Традиция Дня Победы: 1945–1965

В совре­мен­ной публи­ци­стике нередко можно встре­тить утвер­жде­ние, что День Победы пона­чалу не был празд­ни­ком: всё-таки шла жесто­кая война, и её окон­ча­ние воспри­ни­ма­лось совре­мен­ни­ками исклю­чи­тельно как траур­ный день. Это не так. VATNIKSTAN решил разо­браться в вопросе и посмот­реть старые доку­менты, пере­до­вицы газет и кален­дари, кото­рые помогли бы отве­тить на вопрос, чем был День Победы в первые двадцать лет после 1945 года.


Празд­но­вать или нет? Для людей, пере­жив­ших много­лет­нюю воен­ную ката­строфу, такого вопроса, кажется, и не стояло. Конечно, празд­но­вать. Первые салюты прозву­чали ещё в 1943 году, когда совет­ские войска осво­бо­дили Орёл и Белго­род во время Курской битвы. Вскоре для артил­ле­рий­ских салю­тов уста­но­вили специ­аль­ную клас­си­фи­ка­цию: первая степень (24 залпа из 324 орудий) — после осво­бож­де­ния союз­ных столиц или целых госу­дарств, вторая степень (20 залпов из 224 орудий) — после осво­бож­де­ния круп­ных горо­дов, и третья (12 залпов из 124 орудий) — более мелких горо­дов или же опера­тив­ных пунк­тов или узлов дорог.

Салют 9 мая 1945 года в Ленин­граде

Гран­ди­оз­но­сти салю­тов 9 мая 1945 года поза­ви­до­вали бы и сего­дня. В Москве одна тысяча орудий дала по 30 залпов, в небо были устрем­лены 160 прожек­то­ров, а также были пущены допол­ни­тель­ные ракеты.

Салют 9 мая 1945 года в Москве

Салюты мень­шего масштаба наблю­дали жители других горо­дов. Был ли это празд­ник? Безусловно, и на самом офици­аль­ном уровне, как было решено ещё 8 мая 1945 года указом Прези­ди­ума Верхов­ного Совета СССР.

Указ, скрин­шот кото­рого без труда можно найти в Сети

Нако­нец, в 1945 году появи­лась и тради­ция празд­нич­ного парада. Он был прове­дён 24 июня 1945 года на Крас­ной площади в Москве.

Мало кто вспо­ми­нает о том, что офици­аль­ным госу­дар­ствен­ным празд­ни­ком в том же 1945 году был также объяв­лен день победы над Японией. Анало­гич­ный указ, анало­гич­ное назва­ние — «празд­ник победы». Разве что салют был скром­нее.

Газета «Изве­стия», 4 сентября 1945 года

День победы над Японией продер­жался совсем недолго. Память о воен­ной опера­ции на востоке страны как-то быстро зате­ря­лась на фоне собы­тий Вели­кой Отече­ствен­ной. Уже в мае 1947 года новым указом выход­ной отме­нили, хотя офици­аль­ная форму­ли­ровка «празд­ник победы» оста­лась: «Считать день 3 сентября — празд­ник победы над Японией — рабо­чим днём». Схожим обра­зом отме­нили и нера­бо­чий день 9 мая в декабре 1947 года.

Газета «Правда», 24 декабря 1947 года

Почему так произо­шло? Иногда объяс­не­ния отмены празд­ника прини­мают излишне поли­ти­зи­ро­ван­ный харак­тер. Дескать, Сталин опасался вырос­шей за годы войны попу­ляр­но­сти Геор­гия Жукова и других полко­вод­цев и не хотел давать им возмож­ность лишнего пиара в массах. В своё время были широко расти­ра­жи­ро­ваны и слова Виктор Резуна (Суво­рова), согласно кото­рому Сталину было просто нечего празд­но­вать — он же, видите ли, хотел заво­е­вать всю Европу с помо­щью Гитлера, и поэтому Вторую миро­вую войну мог считать проиг­ран­ной.

