Ретро­те­ле­кри­тик Семён Изве­ков продол­жает разби­рать для VATNIKSTAN теле­ви­де­ние 1990-х. На этот раз в центре внима­ния олигар­хи­че­ская борьба за контроль­ный пакет «Связьин­ве­ста», в кото­рой активно исполь­зо­ва­лись круп­ней­шие теле­ка­налы, тира­жи­руя компро­ме­ти­ру­ю­щие мате­ри­алы на мини­стров из прави­тель­ства Виктора Черно­мыр­дина. В итоге посто­ян­ные нападки НТВ и ОРТ, принад­ле­жа­щие олигар­хам Влади­миру Гусин­скому и Борис Бере­зов­скому, способ­ство­вали отставке прави­тель­ства.   


Журна­ли­стика 1990-х многими ныне препод­но­сится как эталон. Да, сейчас на ТВ есть цензура, отъяв­лен­ная и грубая. Но и 1990-е не очень чисты. Помнится, я писал о том, как заты­кали рот журна­ли­стам Ельцин и Хасбу­ла­тов. Теперь рассмот­рим вмеша­тель­ство в работу СМИ медиа­маг­на­тов. Верны ли они были ценно­стям свободы слова или тоже зани­ма­лись агит­про­пом? Отчет очеви­ден – зани­ма­лись!

Мы пого­во­рим об удиви­тель­ном кейсе для нашей страны — деле «Связьин­ве­ста». Уникаль­ность данной исто­рии заклю­ча­лась в том, что атака двух кана­лов олигар­хов смогла уничто­жить прави­тель­ство. Да, буря и натиск теле­ви­де­ния смешали с грязью Чубайса, Немцова и Черно­мыр­дина. Но сожрав их, журна­ли­стика России впер­вые пере­стала тогда, в 1997 году, быть чистой и чест­ной, а стала заказ­ной и продаж­ной.

Именно тогда НТВ и ОРТ своей агрес­сией и гряз­ным компро­ма­том, свер­же­нием прави­тель­ства поте­ряли свою репу­та­цию объек­тив­ных медиа. Это убедило элиту – с част­ными кана­лами надо закан­чи­вать, должен быть один владе­лец теле­ви­де­ния – госу­дар­ство.

НТВ – оружие:

1997-й был послед­ним «сытым» годом перед кризи­сом 1998 года. Капи­та­ли­сты России выдох­нули – комму­ни­сты не придут к власти. А значит, можно нара­щи­вать бизнес и выхо­дить на миро­вой рынок. Новые акулы бизнеса уже нако­пили изряд­ные активы – на «зало­го­вых аукци­о­нах» 1995 года им за бесце­нок отда­вали промыш­лен­ность всего СССР.

Все полу­чили свой кусо­чек тортика: Ходор­ков­ский – «ЮКОС», Бере­зов­ский  — «Сибнефть», Пота­нин – «Норни­кель» и «Сиданко». А вот медиа­маг­нат Гусин­ский не полу­чил ничего, тогда он очень раздра­жал Ельцина и сидел в Испа­нии. Его НТВ публично обви­няло прези­дента в корруп­ции и бойне в Чечне. За что уж тут давать заводы да паро­ходы? Если ты не верен сюзе­рену – пеняй на себя.

Семи­бан­кир­щина:

В какой-то момент Гусин­ский решили простить. НТВ активно поддер­жи­вало прези­дента на выбо­рах 1996 года, иску­пая вину своего владельца. После победы Ельцина Гусин­ский считал Чубайса и Коха своими людьми и был уверен, что они ему обязаны.

Именно НТВ ночью 19 июня 1996-го «вписа­лось» за Лисов­ского и Евста­фьева, друзей Анато­лия Бори­со­вича. Когда Коржа­ков забрал их с короб­кой из-под ксерокса, наби­той день­гами, именно веду­щий НТВ Евге­ний Кисе­лев будил страну в два часа ночи и призы­вал спасти демо­кра­тию и не допу­стить пере­во­рота сило­ви­ков в стране. Понятно, что если бы тогда Коржа­кова не изгнали, то воро­нок прие­хал бы и к Чубайсу, и к Гусин­скому, и к Бере­зов­скому. Все побо­я­лись, а НТВ высту­пило против и побе­дило. Иными словами, НТВ Гусин­ского спасло прави­тель­ство России. Теле­маг­нат ждал возврата долга от «друга Чубайса».

