«В гостях у православных Уганды»

Книга Андрея Тутор­ского «Медлен­ные миры южных океа­нов и таёж­ных морей» изда­тель­ства «Ноокра­тия» вошла в топ-лист между­на­род­ной ярмарки интел­лек­ту­аль­ной лите­ра­туры «Нон-фикшн»-2019. Автор этой книги много путе­ше­ство­вал по миру и в 2018 году изучал право­слав­ную деревню Уганды, бесе­до­вал со священ­ни­ками и прихо­жа­нами, погру­жался в их повсе­днев­ность, разго­ва­ри­вал о рели­гии и жизни.

Ранее VATNIKSTAN публи­ко­вал отры­вок о Выте­гор­ском районе Воло­год­ской обла­сти, а сего­дня — главу о право­сла­вии в Уганде: как это направ­ле­ние христи­ан­ства проникло в восточ­ную Африку и как живут испо­ве­ду­ю­щие его уган­дийцы.

Священ­ник и прихо­жанка право­слав­ного старо­об­ряд­че­ского храма в Уганде

Уганда на карте Африки

Уганда нахо­дится в восточ­ной части Африки, грани­чит с Кенией, Танза­нией, Руан­дой, Демо­кра­ти­че­ского Респуб­ли­кой Конго и Южным Суда­ном. Это чрез­вы­чайно быстро расту­щая страна. При приро­сте насе­ле­ния 33 промилле она зани­мает второе место по этому пока­за­телю после другой афри­кан­ской страны — Малави. Ещё более стре­ми­тель­ными темпами в стране идёт урба­ни­за­ция насе­ле­ния. Столич­ный город Кампала увели­чился с 68 тысяч насе­ле­ния в 1948 году до 1 милли­она 650 тысяч в 2019-м, причём прирост за послед­ний год соста­вил 150 тысяч чело­век, то есть 10%.

Слово «Уганда» проис­хо­дит от назва­ния круп­ней­шего народа — баганда, кото­рый состав­ляет более 16% насе­ле­ния страны. «Ба-ганда» озна­чает «люди ганда», «м-ганда» — «чело­век ганда», «лу-ганда» — «язык ганда», а «у-ганда» — «терри­то­рия ганда». Исто­ри­че­ски именно Уганда счита­ется роди­ной системы косвен­ного управ­ле­ния. В 1890 году сюда в каче­стве воен­ного адми­ни­стра­тора был отправ­лен британ­ский воен­ный Фреде­рик Лугард. Он родился в Мадрасе, в Британ­ской Индии, и с детства наблю­дал сосу­ще­ство­ва­ние различ­ных куль­тур­ных и соци­аль­ных явле­ний вокруг себя. Прибыв к месту работы и осно­вав на холме Импалы (импала — это афри­кан­ская анти­лопа) форт Кампала, он пред­ло­жил мест­ному импе­ра­тору союз: помощь британ­ских винто­вок и солдат в воен­ных конфлик­тах в обмен на призна­ние поддан­ства и отчис­ле­ние части нало­гов. Так роди­лась форма коло­ни­аль­ного влады­че­ства, кото­рая позво­лила Вели­ко­бри­та­нии управ­лять импе­рией, над кото­рой нико­гда не захо­дило солнце, ещё более полу­века.

Инте­ресно отме­тить, что эта система в чём-то сохра­ни­лась до наших дней. Лугард заклю­чил ещё несколько дого­во­ров с окрест­ными князьями, кото­рые оста­лись прави­те­лями в своих владе­ниях, но одно­вре­менно стали поддан­ными коро­левы Викто­рии. В 1962 году Уганда полу­чила неза­ви­си­мость и стала Респуб­ли­кой Уганда во главе с всена­родно изби­ра­е­мым прези­ден­том. Однако банту­языч­ные реги­оны страны по-преж­нему явля­ются коро­лев­ствами и управ­ля­ются наслед­ствен­ными монар­хами. Напри­мер, терри­то­рия на западе страны — это коро­лев­ства Торо и Рвен­зу­руру, центр — коро­лев­ство Буганда, северо-запад — Буньоро, а восток — Бусога. Всего пять коро­левств, суще­ству­ю­щих парал­лельно с офици­аль­ным деле­нием на четыре обла­сти.

