Цвета суфражисток. Как одежда объединяла феминисток середины XIX — начала ХХ вв.

Внеш­ний вид неот­де­лим от статуса. Тыся­че­ле­ти­ями одежда, обувь, причёска, аксес­су­ары гово­рили о людях больше, чем они сами. В том числе, об их поли­ти­че­ских взгля­дах. В этом мате­ри­але пойдёт речь о суфра­жист­ках, феми­нист­ках и «равно­прав­ках» сере­дины XIX — начала ХХ веков и том, что их объеди­няло.


Начало орга­ни­зо­ван­ного движе­ния женщин за равно­пра­вие принято отсчи­ты­вать с XIX века. Особенно ярко оно прояви­лось в Вели­ко­бри­та­нии, стране с жёст­кой клас­со­вой систе­мой. Здесь суфра­жизм (от англ. suffrage — «право голоса») стал ещё одним ответв­ле­нием борьбы за демо­кра­ти­за­цию прав.

В 1865 году извест­ный британ­ский поли­тик и эконо­мист Джон Стюарт Милль опуб­ли­ко­вал своё эссе «Подчи­нён­ность женщины» (The Subjection of Women). На русском книга вышла в 1869 году. В ней Милль разви­вает свои идеи о том, как женщина может быть осво­бож­дена от соци­аль­ного и поли­ти­че­ского угне­те­ния. Этот труд был создан под силь­ным влия­нием жены Милля — Хэрриет Тейлор Милль, аполо­гета женских прав. Выход «Подчи­нён­но­сти женщины» совпал с обра­зо­ва­нием первой суфра­жист­ской орга­ни­за­ции, Коми­тета женских изби­ра­тель­ных прав.

К началу ХХ суфра­жизм раско­лолся на два направ­ле­ния: «ради­каль­ное» и «умерен­ное». Самыми замет­ными деяте­лями «ради­каль­ного» толка стала семья Пэнк­хёрст: Эмме­лин и две её дочери — Криста­бель и Силь­вия. В 1905 году они осно­вали Женский соци­ально-поли­ти­че­ский союз (WSPU).

Криста­бель и Эмме­лин Панк­хёрст, 1908 год

Члены союза верили, что доби­ваться своего нужно с помо­щью граж­дан­ского непо­ви­но­ве­ния — демон­стра­ци­ями, заба­стов­ками, голо­дов­ками, битьём стекол. Кстати, именно после того, как WSPU начал свою актив­ную деятель­ность, газеты стали назы­вать женщин, борю­щихся за изби­ра­тель­ные права, уничи­жи­тель­ным терми­ном «суфра­жистки» (suffragette). В свою очередь, акти­вистки приняли это слово на воору­же­ние.

Анти-суфра­жист­кая открытка. «Дикая роза требует береж­ного обра­ще­ния»

В журна­лах и газе­тах суфра­жистка изоб­ра­жа­лась как непри­вле­ка­тель­ная дама (с морщи­нами, непра­виль­ными чертами лица или полная) одетая либо неряш­ливо, либо в костюм с элемен­тами мужского гарде­роба. Очень часто кари­ка­тур­ные суфра­жистки носили очки — как, напри­мер, на рисунке извест­ного худож­ника сэра Джона Тэнни­ела, создав­шего куль­то­вые иллю­стра­ции к «Алисе в Стране Чудес».

Джон Булль, персо­ни­фи­ка­ция Вели­ко­бри­та­нии, не даёт суфра­жист­кам голо­со­вать

Инте­ресно, что сами суфра­жистки, в том числе члены WSPU считали своим долгом на акциях и пара­дах выгля­деть особенно элегантно для того, чтобы привле­кать больше внима­ния к своим требо­ва­ниям. Газета Votes For Women в 1910 году заяв­ляла: «Совре­мен­ная суфра­жистка выби­рает изящ­ные и акку­рат­ные наряды», а продав­щицы суфра­жист­кой газеты The Suffragette обязаны были «одеваться в самое лучшее».

Более того, суфра­жистки сделали своими основ­ными цветами фиоле­то­вый (обозна­чал предан­ность и досто­ин­ство), белый (чистота) и зелё­ный (надежда). Они активно исполь­зо­ва­лись во всей суфра­жист­кой «продук­ции»: лентах, сумках, укра­ше­ниях, знач­ках всех видов, шляпах, одежде, обуви и даже нижнем белье. Опрят­ный внеш­ний вид акти­ви­сток и простая комби­на­ция цветов помогли шире распро­стра­нять идеи суфра­жи­сток — любая женщина могла проде­мон­стри­ро­вать симпа­тию движе­нию, надев трёх­цвет­ную брошь или ленту.

Примеры суфра­жист­ских суве­ни­ров

Итак, в Вели­ко­бри­та­нии, центре суфра­жист­ского движе­ния женщины считали, что внеш­ний вид — одно из важней­ших состав­ля­ю­щих движе­ния. Что об этом думали в Россий­ской импе­рии? Можно ли было вычис­лить россий­скую суфра­жистку в толпе?

Чтобы отве­тить на этот вопрос, необ­хо­димо сказать о том, каким был суфра­жизм в России и был ли он таким же, как в Вели­ко­бри­та­нии. В России «женский вопрос» идёт от шести­де­сят­ни­ков: об эман­си­па­ции гово­рили и врач Нико­лай Пиро­гов и фило­соф Нико­лай Черны­шев­ский, поли­ти­че­ский деятель Михаил Михай­лов, эконо­мист Мария Вернад­ская, акти­вистка Мария Труб­ни­кова — с её помо­щью был выпу­щен в печать труд Джона Милля, и многие другие.

