Русско-турецкая война 1877–1878. Ликбез. «Живописные» итоги

В прошлый раз мы расска­зы­вали о том, как собы­тия русско-турец­кой войны отра­зи­лись на обще­ствен­ной мысли Россий­ской импе­рии. Но кроме поли­ти­ков, обще­ствен­ных деяте­лей и писа­те­лей, о войне думают и люди искус­ства. И довольно опера­тив­ным видом изоб­ра­зи­тель­ного искус­ства на фронте стала живо­пись — при бата­льо­нах даже нахо­ди­лись специ­ально прико­ман­ди­ро­ван­ные худож­ники-журна­ли­сты, что было новше­ством для той войны. Какие же выда­ю­щи­еся живо­писцы оста­вили свой след в осмыс­ле­нии собы­тий на Балка­нах?..


Морские и сухо­пут­ные бата­лии ярко описаны во множе­стве произ­ве­де­ний русских клас­си­ков худо­же­ствен­ного дела. Одним из ярких худож­ни­ков того времени был Васи­лий Вере­ща­гин. Помимо своих худо­же­ствен­ных работ, автор оста­вил ещё и множе­ство мему­а­ров, сочи­не­ний и воспо­ми­на­ний, где описы­вал воен­ные действия не только в Европе, но и в Азии — когда он был худож­ни­ком при гене­рал-губер­на­торе Кауф­мане с 1867 года. Воспо­ми­на­ния «На войне в Азии и Европе» весьма приме­ча­тельны: в тексте есть множе­ство инфор­ма­ции об опера­циях русско-турец­кой войны — пере­ходе через Балканы, взятии Адри­а­но­поля в 1878 году. Уделено внима­ние и гене­ралу Миха­ила Скобе­леву, с кото­рым худож­ник был знаком лично, и простому русскому солдату-крестья­нину.

Васи­лий Вере­ща­гин

Вере­ща­гин писал свои работы, чтобы пока­зать, как жестока и бессмыс­ленна война:

«В своих наблю­де­ниях жизни во время моих разно­об­раз­ных стран­ствий по белу свету я был особенно пора­жён тем фактом, что даже в наше время люди убивают друг друга повсюду под всевоз­мож­ными пред­ло­гами и всевоз­мож­ными спосо­бами. Убий­ство гуртом всё ещё назы­ва­ется войною, а убий­ство отдель­ных лично­стей назы­ва­ется смерт­ной казнью. Повсюду то же самое покло­не­ние грубой силе и та же самая непо­сле­до­ва­тель­ность… и это совер­ша­ется даже в христи­ан­ских стра­нах во имя того, чьё учение было осно­вано на мире и любви».

«Шипка-Шейново. Скобе­лев под Шипкой»

Отпра­вив­шись в гущу собы­тий, Вере­ща­гин хотел пока­зать будни войны — сраже­ния, пере­вя­зоч­ные пункты, звер­ства турок. На реверсе монеты прогля­ды­ва­лись и пороки царского коман­до­ва­ния. Это особо точно пере­дано в картине «На Шипке всё спокойно», кото­рая была описана в прошлой статье. Вообще одной из глав­ных сцен воен­ных действий в произ­ве­де­ниях худож­ника явля­лась оборона Шипки: «Землянки на Шипке», «Бата­реи на Шипке», «На Шипке всё спокойно», «Шипка-Шейново». Шипка действи­тельно явилась важным собы­тием войны.

«Снеж­ные тран­шеи (Русские пози­ции на Шипкин­ском пере­вале)»
«На Шипке всё спокойно»

Также одна из важных баталь­ных серий, создан­ных худож­ни­ком, описы­вает сюжет осады Плевны: «Атака» и «После атаки». Тяжё­лая и изну­ри­тель­ная осада крепо­сти, кото­рую оборо­нял один из выда­ю­щихся турец­ких гене­ра­лов Осман-паша, привела к гибели множе­ства русских солдат, и только полки Скобе­лева брали турец­кие редуты. Три безуспеш­ные и бессмыс­лен­ные попытки взять город увен­ча­лись прова­лом. «Именин­ный пирог из начинки людской / Брат подно­сит держав­ному брату», — такими словами автор «Дуби­нушки» Алек­сандр Ольхин подвёл итог кошмар­ному штурму Плевны. Только после долгой осады 10 декабря 1877 года Осман-паша сдал крепость.