Кампала, особенно после Найроби, создаёт впечат­ле­ние сверхъ­ев­ро­пей­ского города. В приго­роде Энтеббе, где распо­ло­жены между­на­род­ный аэро­порт, подраз­де­ле­ние ООН и рези­ден­ция прези­дента Уганды, можно по утрам увидеть бегу­щих трус­цой евро­пей­цев. В такси у вас не будут выпра­ши­вать допол­ни­тель­ные деньги и жало­ваться на боль­шое коли­че­ство детей в семье. Все по евро­пей­ски сдер­жанно. Но есть и мест­ный коло­рит — это мото­такси «бода-бода». Прак­ти­че­ски весь день Кампала стоит в много­ки­ло­мет­ро­вых проб­ках, но в проме­жут­ках между авто­мо­би­лями юркают туда-сюда быст­рые мото­циклы с одним, а то и двумя пасса­жи­рами. Стои­мость поездки на такси в несколько раз выше, а бода-бода — дешё­вый, демо­кра­тич­ный и очень быст­рый транс­порт.

Ну и самое глав­ное: Уганда — это «сердце право­слав­ной Африки», как назы­вают страну сами мест­ные жители.


Появление православия в Уганде

Как гласит преда­ние, бережно храни­мое мест­ными веру­ю­щими, исто­рия право­сла­вия в Уганде начи­на­ется в 1919 году. Однако, перед тем как расска­зать об этом, несколько слов о рели­ги­оз­ной ситу­а­ции в стране в целом.

Евро­пей­ские рели­гии стали прони­кать в Уганду в 1870-е годы. Первыми пришли англи­кане, но буквально через пару лет в стране появи­лись фран­цуз­ские като­лики. В ответ на актив­ность христиан интен­си­фи­ци­ро­вали свою деятель­ность ислам­ские пропо­вед­ники. Сейчас в Уганде примерно 40% като­ли­ков, около 30% — это привер­женцы Церкви Уганды, кото­рая явля­ется подраз­де­ле­нием англи­кан­ской церкви, 13% — мусуль­мане, 11% — пяти­де­сят­ники, а следом идёт право­слав­ная церковь, охва­ты­ва­ю­щая 1 % (чуть меньше полу­мил­ли­она чело­век). Как сказал один из уган­дий­цев, «у Церкви Уганды больше всего школ и церк­вей, у като­ли­ков — больше всего денег, мусуль­мане очень сильно поддер­жи­вают друг друга, но право­сла­вие — это лучшая рели­гия, потому что она наша».

Итак, в 1919 году три англи­кан­ских священ­ника — Рубейн Мукаса, Обадиа Баса­джи­ки­тало и Артур Гатуна — стали заду­мы­ваться о том, почему в Уганде христи­ан­ские церкви борются друг с другом, а не действуют заодно. Они стали изучать исто­рию христи­ан­ской церкви, нашли сведе­ния о проте­стан­тизме, появ­ле­нии англи­кан­ской церкви, деятель­но­сти Лютера и, нако­нец, нашли слово «право­сла­вие». Ника­кой лите­ра­туры об этой вере в Уганде не было, и священ­ники стали писать письма во все концы света с прось­бой расска­зать им о ней.

Одним из немно­гих, кто отклик­нулся на их инте­рес, был Алек­сандр Макг­вайр. Макг­вайр родился в афри­кан­ской семье на острове Анти­гуа. Он начал свою деятель­ность как священ­ник Морав­ской церкви — проте­стант­ского объеди­не­ния, также назы­ва­ю­ще­гося «Морав­ские братья» или Unitasfratrum (от лат. «брат­ское объеди­не­ние») и восхо­дя­щего своими корнями к сред­не­ве­ко­вому гусит­скому движе­нию. В 1894 году Макг­вайр имми­гри­ро­вал в США, где стал актив­ным борцом за куль­тур­ную деко­ло­ни­за­цию черно­ко­жих. С этого времени он активно участ­во­вал в деятель­но­сти Афри­кан­ской мето­дист­ской еписко­паль­ной церкви, кото­рая была осно­вана в 1816 году как неза­ви­си­мая проте­стант­ская дено­ми­на­ция для афро­аме­ри­кан­цев. Также он стал актив­ным участ­ни­ком Всемир­ной ассо­ци­а­ции по улуч­ше­нию поло­же­ния негров и сбли­зился с её осно­ва­те­лем Гарви Марку­сом.