Мария Вернад­ская

В журна­лах тогда стали активно писать о поло­же­нии женщин, а с 1866 по 1868 годы выхо­дил «Женский вест­ник», кото­рый, несмотря на свою недол­гую жизнь в шести­де­ся­тых, успешно реин­кар­ни­ро­вался в 1905 году. В те годы отече­ствен­ные «суфра­жи­сты» — среди них было немало мужчин — больше всего были обес­по­ко­ены женским обра­зо­ва­нием и профес­си­о­наль­ным стату­сом, поэтому в основ­ном делали упор на этих темах.

Идея о том, что женщины должны иметь те же граж­дан­ские права, что и мужчины, пришла несколько позже, к концу XIX века. Движе­ние повер­ну­лось в сторону феми­низма. Кроме права голоса «равно­правки» в России начали активно отста­и­вали свою сексу­аль­ную и матри­мо­ни­аль­ную свободу. Они больше не хотели выхо­дить замуж по реше­нию отцов и требо­вали возмож­но­сти легально разве­стись или сделать аборт.

Но несмотря на то, что суфра­жизм и феми­низм в России стре­мился охва­тить все стороны женского быта, очень долго он оста­вался элитар­ным движе­нием для горо­жа­нок. Боль­шин­ство тогдаш­них суфра­жи­сток и феми­ни­сток проис­хо­дили из извест­ных фами­лий и прожи­вали в Петер­бурге. Они, как и британки, орга­ни­зо­вы­вали женские обще­ства.

Члены Русского Женского Взаимно-Благо­тво­ри­тель­ного обще­ства, 1911 год. Фото из личного архива иссле­до­ва­тель­ницы Ирины Юкиной

Одним из первых было Русское женское взаимно-благо­тво­ри­тель­ное обще­ство, создан­ное в 1895 году. Любо­пытно, что на первом съезде разда­ва­лись анкеты, и, согласно резуль­та­там опроса, боль­шин­ство акти­ви­сток были вдовами или неза­муж­ними, старше 30 лет, с высшим или сред­ним обра­зо­ва­нием. Это подтвер­ждает фото­гра­фия, сделан­ная на съезде в 1911 году. Мы видим много разных женщин явно старше 30; все они одеты одина­ково хорошо и в духе своего времени — пожа­луй, это всё, что их объеди­няет.

«Русская суффра­жистка». Худож­ник — Влади­мир Каду­лин, серия «Типы курси­сток». 1911 — 1915 гг.

Инте­ресно отме­тить, что на извест­ной открытке того же времени «Русская суффра­жистка» худож­ника Влади­мира Каду­лина пока­зан совсем иной образ. Юная особа с корот­кой стриж­кой в стран­ной одежде — то ли помя­той, то ли трясу­щейся от резкой походки, то ли просто неак­ку­рат­ной. На ней малень­кая простая шляпка с огром­ной булав­кой, она курит на ходу и «по-мужски» поло­жила руку в карман. Этот образ — полная проти­во­по­лож­ность степен­ных дам-благо­тво­ри­тель­ниц из преды­ду­щего поко­ле­ния акти­ви­сток.

Однако Каду­лин не смог бы нари­со­вать свою кари­ка­туру, не наблю­дая действи­тель­ность. С нача­лом Первой миро­вой войны, с новым витком обостре­ния поли­ти­че­ского поло­же­ния в стране к «равно­прав­кам» стало примы­кать всё больше женщин из всех слоев насе­ле­ния, в том числе девушки из среды разно­чин­цев. Новые суфра­жистки — моло­дые девушки, наблю­да­ю­щие тоталь­ную неспра­вед­ли­вость и тяготы воен­ного поло­же­ния — не захо­тели мириться с поло­же­нием дел.

К 1917 году россий­ские женщины уже активно участ­во­вали в поли­ти­че­ской жизни России. Они выхо­дили на много­ты­сяч­ные мани­фе­ста­ции и митинги, пыта­лись избраться в Учре­ди­тель­ное собра­ние. Женщины настой­чиво требо­вали всех граж­дан­ских прав. И именно тогда они все объеди­ни­лись под одним цветом — крас­ным. Крас­ный был в гости­ных, в церк­вях, на улицах, в теат­рах, на работ­ни­цах, на депу­та­тах.

«Дева Рево­лю­ция. 27 февраля». Рису­нок М. Бобы­шова. Журнал «Бич». № 28. Июль 1917 года

Его поза­им­ство­вали у Вели­кой Фран­цуз­ской рево­лю­ции, а та, в свою очередь, у древ­них римлян. Во времена Цезаря и Брута осво­бож­дён­ные рабы носили «пилеи» — крас­ные колпаки, кото­рые позже стали назы­ваться фригий­скими. В России 1917 года крас­ный цвет был насто­я­щим хитом сезона.

Исто­рик моды Юлия Деми­денко в своей статье «Петро­град. Мода. 1917» приво­дит инте­рес­ный отры­вок из фелье­тона, в кото­ром столич­ная дама бесе­дует с подру­гой:

«…Что? Зака­зать вместо платья vieux rose ярко-крас­ное?.. Как знамя восста­ния? Это будет модно? Послу­шай, а ведь это идея! Ярко-крас­ное платье, чёрная шляпа, чёрные чулки и крас­ные туфли… Послу­шай, ведь это вели­ко­лепно! Это будет стиль — респуб­лики, а?..».


Читайте также о том, как одева­лись в России на рубеже XIX-XX вв. «Fin de Siècle. Отече­ствен­ная мода 1895 — 1905 гг.»

Поделиться