Поли­ти­че­ская «ревность» по отно­ше­нию к марша­лам и особенно к Жукову, по мнению иссле­до­ва­те­лей, могла быть харак­терна и для Хрущёва, кото­рый опасался влия­ния воен­ных в усло­виях поли­ти­че­ской борьбы. Кроме этого, торже­ствен­ное празд­но­ва­ние Победы, совер­шён­ной при Сталине, явно входило бы в проти­во­ре­чие с поли­ти­кой «разоб­ла­че­ния культа лично­сти». Могли ли на статус Дня Победы влиять поли­ти­че­ские и идео­ло­ги­че­ские мотивы? Безусловно. Но делать на них акцент и считать един­ствен­ными факто­рами, пожа­луй, не стоит.

Нередко после какой-то знаме­на­тель­ной даты её воспри­я­тие в массах далеко не сразу превра­ща­ется в «миф». Непо­сред­ствен­ное празд­но­ва­ние побед в 1945 году было есте­ствен­ным. А вот после этого произо­шло то, что проис­хо­дило со многими исто­ри­че­скими датами ранее. Скажем, день Октябрь­ской рево­лю­ции превра­тился в госу­дар­ствен­ный «миф» только в 1930-е — во время Граж­дан­ской войны и поли­ти­че­ской борьбы 1920-х годов было чем заняться и кроме празд­но­ва­ния годов­щин, нужно было время для осмыс­ле­ния значи­мо­сти исто­ри­че­ского собы­тия. Схожие процессы можно наблю­дать и в исто­рии других стран: День неза­ви­си­мо­сти США стал нера­бо­чим празд­нич­ным днём спустя столе­тие после самой неза­ви­си­мо­сти, День взятия Басти­лии (он же офици­ально — «Наци­о­наль­ный празд­ник») полу­чил свою тради­цию также в конце XIX века, и так далее.

Кроме этого, многие забы­вают и о том, что первые годы после войны были време­нем восста­нов­ле­ния народ­ного хозяй­ства, и власти вряд ли с особым рвением желали разда­вать насе­ле­нию выход­ные дни. Посмот­рите на кален­дари 1948 и 1957 годов, и вы увидите, насколько они были бедны «крас­ными» днями. Даже усто­яв­ша­яся сего­дня прак­тика пере­носа празд­ни­ков в случае совпа­де­ния с регу­ляр­ными выход­ными тогда отсут­ство­вала.

После 1965 года в кален­даре офици­аль­ным выход­ным днём, кроме Дня Победы, стал также и Между­на­род­ный женский день, 8 марта. При том, что значи­мым празд­ни­ком он был уже давно, в чём можно легко убедиться, посмот­рев на ранние совет­ские плакаты. Однако же никто почему-то не ищет в этом «скры­тый смысл» или неофи­ци­аль­ный запрет, так ведь?

С 1948 года День Победы, хоть и был рабо­чим днём, всегда воспри­ни­мался в первую очередь празд­ни­ком, но никак не пустой датой или же трау­ром. В этом легко убедиться при чтении старых газет.

Газета «Правда», 9 мая 1952 года
Газета «Правда», 9 мая 1960 года

На 9-е мая тради­ци­онно выхо­дил приказ произ­ве­сти празд­нич­ный салют. Согла­си­тесь, совсем не траур­ное меро­при­я­тие.

Газета «Изве­стия», 10 мая 1949 года
Газета «Совет­ская куль­тура», 9 мая 1961 года

И хотя в СССР не прово­дили масштаб­ных пара­дов, 10-летие Победы было встре­чено пара­дом в Берлине. На него прие­хала пред­ста­ви­тель­ная совет­ская деле­га­ция вместе с Геор­гием Жуко­вым, на тот момент мини­стром обороны СССР. Уникаль­ные кадры немец­кого теле­ви­де­ния:

В это же время в Совет­ском Союзе первый круп­ный юбилей огра­ни­чился довольно скром­ным, но тради­ци­он­ным на тот момент реше­нием — торже­ствен­ным засе­да­нием партийно-госу­дар­ствен­ных и воен­ных деяте­лей в Боль­шом театре.

Ситу­а­ция карди­нально изме­нится к следу­ю­щему, 20-летнему юбилею. Но об этом мы пого­во­рим как-нибудь в другой раз…

Поделиться