В сентябре 1921 года им была осно­вана Афри­кан­ская право­слав­ная церковь, кото­рая ставила своей целью объеди­нить привер­жен­цев еписко­паль­ной церкви, стре­мив­шихся к церков­ной авто­но­мии. Макг­вайр рассмат­ри­вал Афри­кан­скую право­слав­ную церковь как офици­аль­ную дено­ми­на­цию ассо­ци­а­ции Маркуса. Именно на этой почве у них нача­лись разно­гла­сия, и Макг­вайр цели­ком погру­зился в разви­тие своего детища, осно­вав отде­ле­ния церкви в Вест-Индии, США, Канаде и Южной Африке.

Полу­чив письма из Уганды, он поста­рался вклю­чить этих черно­ко­жих право­слав­ных в свою церковь. Он выслал им лите­ра­туру о право­сла­вии и о роли Афри­кан­ской право­слав­ной церкви в деле станов­ле­ния неза­ви­си­мо­сти афри­кан­ской церкви. Примерно в 1930 году по пору­че­нию Макг­вайра епископ Дэниел Уильям Алек­сан­дер, пред­ста­ви­тель Афри­кан­ской право­слав­ной церкви в Южной Африке, отпра­вился в Уганду и руко­по­ло­жил Рубейна Мукасу под именем отца Спар­таса. Тот начал службы по право­слав­ному обычаю, однако очень скоро от грече­ского пред­при­ни­ма­теля, кото­рый жил в Кампале, узнал о том, что Афри­кан­ская право­слав­ная церковь не явля­ется кано­ни­че­ской. Вновь отцы-осно­ва­тели стали писать письма к патри­ар­хам с прось­бой принять их под своё покро­ви­тель­ство.


Путь к каноническому православию

Путь писем в первой поло­вине XX века в коло­ни­аль­ной Африке был небыст­рым. А Алек­сан­дрий­ская патри­ар­хия с осто­рож­но­стью отнес­лась к пись­мам «непо­нят­ных» людей из дале­кой Уганды. Шли годы. Отец Спар­тас и его едино­мыш­лен­ники не сидели сложа руки: они откры­вали новые приходы, крестили людей, желав­ших познать «насто­я­щее христи­ан­ство». Коли­че­ство право­слав­ных веру­ю­щих достигло к сере­дине XX века 10 тысяч чело­век. Лишь в 1946 году Патри­арх Алек­сан­дрий­ский Христо­фо­рос II прини­мает уган­дий­ских право­слав­ных в полное кано­ни­че­ское обще­ние с престо­лом.

Однако вместе с радо­стью прихо­дит и первое разо­ча­ро­ва­ние. Алек­сан­дрий­ский патри­ар­хат заин­те­ре­со­ван не только в окорм­ле­нии новых веру­ю­щих, но и в поддержке право­слав­ных греков, разбро­сан­ных по восточ­но­аф­ри­кан­ским владе­ниям Британ­ской импе­рии. В 1958 году в Восточ­ной Африке созда­ется митро­по­лия, однако не в Уганде, где коли­че­ство право­слав­ных было макси­маль­ным, а в Дар-эс-Саламе, где нахо­ди­лось наиболь­шее коли­че­ство греков. В пере­воде с араб­ского Дар-эс-Салам — «город мира», на грече­ском — Ирино­по­лис. Именно Ирино­поль­ская митро­по­лия стано­вится первой право­слав­ной митро­по­лией в Африке к югу от Сахары. В 1959 году отец Спар­тас отправ­ля­ется в путе­ше­ствие, в ходе кото­рого он посе­щает Алек­сан­дрию, а затем и Грецию. В том же году в Кампалу прибыл митро­по­лит Нико­лай, кото­рый провёл много времени, настав­ляя мест­ных веру­ю­щих в истин­ном право­сла­вии. В 1960 году в Кампалу начи­нают прибы­вать грече­ские пропо­вед­ники, кото­рые помо­гают в устрой­стве церков­ной жизни, пишут иконы, пропо­ве­дуют право­сла­вие в отда­лён­ных дерев­нях. Именно так в конце 1960-х в дере­вушке Нгомбе, на окра­ине одной из самых запад­ных земель Уганды, близ города Форт-Портал осно­вы­ва­ется церковь Возне­се­ния Господня, о кото­рой в одном из следу­ю­щих разде­лов будет сказано чуть подроб­нее.

