Евгений Бузев: «Нет никакого табу на изучение Чеченских войн»

Вторым собе­сед­ни­ком «Ватникс­тана» (интер­вью бралось до мате­ри­ала с "Неча­ев­щи­ной" — прим. автора) в серии интер­вью про исто­ри­че­ский науч-поп в медиа стал Евге­ний Бузев, соос­но­ва­тель куль­то­вых пабли­ков «Она Разва­ли­лась», «Засто­я­лась», «Хунта Экспресс» и целой сетки других исто­ри­че­ских сооб­ществ со звуч­ными назва­ни­ями. Евге­ний расска­зал про отсут­ствие внят­ной исто­рио­гра­фии о 1990-х, разви­тие пабли­ков по фран­шизе и граж­дан­скую войну в Таджи­ки­стане.

- Паблик «Она разва­ли­лась» появился во время собы­тий на Укра­ины. Это была затея иссле­до­ва­тель­ская или носталь­ги­че­ская? Мне пона­чалу паблик напо­ми­нал утяже­лён­ную версию «Детей 1990-х».

- Изна­чально иссле­до­ва­тель­ские цели не стави­лись. Это был сугубо досу­го­вый проект, при созда­нии кото­рого не пред­по­ла­га­лось ника­кой попу­ляр­но­сти. Это проект мой и моего старого ещё с Мага­дана това­рища. У нас у обоих одно­вре­менно были бере­менны жёны и нам прихо­ди­лось много времени прово­дить дома. Это был конец 2013 – начало 2014 гг., тогда начи­нали проис­хо­дить собы­тия на Майдане, мы обме­ни­ва­лись инте­рес­ными фото и видео из Киева, а потом мы обра­тили внима­ние, что мате­ри­алы из Киева напо­ми­нают теле­ви­зор нашего детства. Мы начали прово­дить анало­гии с Придне­стро­вьем, Кара­ба­хом и собы­ти­ями, связан­ными с рижским ОМОНом. Для удоб­ства обмена инфор­ма­цией мы сделали паблик. Ника­ких усилий по его раскрутке не пред­при­ни­мали. Одна­жды только появив­шейся паблик удачно репост­нуло сооб­ще­ство «Соци­аль­ная драма 1980 – 1990-х гг» с деся­тью тыся­чами подпис­чи­ков, что каза­лось очень боль­шой цифрой на тот момент. Затем «Она разва­ли­лась» попала в подборку изда­ния W-O-S. Это дало перво­на­чаль­ный старт для разви­тия паблика. К годов­щине созда­ния «ОР» о нас напи­сала «Афиша». «ОР» встал на обка­тан­ные рельсы и мы начали думать о расши­ре­нии.

Вопрос носталь­гии вообще не стоял. Мы нико­гда не носталь­ги­ро­вали о том, о чём пишут «Дети 1990-х», мы не вспо­ми­нали, какие мы жевали жвачки.

Наша цель заклю­ча­лась в том, чтобы восста­но­вить инфор­ма­ци­он­ную картину того времени. Вообще, все эти носталь­ги­че­ские паблики, а-ля «Дети 1990-х», меня не привле­кали, но зато я вдох­нов­лялся сооб­ще­ством «Орбита-4», кото­рое затем помогло нам в раскрутке. Отмечу также, что первым моим пабли­ком был не «Она Разва­ли­лась», а «Хунта Экспресс» (только он по-другому назы­вался и тема­тика была немного другой).

- А ты сам дипло­ми­ро­ван­ный исто­рик?

- У меня обра­зо­ва­ние исто­ри­че­ское, но моя специ­а­ли­за­ция — исто­рио­гра­фия сред­не­ве­ко­вой Скан­ди­на­вии. Тема­тика и близко не связана. По специ­аль­но­сти я нико­гда не рабо­тал, не считая прак­тики в школе. Мой трудо­вой путь был связан с журна­ли­сти­кой, не так давно я прекра­тил этим зани­маться.

- Ты бы мог расска­зать, чем зани­ма­ются твои одно­курс­ники с мага­дан­ского истфака. Много ли кто связал свою карьеру с исто­рией?

- У нас было две основ­ные темы для исто­ри­ков Мага­дане – это архео­ло­гия и Даль­строй, часть Гулага. В прин­ципе из моих одно­группни­ков все сделали неплохую карьеру, но не все в исто­ри­че­ской сфере. Гума­ни­тар­ное обра­зо­ва­ние в СВГУ хоро­шее давали. Другое дело, что кадры утекают из универ­си­тета.