Как это в ту горя­чую ночь июня 1996 года:

Гусин­ский был дружен с проку­ра­ту­рой, Лужко­вым и ФСБ, он был уверен, что теле­ком-активы России уже в его кармане, ничего не мешает. В прави­тель­стве его лучший друг Анато­лий и впереди только свет­лое буду­щее его группы «Мост», IPO в Нью-Йорке и обложка Forbes.


Правда Чубайса: «Не надо вытирать о нас ноги»

По разным данным, в начале 1997 года Гусин­ский вроде даже дого­во­рился с Чубай­сом, что этот аукцион по «Связьин­ве­сту» прой­дёт в пользу Гусин­ского. Глав­ный конку­рент – группа «ОНЭКСИМ» Пота­нина отка­за­лась от борьбы, ведь он был мини­стром и не мог лобби­ро­вать свои бизнес-инте­ресы. Но неожи­данно Пота­нин выхо­дит из состава прави­тель­ства и заяв­ляет о своём наме­ре­нии участ­во­вать в борьбе за теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ную компа­нию. Вести торги честно Гусин­ский был не готов.

Группа «ОНЭКСИМ» была гораздо мощнее «Моста», в ней были сосре­до­то­чены огром­ные банков­ские, нефтя­ные и иные активы от зало­го­вых аукци­о­нов. Пота­нин был личным дове­рен­ным финан­си­стом Черно­мыр­дина и Чубайса, лояль­ным и адек­ват­ным, боль­шин­ство внеш­них эконо­ми­че­ских сноше­ний РФ велось через него.

«Странно, что люди гово­рят о семи банки­рах, управ­ля­ю­щих стра­ной, — сказал мне в то время Игорь Мала­шенко, — они нена­ви­дят друг друга. У них разные инте­ресы. Когда они сидят вместе за одним столом, напря­жен­ность даже в воздухе чувству­ется».

Хофф­ман Д. Олигархи. Богат­ство и власть в новой России. М., 2007.

Гусин­ский, узнав о Пота­нине, пришёл в гнев­ное исступ­ле­ние, общался с Чубай­сом как рэке­тир. Вместо пере­го­во­ров Гусин­ский атакует власть, эти нападки и убеж­дают Чубайса «послать Гуся» и сделать ставку на Пота­нина. Не вынес личных оскорб­ле­ний, так сказать. Гусин­ский, по воспо­ми­на­ниям многих, был реши­тельно не выдер­жан, мог сказать такие слова, кото­рые не прощают на высшем уровне. Тем более, и семью Ельцина он бесил до чёрти­ков, в отли­чие от выпуск­ника МГИМО Пота­нина, кото­рый и голос-то почти не повы­шал.

Иными словами, в этом пово­роте боль­шую роль сыграл личный конфликт, а не привер­жен­ность чистоте конку­рен­ции. Чубайс и Кох ныне любят гово­рить, что отста­и­вали рыноч­ную прозрач­ность и запад­ные правила торга, мол, всё должно быть конку­рентно. Но едва ли. Скорее всего, они были не прочь отдать всё Гусин­скому, но изме­ни­лось два фактора – Пота­нин вмешался в борьбу, а Гусин­ский повёл себя как заправ­ский гопник.

Вся суть свободы слова от Бере­зов­ского:

Что такое «Связьинвест» и зачем его продавали?

«Связьин­вест», по сути, был совер­шенно искус­ствен­ной фирма, создан­ной специ­ально для аукци­она. Это блоки­ру­ю­щие пакеты 85 акци­о­нер­ных обществ в сфере теле­ком­му­ни­ка­ций, собран­ные в одну компа­нию для удоб­ства продажи. На тот момент в компа­нии было 90% акти­вов связи страны.

Денег, несмотря на стаби­ли­за­цию эконо­мики 1996–97 годов, не хватало ката­стро­фи­че­ски. Комму­ни­сти­че­ский парла­мент раздул расходы бюджета до предела, принял его, а платить-то должен Минфин РФ. Чем платить армии, врачам и учите­лям? Обли­га­ци­ями, что ли, или ваучеры напе­ча­тать? Нужны были реаль­ные деньги. Тогда и возникла идея – прове­сти аукцион и выру­чить милли­ард долла­ров от «Связьин­ве­ста», этого бы хватило на расходы 1997–98 годов.