К началу XXI столе­тия коли­че­ство веру­ю­щих увели­чи­лось до 200 тысяч чело­век, кото­рые разде­лены на четыре епар­хии: централь­ную — в коро­лев­стве Буганда, восточ­ную — в коро­лев­стве Бусога, запад­ную — в коро­лев­стве Торо (именно к этой епар­хии отно­сится церковь в Форт-Портале) и север­ную — в стране Луо. В 1995 году произо­шло два важных собы­тия. Впер­вые в исто­рии митро­по­лии её главой стал мест­ный, уган­дий­ский священ­ник Феодор Нанкьяма. В том же году на холме Намун­гона в Кампале, близ митро­по­ли­чьей рези­ден­ции была открыта семи­на­рия для обуче­ния священ­ни­ков из мест­ных жите­лей.

Уган­дийцы отсто­яли право на собствен­ную рели­гию и рели­ги­оз­ное обра­зо­ва­ние. И если не считать Эфио­пию, кото­рая в стро­гом смысле слова к право­слав­ным стра­нам не отно­сится, поскольку эфиоп­ская церковь — это одна из Древ­не­во­сточ­ных (Дохал­ки­дон­ских) церк­вей, то Уганда оста­ётся круп­ней­шей право­слав­ной стра­ной Африки.


Угандийское старообрядчество

Исто­рия старо­об­ряд­цев Уганды начи­на­ется в 1991 году. В этом году насто­я­тель одной из право­слав­ных церк­вей Уганды Иоаким Чиимбе (или Киимбе) присо­еди­нился к грече­скому старо­стиль­ному Синоду проти­во­сто­я­щих. Энер­гич­ный священ­ник доста­точно быстро осно­вал два прихода в приго­роде Кампалы Мпере­рве, где он жил и рабо­тал, и в своей родной дереве Нака­ба­але. Его духов­ные поиски, напо­ми­на­ю­щие поиски отцов-осно­ва­те­лей Право­слав­ной церкви Уганды, продол­жи­лись. В 1998 году он вместе со своим прихо­дом присо­еди­ня­ется к униат­ской Сиро-грече­ской антио­хий­ской право­слав­ной като­ли­че­ской церкви в Африке. Однако долго отец Иоаким не задер­жался и там и в 2000 году прини­ма­ется в молит­вен­ное обще­ние с Бостон­ским сино­дом Святой право­слав­ной церкви Север­ной Америки, то есть оказы­ва­ется под его управ­ле­нием. Однако уже в 2004 году Иоаким со своими прихо­жа­нами вновь возвра­ща­ется к Синоду проти­во­сто­я­щих, чтобы в 2007 году присо­еди­ниться к Истинно-право­слав­ной церкви Америки.

Ещё в 1970-е годы, когда буду­щий священ­ник учился в Ленин­град­ской духов­ной семи­на­рии, он слышал о старо­об­ряд­че­ской церкви. Тогда он не обра­тил на эту ветвь право­сла­вия серьёз­ного внима­ния. Теперь же, после длитель­ных мытарств и посто­ян­ной смены духов­ных руко­во­ди­те­лей, он вспо­ми­нает о ней и пишет письмо пред­сто­я­телю Русской право­слав­ной старо­об­ряд­че­ской церкви Корни­лию. Проше­ние было рассмот­рено Сове­том митро­по­лии, и в следу­ю­щем году отец Иоаким был пригла­шён в Москву. В Москве он прошёл пере­обу­че­ние осно­вам древ­ле­пра­во­слав­ной веры. Также к нему был пристав­лен кура­тор — отец Никола Бобков, священ­ник старо­об­ряд­че­ской церкви в Америке, прекрасно гово­ря­щий на англий­ском языке и знако­мый с особен­но­стями жизни в Африке. Однако в 2015 году земная одис­сея отца Иоакима Чиимбе закон­чи­лась: он умер от внезапно обна­ру­жив­шейся болезни. На смену ему пришёл его тёзка отец Иоаким Валу­симби, кото­рый в 2015 году был возве­дён в сан в Москве.