«Перед атакой. Под Плев­ной»
«Атака»
«После атаки. Пере­вя­зоч­ный пункт под Плев­ной»

В полотне «Побеж­дён­ные. Пани­хида по убитым» Вере­ща­гин опять пока­зы­вает жесто­кость войны. Вот как автор описы­вает картину, кото­рая произ­вела на него впечат­ле­ние:

«Я ездил в Телиш, чтобы взгля­нуть на то место, где пали наши егеря. Откло­нив­шись от шоссе влево, я выехал на ровное место, покры­тое высо­кой сухой травой, в кото­рой на первый взгляд ничего не было видно. Погода была закры­тая, пасмур­ная, непри­вет­ли­вая, и на тёмном фоне туч две фигуры, ярко выри­со­вы­вав­ши­еся, привле­кали моё внима­ние: то были священ­ник и причет­ник из солдат, совер­шав­шие… пани­хиду. Только подойдя совсем близко, я разо­брал, по ком совер­ша­лась пани­хида: в траве видне­лось несколько голов наших солдат, очевидно отре­зан­ных турками; батюшка и причет­ник обра­тили моё внима­ние на множе­ство малень­ких бугор­ков, разбро­сан­ных кругом нас. Видно было, что тела были почти наскоро забро­саны землёй, только чтобы скрыть следы».

«Побеж­дён­ные. Пани­хида по павшим воинам»

В картине «Побе­ди­тели» пока­зано, как турец­кие солдаты устро­или маска­рад, сняв одежду с павших русских солдат.

«Побе­ди­тели»

В июне 1877 года Вере­ща­гин полу­чает ране­ния не мино­носце «Дунай», однако это поме­шало автору и дальше продол­жать писать и путе­ше­ство­вать по миру, наблю­дая за боевыми действи­ями. Его жизнь оборва­лась уже в другой печаль­ной войне Россий­ской импе­рии — русско-япон­ской. Он погиб 31 марта 1904 года вместе с адми­ра­лом Степа­ном Мака­ро­вым при подрыве на мине броне­носца «Петро­пав­ловск» на внеш­нем рейде Порт-Артура.

Читайте также наш мате­риал «Десять шедев­ров Васи­лия Вере­ща­гина».

Однако не только Вере­ща­гин стал худож­ни­ком, кото­рый описы­вал бата­лии русско-турец­кой. Алек­сей Кившенко также ярко пере­да­вал воен­ные сцены «осво­бо­ди­тель­ной войны». Самой попу­ляр­ным полот­ном автора принято считать картину «Воен­ный совет в Филях 1 сентября 1812 года», но и сцены русско-турец­кой войны не были им упущены.

Алек­сей Кившенко

Худож­ник создал баталь­ную серию картин по пред­ло­же­нию Алек­сандра II. Для вдох­но­ве­ния автор отпра­вился на места боевых действий — в Закав­ка­зье, Болга­рию и Турцию. Во время поездки в Турцию у худож­ника возникли проблемы в связи с тем, что турец­кие власти приняли Кившенко за шпиона, но недо­ра­зу­ме­ние было решено. В итоге работы были завер­шены уже в годы прав­ле­ния Алек­сандра III. Одной из основ­ных сцен, как и у Вере­ща­гина, в твор­че­стве Кившенко была битва при Шипке-Шейново. Также в твор­че­стве автора присут­ствуют сцены кавказ­ского театра боевых действий, сраже­ния в Болга­рии и так далее.

«Сраже­ние у Шипки-Шейново 28 декабря 1877 года»
«Взятие Горного Дубняка (Горни Дыбник) в Болга­рии»
«Эпизод из Русско-Турец­кой войны 1877–1878 годов»
«Штурм крепо­сти Арда­ган 5 мая 1877 года»

Также одним из худож­ни­ков-бата­ли­стов русско-турец­кой войны стал Нико­лай Дмит­риев-Орен­бург­ский. Как раз в годы этой войны в твор­че­стве автора произо­шёл пере­ход к баталь­ной живо­писи. Причи­ной тому стал госу­дар­ствен­ный заказ на серию картин воен­ных действий. Картины принесли автору ошело­ми­тель­ный успех, а за две из них («Бой на Систов­ских высо­тах конвоя импе­ра­тора Алек­сандра II» и «Въезд импе­ра­тора в город Плое­шти») Акаде­мия худо­жеств прису­дила ему профес­сор­ское звание. Его баталь­ное твор­че­ство поло­жи­тельно отме­тил даже Вере­ща­гин.

Нико­лай Дмит­риев-Орен­бург­ский
«Захват Гривиц­кого редута под Плев­ной»
«Въезд Алек­сандра II в Плое­шти 15 июня 1877 года»
«Гене­рал М.Д. Скобе­лев на коне»

Одной из выда­ю­щихся серий автора явля­ются работы, связан­ные с осадой Плевны. Худож­ник пока­зал ожесто­чен­ные бои возле крепо­сти, сдачу крепо­сти ранен­ным Осма­ном-пашой.