- Книга и паблик «Она разва­ли­лась» стали хитами. Это обуслов­лено тем, что нет ника­кой внят­ной исто­рио­гра­фии и прилич­ного науч-попа по описы­ва­е­мому пери­оду? Какие в прин­ципе причины успеха?

- В первую очередь, выросло поко­ле­ние тех, кому 35 – 40 лет и кто огля­ды­ва­ется назад, пыта­ется оживить что-то в памяти, поно­сталь­ги­ро­вать. Но подросло и другое поко­ле­ние, для кото­рых период 1985 – 1999 гг. инте­ре­сен, потому что препо­да­ва­ние исто­рии этого времени абсо­лютно ника­кое. Редак­тор нашего изда­тель­ства Поро­шин расска­зы­вал, что первой войне в Чечне посвя­щён один абзац в учеб­нике, где очень расплыв­чато напи­сано о консти­ту­ци­он­ном кризисе в респуб­лике. Когда люди видят инфор­ма­ци­он­ные поводы, связан­ные с Кады­ро­вым, они не пони­мают, почему так выстро­и­лись отно­ше­ния с Чечнёй. Им негде найти ответ.

Да, отсут­ствует исто­рио­гра­фия как кате­го­рия. Причём на такие темы, на какие, каза­лось бы, должно быть много книг. Меня посто­янно спра­ши­вают, что почи­тать про Чечню, какую бы книгу ты посо­ве­то­вал. Мне нечего посо­ве­то­вать. Есть мему­ары. Есть пара очень плохого каче­ства компи­ля­ций, да в общем, и всё. Почему никто не зани­мался Чечнёй, загадка. Я не могу объяс­нить поли­ти­че­скими причи­нами. Мы обща­лись с чечен­цами, кото­рые рабо­тают в госу­дар­ствен­ных струк­ту­рах. Они с инте­ре­сом читают те мате­ри­алы, кото­рые появ­ля­ются у нас в паблике. У них нет какого-либо оттор­же­ния.

Обложка книги "Она развалилась"
Обложка книги "Она разва­ли­лась"

 

- То есть ника­кого табу на изуче­ние Чечен­ских войн нет?

- На мой взгляд, не суще­ствует ника­кого табу. Более того, есть острый инте­рес обще­ства к этой тема­тике.

- Может быть, «яиц» нет у исто­ри­ков нет? Не хотят затра­ги­вать тему, за кото­рую придётся «изви­няться».

- Вот не знаю. Мы плани­руем сделать книгу про Чечню. Но вот вспом­нил, у социо­лога Дерлу­гьяна в книге «Адепт Бурдье на Кавказе» в том числе затра­ги­ва­ется Чечен­ская война. Я бы вообще назвал эту книгу лучшей про Кавказ 1990-х. Ни перед кем Дерлу­гьян не изви­нялся, хотя он рабо­тает в ОАЭ, спокойно его бы там нашли. В исто­ри­че­ском аспекте ситу­а­ция сильно демо­ни­зи­ро­вана.

- К вам в каменты несколько раз прихо­дил сын Дуда­ева. Он предо­став­лял вам какой-то контент?

- Немного да. Фото­гра­фии нам давал. Но он неча­сто на связь выхо­дит. Интер­вью с ним админ довольно долго делает. Вообще к нам пери­о­ди­че­ски прихо­дят люди имени­тые и не очень. Так я позна­ко­мился с бойцом Рижского ОМОНа, интер­вью у него брал. Барка­шов к нам в каменты прихо­дил. Это в мем превра­ти­лось.

- А у кого бы ты хотел взять интер­вью из персо­на­жей 1990-х?

- Гипо­те­ти­че­ски хотел бы взять интер­вью у гене­рала Грачёва, с боль­шим инте­ре­сом у Баса­ева и Ниязова. Но они уже мертвы. Вообще, меня инте­ре­сует тема граж­дан­ской войны в Таджи­ки­стане, хотел бы пооб­щаться действу­ю­щими лицами этого конфликта.

- Чем обуслов­лен инте­рес к собы­тиям в Таджи­ки­стане? У вас и в книге есть довольно подроб­ная статья.

- Это была самая крово­про­лит­ная война на пост­со­вет­ском простран­стве, о кото­рой прак­ти­че­ски ничего не известно. Это «пост­со­вет­ская Руанда». Если бы Таджи­ки­стан нахо­дился в тради­ци­он­ной сфере инте­ре­сов США, то Голли­вуд бы снял уже десятки филь­мов про граж­дан­скую войну в Таджи­ки­стане. Но только недавно начали выхо­дить худо­же­ствен­ные книги про эту войну. В общем-то, почти ничего и нет. Какие-то видео­ма­те­ри­алы мы нахо­дили. Но эти видео суще­ствуют только с подачи «Народ­ного фронта» Таджи­ки­стана, объеди­нён­ная оппо­зи­ция ничего не снимала.