Инте­ресно отме­тить, что третья старо­об­ряд­че­ская община в Уганде была создана не одним из священ­ни­ков, а обыч­ным крестья­ни­ном Алек­сом Чаккой. Он пере­шёл в старо­об­ряд­че­ство благо­даря влия­нию своего дяди. А вот как дядя Алекса пришёл к старой вере, до сих пор оста­ётся загад­кой. Тем не менее моло­дой и энер­гич­ный кате­хи­за­тор стал орга­ни­зо­вы­вать новый приход, на этот раз к западу от Кампалы. Уже в 2013 году община состав­ляла несколько десят­ков чело­век, и отец Иоаким Чиимбе несколько раз приез­жал туда, чтобы крестить веру­ю­щих по древ­ле­пра­во­слав­ному обычаю.

Боль­шая часть старо­об­ряд­цев Уганды — люди от 25 до 50 лет, то есть люди, созна­тельно приняв­шие старо­об­ряд­че­ство в зрелом возрасте. Боль­шая их часть — крестьяне или бедная интел­ли­ген­ция (медсестры и школь­ные учителя). Те, кто может платить деся­тину, вносят её в церков­ную кассу. Те же, кто не имеет доста­точ­ного коли­че­ства денег, выпол­няют общин­ные пору­че­ния: убира­ются в церкви и во дворе, участ­вуют в стро­и­тель­стве.

По широко распро­стра­нен­ной в Африке тради­ции, церковь явля­ется центром актив­ной эконо­ми­че­ской жизни. Один из прихо­жан в 2016 году начал разве­де­ние свиней, мясо кото­рых исполь­зу­ется для церков­ных трапез, а также идёт на продажу. Часть дохода посту­пает на содер­жа­ние церкви, а другие прихо­жане-старо­об­рядцы имеют право поку­пать это мясо со скид­кой. Круп­ный эконо­ми­че­ский проект возглав­ля­ется и вдох­нов­ля­ется лично отцом Иоаки­мом Валу­симби. Он с помо­щью прихо­жан строит плат­ное меди­цин­ское училище в Мпере­рве. Священ­ник наде­ется, что училище не только сможет дать финан­со­вый доход общине, но и позво­лит детям мест­ных старо­об­ряд­цев полу­чать столь необ­хо­ди­мое им обра­зо­ва­ние.

Буду­щее старо­об­ряд­цев Уганды сейчас видится неод­но­знач­ным. Напри­мер, трое из шесте­рых детей Алекса Чакки, будучи рождён­ными в старо­об­ряд­че­стве, в зрелом возрасте пере­шли в като­ли­че­ство и англи­кан­ство. Часто это связано с эконо­ми­че­скими причи­нами. Как уже гово­ри­лось ранее, для многих людей в Африке рели­гия — это член­ство в клубе, кото­рое даёт доступ к инфра­струк­туре, день­гам, возмож­но­стям продви­же­ния по карьер­ной лест­нице. С этой точки зрения, Русская право­слав­ная старо­об­ряд­че­ская церковь не может тягаться с такими эконо­ми­че­скими гиган­тами, как като­ли­че­ская церковь или Церковь Уганды. Но всё же для боль­шин­ства веру­ю­щих глав­ная причина выбора — «истин­ность» древ­ле­пра­во­слав­ной церкви. Именно это ведёт в неё небо­га­тых мест­ных жите­лей, и именно это убеж­де­ние позво­ляет прихо­дам медленно, но неуклонно увели­чи­ваться в разме­рах. Сами уган­дий­ские старо­об­рядцы смот­рят в буду­щее с опти­миз­мом: они верят, что только их вера ведет к счастью в этой и загроб­ной жизни.


Православие в Уганде начала XXI века

Теперь пере­ме­стимся в запад­ную часть Уганды, где я вёл иссле­до­ва­ния сам. Община в деревне Нгомбе объеди­ня­ется вокруг церкви Возне­се­ния Господня, стоя­щей на самом высо­ком холме в округе. Как водится в Африке, церковь — это эконо­ми­че­ский мотор мест­ного сооб­ще­ства: она владеет землями, на кото­рых стоят две школы, мест­ный фельд­шер­ский пункт и ещё неко­то­рые постройки. Эти земли церковь полу­чила от прави­теля коро­лев­ства Торо. За эти земли церков­ный совет полу­чает опре­де­лён­ную плату, а также скидки для обуча­ю­щихся в школах право­слав­ных детей.