«Послед­ний бой под Плев­ной 28 ноября 1877 года»
«Артил­ле­рий­ский бой под Плев­ной. Бата­рея осад­ных орудий на Вели­ко­кня­же­ской горе»
«Пред­став­ле­ние плен­ного Османа-паши Алек­сан­дру II в Плевне»

Тема­тика русско-турец­кой войны присут­ствует и в карти­нах Васи­лия Поле­нова. Худож­ник описы­вает армей­ский быт в годы войны, могилы солдат, павших на поле боя, и тяже­лые усло­вия воен­ного быта в Болга­рии.

Васи­лий Поле­нов

Худож­ник одним из первых стал добро­воль­цем в 1876 году на серб­ско-черно­гор­ско-турец­ком фронте. На Балка­нах он был до ноября 1877 года. За участие в сраже­ниях награж­дён меда­лью «За храб­рость» и орде­ном «Таков­ский крест». Приме­ча­тельно, что Поле­нов не пока­зы­вал баталь­ные сцены. В годы войны худож­ник писал:

«Сюжеты чело­ве­че­ского изуро­до­ва­ния и смерти слиш­ком сильны в натуре, чтобы быть пере­да­ва­емы на полотне, по край­ней мере, я чувствую ещё в себе какой-то недо­чёт, не выхо­дит у меня того, что есть в действи­тель­но­сти, там оно так ужасно и так просто».

«Кухня атаман­ского полка в селе Бресто­вец»
«Убитый солдат (близ села Мечка, ныне Обориште)»
«Зима в Болга­рии»

Павел Кова­лев­ский — худож­ник-бата­лист, один из ярких пред­ста­ви­те­лей акаде­мизма. Тема­тика русско-турец­кой войны была затро­нута и в его живо­писи.

Павел Кова­лев­ский

Он нахо­дился на театре воен­ных действий русской армии против турок и собрал там бога­тый запас мате­ри­а­лов для после­ду­ю­щих своих произ­ве­де­ний. Среди извест­ных работ Балкан­ской кампа­нии — картины «Штаб 12-го корпуса в Болга­рии (Плен­ные турки)», «12 октября 1877 года (Пере­вя­зоч­ный пункт)».

В 1878 году, после возвра­ще­ния с фронта, худож­ник посе­лился в Варшаве. По эски­зам, приве­зён­ным с Балкан, Кова­лев­ский в 1880-е годы рабо­тал над серией картин для Воен­ной гале­реи Зимнего дворца, среди кото­рых «Сраже­ние при реке Ломе 12 октября 1877 года», «Кава­ле­рий­ское дело у Тресте­ника и Мечки 14 ноября 1877 года», «Ночной бой под Кара­га­чем 4 января 1878 года». Твор­че­ство автора пока­зы­вало войну со всех сторон — это труд­ные пере­правы через Дунай, стре­ми­тель­ная атака русской кава­ле­рии на турец­ких непри­я­те­лей, тяжё­лый бой пехоты, будни русского солдата.

«Привал 140-го пехот­ного Зарай­ского полка 35-й пехот­ной диви­зии»
«Атака русской кава­ле­рии на турец­кий обоз. 1877 год»
«Гене­рал Иосиф Гурко на Балка­нах»
«Бой у Иваново-Чифлик 2 октября 1877 года»
«Пере­права через Дунай»

Конечно, война оказала боль­шое влия­ние на баталь­ную живо­пись русских худож­ни­ков. Причины, почему картин появи­лось так много, имеются. Это и поли­тика царизма, кото­рая спон­си­ро­вала худож­ни­ков, описы­ва­ю­щих суро­вые будни войны и геро­и­че­ские сраже­ния русской армии. Также и сама идей­ность войны, осво­бож­де­ние брат­ских наро­дов от турец­кого гнета вдох­нов­ляли твор­цов на новые образы. В данной статье описаны далеко не все худож­ники, кото­рые в своём твор­че­стве затра­ги­вали сюжеты «осво­бо­ди­тель­ной войны». Пред­ла­гаю вашему внима­нию неко­то­рые из картин других авто­ров.

«Взятие Ловчи (Ловеч) 22 авгу­ста 1877 года». Худож­ник Лев Лаго­рио
«Вернулся». Худож­ник Илья Репин
«Дело при селе­нии Телище в 1877 году». Худож­ник Виктор Мазу­ров­ский

Поделиться