Пред­ло­жив 1,875 млрд долла­ров, власти­те­лем «Связьин­ве­ста» стал кипр­ский консор­циум Mustcom Ltd., в состав кото­рого вошли «ОНЭК­СИМ­банк» Влади­мира Пота­нина, инве­сти­ци­он­ная компа­ния «Ренес­санс Капи­тал» Бориса Йордана, банк Deutsche Morgan Grenfell, банк Morgan Stanley и фонд Джор­джа Сороса Quantum. Это был супер­ре­корд, до этого больше пары сотен милли­о­нов бюджет не полу­чал.

Чубайс о произо­шед­шем:

Затем нача­лась медий­ная возня. Можно сказать, что весной 1997 года дама под назва­нием россий­ская журна­ли­стика попро­ща­лась с деви­чьей невин­но­стью, поте­ряв её с Гусин­ским и Бере­зов­ским. До этого момента теле­ви­де­ние не зани­ма­лось откро­вен­ной зака­зу­хой. Поддержка Ельцина 1996 года велась скорее по идей­ным сооб­ра­же­ниям, в пику комму­ни­стам. Но хозяин канала теперь уже не желал чистоты и правды. Гусин­ский, теат­раль­ный режис­сер по обра­зо­ва­нию, зака­зал спек­такль «Свер­же­ние прави­тель­ства силами теле­ви­де­ния». Гналась чернуха, зака­зуха и откро­вен­ная агита­ция и пропа­ганда, грязь. Объек­тив­но­сти не было и в помине. Вот так именно част­ный владе­лец первый начал попи­рать свободу слова и прика­зы­вал, как и что давать. Госу­дар­ство, заметьте, этого не делало.


Глава 1. Немцов

Гусин­ский и Бере­зов­ский и правда могли вмеши­ваться в дела прави­тель­ства. Они начали считать себя «Верхов­ным тайным сове­том», вызы­вали мини­стров и указы­вали им, что и как делать. Они были связаны с сило­ви­ками, кото­рые охотно рабо­тали на них.

Замглавы прави­тель­ства Лифшиц о том, как ходил на ковёр к Гусин­скому:

Первым они угро­били Немцова. Юный «буду­щий преем­ник» не слушался олигар­хов, не отдал Бере­зов­скому «Газпром», а Гусин­ского вовсе на дух не выно­сил. Такой преем­ник не устроил олигар­хов, его начали травить ещё весной 1997 года. По ОРТ и НТВ расска­зы­вали о его любов­ных похож­де­ниях, о двое­жён­стве и оргиях. Заказ­чики платили прости­тут­кам за рассказы «о ночах весе­лья с Бори­сом». Конечно, в устах Доренко это превра­ща­лось в ад и аморалку: «Кто нами правит, сифи­ли­тик чёртов и рабо­вла­де­лец, а не министр!»

Немцов не запла­тил за стрип­тиз, жадный. ЕЩЁ И УГРОЖАЛ УБИТЬ:

Рейтинг Немцова растаял за полгода, он выбыл из борьбы, а в марте 1998 года в эфире НТВ веду­щий Евге­ний Кисе­лев даже пере­черк­нул крестом лицо Бориса Ефимо­вича крестов. Вот такие вот дела.


Глава 2. Свержение писателей-министров силами НТВ и ОРТ

Когда летом 1997 года «Связьин­вест» ушёл к Пота­нину без возврата, «равноап­о­столь­ные олигархи» решили свер­гать прави­тель­ство цели­ком. Они могли это сделать, были вхожи в высшие круги и могли давить на семью прези­дента, вечно боль­ного и слабого.

НТВ мочило в основ­ном програм­мой «Куклы», где Чубайс и Немцов пред­ста­вали в образе школь­ни­ков-недо­ум­ков:

Осве­до­ми­тели Бере­зов­ского в сило­вых струк­ту­рах выяс­нили, что Чубайс и его това­рищи полу­чили за нена­пи­сан­ную книгу о прива­ти­за­ции безум­ные гоно­рары – 90 тысяч долла­ров каждый. Каждый за главку в книжке. По тем време­нам – это безум­ные деньги, при сред­ней зарплате в 150$. Деньги полу­чили через струк­туры Пота­нина. А это значит, что гоно­рар – скры­тая форма взятки. Пожа­луй, так и было, ведь было за что благо­да­рить. Они попа­лись.