Необ­хо­димо отме­тить, что в Африке школы часто орга­ни­зу­ются опре­де­лён­ной церко­вью. Церковь опре­де­ляет набор пред­ме­тов, кото­рый препо­да­ется в школе, и одежду. Так, в мусуль­ман­ских школах все девушки носят платок-хиджаб. Указан­ные церко­вью пред­меты и одежда обяза­тельны для всех учени­ков, неза­ви­симо от их веро­ис­по­ве­да­ния. То есть право­слав­ные и като­ли­че­ские девочки, посе­ща­ю­щие заня­тия в мусуль­ман­ской школе, будут носить общую форму — платки-хиджабы. Так вот, на одном из участ­ков земли право­слав­ной церкви стоит като­ли­че­ская школа, в кото­рой учатся и право­слав­ные дети. Они, а точнее их роди­тели, полу­чают возмож­ность опла­чи­вать школу со скид­кой 10%.

Полу­чен­ные церков­ным сове­том деньги идут на нужды церкви, а также нужда­ю­щимся семьям. Отец Рома­нос (кстати, он учился в семи­на­рии при Троице-Серги­е­вой лавре) назы­вает этот проект приютом. Однако ника­кого здания приюта на самом деле нет. Точнее есть, но оно очень старое и совсем разва­ли­лось. Жить там нельзя никому, а тем более детям. Отец Рома­нос дого­во­рился с мест­ными жите­лями, чтобы они приютили в своих домах детей-сирот, за содер­жа­ние кото­рых он припла­чи­вает прием­ным роди­те­лям. Все дети, кото­рые должны ходить в школу, полу­чают деньги на обуче­ние из церков­ной кассы, из этих же средств им поку­пают одежду. То есть обуча­ю­щие проекты для афри­кан­ских право­слав­ных как старой, так и новой веры очень важны.

Есть и другие проекты. Напри­мер, женщины прихода создали женский совет, кото­рый зани­ма­ется поис­ком опла­чи­ва­е­мой надом­ной работы. В Форт-Портале есть мастер­ская «Рувен­зори», кото­рую открыл один приез­жий немец. Он обучает мест­ных жите­лей ремёс­лам: плете­нию корзин, лепке сосу­дов из глины, пошиву одежды. Спра­вед­ли­во­сти ради надо уточ­нить, что всё это мест­ные жители знали и умели раньше, но немец учит делать все эти вещи по евро­пей­ским лека­лам и образ­цам, что для Африки чрез­вы­чайно важно. Женский совет право­слав­ной церкви заклю­чил дого­вор на поставку немцу плетё­ных корзин, кото­рые тот потом продаёт тури­стам, приез­жа­ю­щим к нему в отель. Женщины плетут эти корзины дома, а пред­ста­ви­тели совета отво­зят товар в мастер­скую «Рувен­зори» и потом отдают деньги работ­ни­цам.

Также есть чело­век, кото­рый разво­дит свиней, снаб­жая общину во время празд­ни­ков и прода­вая мясо прихо­жа­нам. Но есть тут суще­ствен­ная оговорка: для мест­ных право­слав­ных очень важна общин­ность, причем общин­ность в крестьян­ском смысле. Они очень доро­жат всеми своими одно­сель­ча­нами, неза­ви­симо от их веро­ис­по­ве­да­ния. Именно поэтому все одно­сель­чане полу­чают мясо со скид­кой — и право­слав­ные, и като­лики, и мусуль­мане. Пожа­луй, только в придо­рож­ном мага­зине оно прода­ётся без скидки… Белым тури­стам…


Горящая крыша и русская православная церковь на озере Букаса: новые духовные поиски православных верующих

Мы уделили много места эконо­ми­че­ским проек­там, и хоте­лось бы сказать несколько слов о духов­ных поис­ках мест­ных право­слав­ных. Для них спири­ту­аль­ность, или духов­ность, веры играет огром­ное значе­ние. В один из дней вместе с отцом Рома­но­сом мы отпра­ви­лись по деревне разго­ва­ри­вать с мест­ными прихо­жа­нами.