Война в Таджи­ки­стане – это эпич­ные собы­тия, огром­ное коли­че­ство людей было вовле­чено, выса­жи­ва­лись верто­лёт­ные десанты, выре­за­лись целые деревни. Мало суще­ствует интер­вью с людьми, пере­жив­шими эти собы­тия, в Таджи­ки­стане всё-таки дикта­тура, хотя есть интер­вью BBC с таджик­скими женщи­нами. Они расска­зы­вают ужас: про то, что на КПП оста­нав­ли­вали машины, всех мужчин расстре­ли­вали, женщин – наси­ло­вали и застав­ляли убирать трупы. У нас об этих собы­тиях никто не знает. Худо-бедно известно про войну в Югосла­вии, но собы­тия в Таджи­ки­стане обде­лены внима­нием. Но там, напри­мер, служил полков­ник Квач­ков. Хотя сейчас вышла книга Норина про конфликты на пост­со­вет­ском простран­стве, в кото­рой в том числе затро­нута тема граж­дан­ской войны в Таджи­ки­стане. Книгу я купил, но ещё читать не начал. Если же гово­рить про науч­ный вклад нашей книги, то статья Кувал­дина как раз воспол­няет неко­то­рые пробелы в изуче­нии войны в Таджи­ки­стане.

- Могли бы соста­вить порт­рет чита­те­лей  «Она разва­ли­лась»?

- Ауди­то­рию паблика я могу описать доста­точно точно, осно­вы­ва­ясь на стати­стике VK. Это мужчины, в основ­ном за 30. Причём ауди­то­рия «повзрос­лела» вместе с пабли­ком, начи­нали с 25 лет. Зача­стую это люди интел­ли­гент­ных офис­ных профес­сий. Они некон­сер­ва­тив­ных поли­ти­че­ских взгля­дов с широ­ким круго­зо­ром.

- А субкуль­тур­ный элемент какую роль играет?

- Конечно, лично­сти созда­те­лей и адми­нов оказы­вают силь­ное влия­ние на паблик. Да, мы с другим соос­но­ва­те­лем паблика вышли из субкуль­тур­ной среды, зани­ма­лись в том числе поли­ти­че­ским акти­виз­мом, мы левых взгля­дов. Пона­чалу я старался дистан­ци­ро­ваться от этого, но затем я понял, что каждый админ (а сейчас в адми­нах полтора десятка чело­век) вкла­ды­вает часть своей инди­ви­ду­аль­но­сти в паблик. Мы, наобо­рот, начали куль­ти­ви­ро­вать этот элемент.

- Как реаги­руют люди на появ­ле­ние подбо­рок песен панк-арти­стов?

- Ника­кого оттор­же­ния не возни­кает. Люди к этому довольно быстро привыкли. Сама идея тема­ти­че­ских дней возникла так: один из наших адми­нов, посто­янно «постил много Чечни» (это была типич­ная жалоба поль­зо­ва­те­лей) и я решил в один момент сделать тема­ти­че­ский день Таджи­ки­стана, как ответ на эти претен­зии. Пона­чалу такие подборки вызы­вали недо­уме­ние, никто не мог понять, почему сего­дня посты только про Азер­бай­джан или Алба­нию. Посте­пенно люди привыкли. Уже никто не возму­ща­ется. Те, кому это неин­те­ресно, просто прома­ты­вают ленту. Порой бывает, что нахо­дишь узкую тему, прора­ба­ты­ва­ешь её, а она мало кому инте­ресна.

- Какие, напри­мер, инте­рес­ные темы «не зашли»?

- Азер­бай­джан плохо захо­дит, хотя Азер­бай­джан – это вторая по инте­рес­но­сти после Таджи­ки­стана страна на терри­то­рии бывшего СССР. Если Таджи­ки­стан был «пост­со­вет­ской Руан­дой», то Закав­ка­зье было «пост­со­вет­ской Латин­ской Амери­кой». Азер­бай­джан в 1990-е глот­нул несколько госу­дар­ствен­ных пере­во­ро­тов, войну, сепа­ра­тизм (помимо кара­бах­ского, были талыш­ский и лезгин­ский сепа­ра­тист­ские движе­ния). Почему-то совсем неин­те­ресна война в Абха­зии. Хотя, каза­лось бы, эта тема совсем не замал­чи­ва­ется. С другой стороны, бывает наобо­рот. Мне вот неин­те­ресны собы­тия 19 авгу­ста в Москве, но это вызы­вает огром­ное внима­ние ауди­то­рии, кото­рая, правда, часто путает собы­тия авгу­ста 1991 года и октября 1993 года.

