано, Сытину и Доро­ше­вичу удалось собрать на стра­ни­цах «Русского слова» блестя­щий состав авто­ров.

Фелье­тоны выхо­дили в газете и один, и несколько раз в неделю. Доро­ше­вича отли­чал особый стиль. Как писал Чарльз Рууд:

«… именно этот стиль заду­шев­ной беседы с глазу на глаз снис­кал Доро­ше­вичу любовь и предан­ность массо­вой ауди­то­рии».

Васи­лий Ивано­вич Неми­ро­вич-Данченко, брат извест­ного режис­сёра, был корре­спон­ден­том «Русского слова» в Русско-япон­скую войну. Только в первый год он прислал 350 сооб­ще­ний с фронта. Помимо корре­спон­ден­ций и теле­грамм Неми­ро­вич-Данченко писал репор­тажи о сраже­ниях, армей­ских буднях, жизни мирного насе­ле­ния в воен­ное время. Его цикл назы­вался «Днев­ник корре­спон­дента». Неми­ро­вич-Данченко ярко и образно повест­вует об изнанке войны, расска­зы­вает о муче­ниях, геро­изме само­от­вер­жен­ном труде русских солдат и офице­ров. Напо­ми­нает чита­телю о том, что за сухими цифрами воен­ных сводок стоят живые люди.

Инте­ресно, что с фрон­тов Русско-турец­кой войны 1877─1878 гг. Неми­ро­вич-Данченко писал для «Нового времени». А корре­спон­дент «Русского слова» В. Э. Краев­ский путе­ше­ство­вал по Японии во время войны с паспор­том англий­ского подан­ного Пери Палмерса. Всего было напе­ча­тано 13 мате­ри­а­лов под общим назва­нием «Враже­ская сторона в мирное время».

Ещё одним ярким публи­ци­стом «Русского слова» был священ­ник Григо­рий Спири­до­но­вич Петров. На стра­ни­цах газеты он высту­пал с ориги­наль­ными, яркими пропо­ве­дями, где рассуж­дал о соци­аль­ных, поли­ти­че­ских и эконо­ми­че­ских пробле­мах России и мира, опира­ясь на нормы христи­ан­ской нрав­ствен­но­сти. В газете выхо­дили «Ежене­дель­ные фелье­тоны священ­ника Петрова».

Были в «Русском слове» и другие заме­ча­тель­ные авторы, в том числе и клас­сики русской лите­ра­туры и журна­ли­стики. Помимо «короля фелье­тона» Доро­ше­вича, с редак­цией неко­то­рое время сотруд­ни­чал другой «монарх» русской печати — «король репор­тажа» Влади­мир Гиля­ров­ский. Для «Русского слова» писали Коро­ленко, Горь­кий, Мереж­ков­ский, и, конечно же, Чехов.

Став боль­шой и влия­тель­ной газе­той, «Русское слово» оста­ва­лось дешё­вым и обще­до­ступ­ным изда­нием, и в этом было его огром­ное преиму­ще­ство перед конку­рен­тами. Газету раску­пали нарас­хват. Среди чита­те­лей были пред­ста­ви­тели всех сосло­вий и клас­сов тогдаш­него русского обще­ства, от крестьян и мещан до мини­стров и импе­ра­тора. Известно, что Нико­лаю II достав­ляли выдержки сначала из «Нового времени», а затем и «Русского слова». Каждый мог найти в сытин­ской газете полез­ный и инте­рес­ный для себя мате­риал, неза­ви­симо от уровня обра­зо­ва­ния, мате­ри­аль­ного поло­же­ния, поли­ти­че­ских и рели­ги­оз­ных взгля­дов. Мало­об­ра­зо­ван­ный чита­тель мог начать с ново­стей, крат­ких сооб­ще­ний, затем перейти к более слож­ным жанрам.

«Русское слово» вопло­тило в жизнь и перво­на­чаль­ный замы­сел Сытина и Чехова, и планы Доро­ше­вича. Газета действи­тельно просве­щала и приви­вала хоро­ший вкус чита­те­лям, расска­зы­вала о самых сухих и неин­те­рес­ных пред­ме­тах инте­ресно и зани­ма­тельно.

Газету уважали за грани­цей. Мате­ри­алы корре­спон­ден­тов «Русского слова», в част­но­сти, сооб­ще­ния Неми­ро­вича-Данченко с фрон­тов Русско-япон­ской войны, пере­пе­ча­ты­вали евро­пей­скими и амери­кан­скими газе­тами.

Созда­ва­ясь изна­чально как «малень­кое «Новое время», «Русское слово» Сытина и Доро­ше­вича стало полно­прав­ным преем­ни­ком суво­рин­ского изда­ния. Больше того, Иван Сытин создал газетно-изда­тель­ский концерн, став вторым после изда­теля «Нового времени» русским медиа­маг­на­том. Изда­тель­ство «Сытин и К» выпус­кало журналы «Вокруг света», «Вест­ник спорта и туризма», «Дело народ­ного учителя», «Заря», и другие. Неко­то­рые из них были прило­же­нием к «Русскому слову». Также пред­при­я­тие Сытина участ­во­вало в выпуске газет «Дума», «Русская правда», «Правда Божия» и других. Перед рево­лю­цией изда­ва­лись газеты «Раннее утро» и «Вечер­ние изве­стия». В 1916 году Сытин приоб­рёл изда­тель­ство А. Ф. Маркса с попу­ляр­ным журна­лом «Нива». Ему принад­ле­жали две боль­шие типо­гра­фии в центре Москвы, книж­ные мага­зины и отде­ле­ния в Петер­бурге, Варшаве, Одессе, Иркут­ске, Киеве, Ростове-на-Дону, Самаре и Ниже­го­род­ской ярмарке. Всего 16 мага­зи­нов по всей стране. В 1917 году «Русское слово» изда­ва­лось немыс­ли­мым для тогдаш­ней русской печати тира­жом — миллион экзем­пля­ров!