Захо­дим в дом к Адред — бедной женщине, кото­рая только что закон­чила рабо­тать на огороде. Мы садимся за стол, а Адред устра­и­ва­ется на полу: таковы афри­кан­ские тради­ции. Священ­ник — очень важный чело­век в деревне, сидеть рядом с ним — значит демон­стри­ро­вать недо­ста­точно уваже­ния. Сначала задаём вопросы по анкете, затем гово­рим «без прото­кола». Речь захо­дит о постах. «Кто бы меня защи­тил, если бы я не пости­лась?» — спра­ши­вает нас Адред. Мы удив­лены. Отец Рома­нос пояс­няет: «Нам нужно содей­ствие высших сил, Бога. Если мы не постимся, то и Бог обра­щает на нас меньше внима­ния. Когда у меня накап­ли­ва­ются нере­шен­ные вопросы, я начи­наю поститься». «Да-да, — продол­жает Адред, — если у меня случа­ются тяжё­лые ситу­а­ции, я стара­юсь только ужинать в тече­ние трёх-четы­рёх дней. Не ем еду на завтрак и обед… Или сплю на полу, а не на кровати». Пост здесь — прак­тика, идущая от внут­рен­него непре­рыв­ного диалога чело­века с Богом или высшими силами, а не только пред­пи­сан­ное воздер­жа­ние от опре­де­лён­ного типа пищи.

После Адред пере­хо­дим к Беат­рис. её исто­рию знает вся деревня: у нее раз в один-два месяца заго­ра­ется крыша дома. Так случа­лось уже более десяти раз. Одна­жды крыша заго­ре­лась в то время, когда отец Рома­нос нахо­дился рядом с домом. Беат­рис несколько раз просила отслу­жить моле­бен, кото­рый бы охра­нил её дом от пожа­ров, но право­слав­ные моле­ния не помо­гали. Тогда Беат­рис обра­ти­лась к като­ли­кам, но и их молитвы оказа­лись тщет­ными. Вопрос смогли решить англи­кане. После несколь­ких молеб­нов возго­ра­ния прекра­ти­лись. Беат­рис раз в неделю пешком ходит в англи­кан­скую церковь, кото­рая распо­ло­жена в двена­дцати кило­мет­рах от её дома. Но на Пасху она обяза­тельно прихо­дит в право­слав­ный храм. Она ищет защиты у более силь­ной конфес­сии, но не хочет пере­хо­дить в неё и прекра­щать связь с право­сла­вием. «Она женщина-загадка, — гово­рит отец Рома­нос. — Я наде­юсь, когда-нибудь она снова будет регу­лярно ходить к нам в церковь».

Ещё одна инте­рес­ная встреча состо­я­лась в юго-восточ­ном приго­роде Кампалы — Катусо. Вместе с отцом Рома­но­сом мы встре­ти­лись с един­ствен­ным священ­ни­ком Русской право­слав­ной церкви, правда, не Москов­ского патри­ар­хата, а за грани­цей, — Христо­фо­ром Валу­симби. Отец Христо­фор был руко­по­ло­жен в священ­ники в 1988 году в Монре­але. После этого он отпра­вился в свою родную Уганду и на малень­ком, зате­рян­ном посреди озера Викто­рия острове Букаса стал стро­ить храм в честь Благо­ве­ще­ния Пресвя­той Бого­ро­дицы. Отец Христо­фор — один из первых и един­ствен­ный в Уганде афри­кан­ский священ­ник, нахо­дя­щийся в лоне РПЦЗ. Инте­ресно, что для право­слав­ных священ­ни­ков Алек­сан­дрий­ского патри­ар­хата отец Христо­фор явля­ется приме­ром стой­ко­сти: у него нет ни митро­по­лита, ни инфра­струк­туры, ни регу­ляр­ных субси­дий. Путь от Кампалы до Букасы зани­мает день. Причем только водная часть пути длится больше четы­рёх часов, не учиты­вая две пере­садки с парома на паром. В ходе разго­вора отец Христо­фор расска­зы­вал, что он регу­лярно прово­дит воскрес­ные службы и не пропу­стил почти ни одной, что для Уганды явля­ется редко­стью.

Распро­щав­шись с отцом Христо­фо­ром и отцом Рома­но­сом, мы отпра­ви­лись в Энтеббе — приго­род Кампалы, где нахо­дится между­на­род­ный аэро­порт. Наш путь лежал на север, в далё­кую Россию. Однако искрен­ность, энер­гич­ность, с кото­рой уган­дийцы испо­ве­дуют право­сла­вие, безусловно, один из хоро­ших приме­ров служе­ния, кото­рыми так богата исто­рия право­сла­вия.


Читайте также наш мате­риал «Маркс от лица глоба­ли­ста»

Поделиться