- Как форми­ро­ва­лась команда адми­нов?

- Я обра­щал внима­ние на людей, кото­рые активно писали в «пред­ложку». Мы пере­пи­сы­ва­лись, если не вызы­вали друг у друга ника­кого оттор­же­ния, я пред­ла­гал сотруд­ни­че­ство. Посте­пенно выра­бо­тался костяк адми­нов. На самом старте я кинул клич в поис­ках админа. Отклик­нулся маль­чишка из Влади­во­стока. Он до сих пор адми­нит «ОР», хотя уже вырос, в инсти­туте учится. На данный момент наши админы живут в России, Укра­ине, Литве, Эсто­нии, Сербии и США. Москов­ская часть «админки» регу­лярно встре­ча­ется. С неко­то­рыми ребя­тами я крепко сдру­жился.

Евгений Бузев. Фото автора
Евге­ний Бузев. Фото автора

 

- А как ты позна­ко­мился с соав­то­рами книги – Дмит­рием Окре­стом и Стани­сла­вом Кувал­ди­ным?

- С Дмит­рием Окре­стом позна­ко­мился через общих друзей. А с Кувал­ди­ным на фейс­буке: увидел в репо­сте какую-то его статью. Она мне очень понра­ви­лась, а мне для одного медий­ного проекта был нужен поло­но­вед. После этого мы начали общаться. А уже когда встал вопрос о напи­са­нии книги, канди­да­тура Кувал­дина пришла в голову одной из первых – он не только дипло­ми­ро­ван­ный исто­рик, но и журна­лист.

- У вас уже сфор­ми­ро­ва­лась сетка исто­ри­че­ских пабли­ков. Как она назы­ва­ется? Обще­при­ня­того назва­ния, так пони­маю, нет.

-  Я плани­рую свести и офор­мить воедино. Для себя наши паблики назы­ваю «Места памяти». Это цитата из Пьера Нора, пред­ста­ви­теля фран­цуз­ской школы анна­лов. «Место памяти» очень удачно выра­жает суть проекта. Концеп­ция Пьера Нора мне очень понра­ви­лась. Но я с ней позна­ко­мился уже после того, как появи­лись наши паблики. Я так назвал канал в теле­граме.

- Как форми­ру­ется концеп­ция пабли­ков? У вас они очень разно­шёрст­ные.

- Не все паблики созданы мной. У нас факти­че­ски суще­ствует фран­шиза. Часть пабли­ков делали другие люди, они просто присо­еди­ня­лись к нашему сооб­ще­ству. Это каса­ется «Проб­ко­вого шлема» и «Неча­ев­щины».

Следу­ю­щим пабли­ком после «Она разва­ли­лась» был «Засто­я­лась». Это было прак­ти­че­ское реше­ние. В поис­ках контента попа­да­лись мате­ри­алы, кото­рые отно­си­лись к бреж­нев­ской эпохе. Выки­нуть было жалко, а размы­вать рамки «ОР» не хоте­лось. Потом был преоб­ра­зо­ван паблик «Хунта Экспресс», кото­рый концеп­ту­ально стал похож на «Она разва­ли­лась», но только для стран третьего мира. Затем уже форми­ро­ва­ние исто­ри­че­ского контента стало на промыш­лен­ные рельсы. Я изучаю различ­ные точки входа контента, ньюсдже­кинг (реак­ция на акту­аль­ные ново­сти; дали срок Белых – мы выло­жили фото моло­дого Белых). Это очень помо­гает в раскрутке. Грубо говоря, мы изучаем спрос. Послед­ний проект, кото­рый появился, — это канал в теле­граме chaosss_drugs. Мы ориен­ти­ро­ва­лись исклю­чи­тельно на инте­рес чита­теля. Нарко­тики – тема инте­рес­ная, им посвя­щено громад­ное коли­че­ство теле­грам-кана­лов, но нет ни одного про исто­рию нарко­ти­ков. Канал очень хорошо раскру­тился. За три недели больше двух тысяч подпис­чи­ков.

- В соци­аль­ных сетях в исто­ри­че­ских обсуж­де­ниях полно чокну­тых агрес­сив­ных людей. С чем ты это связы­ва­ешь?