Октябрь 1917 года стал для сытин­ского концерна нача­лом конца. Не найдя общего языка с новой властью, «Русское слово» неко­то­рое время выхо­дило под другими назва­ни­ями, потом было закрыто окон­ча­тельно. Сытин добро­вольно пере­дал госу­дар­ству типо­гра­фии и изда­тель­ство и стал в них дирек­то­ром. По пору­че­нию Анато­лия Луна­чар­ского он ездил за границу, где дого­ва­ри­вался о постав­ках бумаги и прове­де­нии книж­ных выста­вок. Рабо­тать с новыми властями стано­ви­лось всё труд­нее, а в 1924 году изда­тель­ство закры­лось. В 1928 году Иван Дмит­ри­е­вич ушёл на пенсию, оста­ток жизни он провёл в Москве. Скон­чался Дмит­рий Ивано­вич Сытин в 1934 году.

Век изда­тель­ских импе­рий Суво­рина и Сытина был срав­ни­тельно недол­гим, но они сказали новое слово и в изда­тель­ском деле, и в журна­ли­стике, и в торговле. Благо­даря им вся Россия в самые драма­тич­ные моменты исто­рии конца XIX — начала XX веков полу­чала прав­ди­вую и опера­тив­ную инфор­ма­цию о важней­ших собы­тиях. Огром­ное число людей с их помо­щью впер­вые прикос­ну­лась к сокро­вищ­нице русской и миро­вой куль­туры. Тех высот, каких Алек­сей Серге­е­вич Суво­рин и Иван Дмит­ри­е­вич Сытин достигли в медиа­биз­несе, пожа­луй, оста­лись непо­ко­рён­ными до сих пор. В России нет медиа­хол­динга, кото­рый бы вклю­чал в себя, и типо­гра­фию, и изда­тель­ство, и сред­ства массо­вой инфор­ма­ции, и торго­вые сети.


Список литературы

1) Алек­сей Серге­е­вич Суво­рин. Биогра­фи­че­ский очерк Б. Б. Глин­ского. Оттиск из Исто­ри­че­ского вест­ника. Спб., 1912.
2) Динер­штейн Е.А. И. Д. Сытин. Жизнь для книги. М., 1985.
3) Динер­штейн Е.А. А. С. Суво­рин. Чело­век, сделав­ший карьеру. М.. «Россий­ская поли­ти­че­ская энцик­ло­пе­дия» (РОССПЭН), 1998.
4) Днев­ник Алек­сея Серге­е­вича Суво­рина. Изда­тель­ство Неза­ви­си­мая газета М., the Garner Press, Лондон. 1999.
5) Есин. Б. И. Исто­рия русской журна­ли­стики XIX . «Высшая школа», М., 1989.
6) Есин Б.И. Русская доре­во­лю­ци­он­ная газета. М., 1971.
7) Жирков Г. В. Исто­рия цензуры в России XIXXX вв. — М.: Аспект Пресс, 2001.
8) Кто есть кто в мире. М.: Фило­ло­ги­че­ское обще­ство «Слово»: ОЛМА-ПРЕСС Обра­зо­ва­ние, 2005.
9) Махо­нина С. Я. Исто­рия русской журна­ли­стики начала XX века. Учеб­ное посо­бие. М., «Флинта», «Наука», 2002.
10) Моло­ча­нов Л. А. Газет­ная пресса России в годы рево­лю­ции и Граж­дан­ской войны (науч­ная моно­гра­фия). — М., Издат­про­ф­пресс, 2002.
11) Оста­пенко Л. А. «Новое время» А. С. Суво­рина о партий­ной системе и опыте парла­мен­та­ризма в России (1907–1912). Н. Новго­род, Ниже­го­род­ский гума­ни­тар­ный центр, 2000.
12) Роза­нов В. В. Из припо­ми­на­ний и мыслей об А. С. Суво­рине. М., «Патриот», 1992.
13) Рууд. Ч. Русский пред­при­ни­ма­тель, москов­ский изда­тель Иван Сытин. М., 1993.
14) Снес­са­рев С. Миражи Нового времени. Почти роман. СПб., Типо­гра­фия М. Пиво­вар­ского и А. Типо­графа, 1912.
15) Соло­усов А.С. А. С. Суво­рин и «Новое время» в Петер­бурге. Клио. 1997. № 2.
16) Сытин И. Д. Стра­ницы пере­жи­того. Совре­мен­ники о И.Д. Сытине. М., «Книга», 1985.


Читайте также, как одева­лись в России на рубеже XIX и XX веков «Fin de Siècle. Отече­ствен­ная мода 1895 — 1905 гг.»

Поделиться