Доренко стре­ляет раз:

Как гово­рят, компро­мат пока­зали Чубайсу и сказали: отме­няй аукцион, отда­вай Гусин­скому «Связьин­вест» — и миримся. Анато­лий послал их раз и два. Тогда и нача­лась фаза актив­ного напа­де­ния. Два канала олигар­хов в ноябре 1997 года начи­нают палить изо всех пушек, обса­сы­вают подроб­но­сти и унижают Чубайса и Ко по всем фрон­там. Прези­дент обязан отве­тить.

Стало ясно, что теле­ве­ду­щий Сергей Доренко в своей автор­ской программе спосо­бен уничто­жить любого, даже вице-премьера. Его бруталь­ный и жёст­кий стиль был и правда как выстрел боевыми, убивал напо­вал. Выжить – нере­ально. Он изде­ва­ется, изоб­ра­жает из Чубайса жалкого воришку, пред­ла­гает ему алименты как своему «сынишке-балбесу» и трол­лит его за проблемы с дамами. Всё это подкреп­ля­ется доку­мен­тами, судеб­ными тяжбами и спике­рами. Народ именно тогда узнает, кто во всём вино­ват. Чубайс!

Доренко стре­ляет два:

Команда Анато­лия Бори­со­вича изоб­ра­жа­лась клоу­нами и болту­нами. Мол, они банда жули­ков, Хлеста­ковы, кото­рые выка­чи­вают деньги, а не подни­мают страну с колен, грабят заводы вместе со своим друж­ком Пота­ни­ным, чтобы увести всё в оффшоры. Полу­чают милли­оны рублей за нена­пи­сан­ную книгу.

Борис Немцов и весё­лые куклы играют «Реви­зора»:

Эти удары приво­дят к уголов­ным делам против мини­стров, в ноябре проку­ра­тура откры­вает дела против всех пяти «писа­те­лей» (Анато­лия Чубайса, Максима Бойко, Алек­сандра Каза­кова, Альфреда Коха, Петра Мосто­вого). Первым в авгу­сте в отставку подал Кох, тогда же и нача­лись для него допросы с пристра­тием. В ноябре уходят из прави­тель­ства и попа­дают под суд Бойко, Мосто­вой и Каза­ков. Чубайса не судят, но выго­няют с поста главы мини­стер­ства финан­сов.

Контроль­ный в голову:

Глава 3. Отставка кабинета

Добить против­ни­ков оказа­лось против­ни­ков легко. Зиму 1998 года Доренко неустанно кричит о том, что прави­тель­ство отмы­вает деньги через «ОНЭКСИМ», обви­няет Пота­нина в крими­нале. Суды идут, их исход не очень ясен, ведь проку­ра­тура вполне лояльна Гусю. Буль­вар­ность компро­мата пере­шла грани морали — девочки, баня, подроб­но­сти личной жизни.

Ельцин усту­пил и сдал Черно­мыр­дина, ведь репу­та­ция его прави­тель­ства уже была слиш­ком подмо­чена, тень могла пасть и на старого сорат­ника Бориса Нико­ла­е­вича. Бере­зов­ский сделал премье­ром моло­дого Сергея Кири­енко. Как вы знаете, протеже могу­ще­ствен­ного олиграха довёл страну до дефолта 1998 года. Влия­ние олигар­хов раста­яло как снег в мае.

Свер­же­ние прави­тель­ства Гусин­ским и Бере­зов­ским тогда стало Пирро­вой побе­дой. Они пока­зали свою силу, но их возне­на­ви­дело обще­ство. Их агрес­сия, жесто­кость, неже­ла­ние считаться с Ельци­ным и наци­о­наль­ными инте­ре­сами каза­лись угро­зой. «Эти торгаши сожрут и разва­лят страну с таким аппе­ти­том», — подоб­ные мысли стано­ви­лись всё более и более попу­ляр­ными. Поли­тика – искус­ство компро­мис­сов, а не война, не напёр­сточ­ни­кам править бал.

Россию продали США за долги:


Читайте другое мнение о теле­ка­нале НТВ Кисе­лёва-Гусин­ского «10 качеств, за кото­рые хвалят преж­нее НТВ».

Поделиться