-  Это вопрос соци­аль­ных сетей как тако­вых и россий­ского обще­ства в целом. Если бы мы сделали паблик в одно­класс­ни­ках (кстати, он у нас будет), то мы бы там увидели ещё больше агрес­сив­ных людей. У нас очень стро­гая поли­тика банов на «ОР» — сейчас заба­нено около двух тысяч чело­век. Баним мы навсе­гда. Баним за мелочи. Ника­кой свободы слова у нас нет. Пона­чалу, когда я паблик только созда­вал, я с кем-то посто­янно спорил, никого не банил. Но потом я понял, что в разго­во­рах с чокну­тыми ты теря­ешь много времени, ничего им не дока­зы­вая, я эту поли­тику сменил. Второй момент: у меня есть какие-то свои убеж­де­ния и идеалы – парень, если тебе они не нравятся, ты можешь просто промол­чать. Мы создали среду обще­ния, не харак­тер­ную для VK. Скажем, мы не допус­каем гомо­фоб­ные и сексист­ские выска­зы­ва­ния. Навер­ное, мы един­ствен­ный нете­ма­ти­че­ский паблик с такой прин­ци­пи­аль­ной пози­цией. Мы, прежде всего, создаём комфорт­ную среду для людей, с кем нам было бы приятно общаться.

- Вопрос про моне­ти­за­цию. Рекла­мо­да­тель неохотно идёт в медиа, связан­ные с исто­рией. Как ты дума­ешь, почему?

- Не сказал бы, что совсем рекла­мо­да­тель не идёт. Он идёт не так хорошо, как хоте­лось бы. На VK появи­лась система для моне­ти­за­ции «реклам­ная сеть», в кото­рой есть опре­де­лён­ные крите­рии. Этим крите­риям довольно сложно соот­вет­ство­вать исто­ри­че­скому паблику. Я не смог подклю­чить ни один исто­ри­че­ский паблик. С рекламы на VK прихо­дит всего несколько тысяч рублей в месяц. Но благо­даря «ОР» я сделал неплохую карьеру как SMM-специ­а­лист, что можно считать, навер­ное, коммер­че­ским успе­хом. Я больше верю в созда­ние в рамках сооб­ществ некоей общей сквоз­ной темы, кото­рую можно было бы моне­ти­зи­ро­вать. При этом я могу конста­ти­ро­вать, что в пабли­ках на VK сидит вполне платё­же­спо­соб­ная ауди­то­рия, это 30 +, с усто­яв­шейся рабо­той и семьёй. Активно обра­ща­ются не реклам­ные агент­ства, а медиа. У нас был спец­про­ект со «Снобом». Пери­о­ди­че­ски раскру­чи­ваем малые медиа, с кем-то по бартеру, с кем-то за деньги, с кем-то за нема­те­ри­аль­ные ценно­сти. Рабо­таем с «ОВД-Инфо», «Спектр-Прес­сом» и другими изда­ни­ями. Отча­сти это связано с тем, что я сам из медий­ной среды.

- Ты писал для «Сноба», «Фурфура» и других изда­ний. Насколько потреб­ность в текстах тема­тики «Она разва­ли­лась» есть в медиа?

- Огром­ная потреб­ность в текстах суще­ствует. Ещё ряд изда­ний ко мне обра­щался, но у меня физи­че­ски не хватало времени. Совсем недавно вышел блог «Футу­рист» с пред­ло­же­нием сделать мате­риал про консоль­ные игры 1990-х. В основ­ном мы инте­ресны благо­даря боль­шой нара­бо­тан­ной медиа-базы, источ­ни­ков по пери­оду, в кото­рых мы хорошо ориен­ти­ру­емся.

- Как эта база нара­ба­ты­ва­лась? Поиск пдф-архи­вов на торрен­тах?

- Чисто эмпи­ри­че­ским путём. Сейчас, допу­стим, для меня не заста­вит труда найти тот или иной файл. Я хорошо разби­ра­юсь в цифро­вых архи­вах. Из действи­тельно стоя­щих, напри­мер, я мог бы назвать хоро­ший немец­кий архив OSA, там есть архив россий­ского теле­ви­де­ния начала 1990-х. На сайте «Ельцин-центра» выло­жены подшивки несколь­ких изда­ний.  Когда ты этим зани­ма­ешься, ты посте­пенно нара­ба­ты­ва­ешь навык, где искать тот или иной мате­риал.

- А какие паблики ещё бы ты хотел делать?

- Мне инте­ресна тема­тика пират­ства. Очень много всего выхо­дило по этой теме, но нет ничего внят­ного на VK. Теоре­ти­че­ски хотел бы паблик про XVII век. Но не хватает ресур­сов. Ресур­сов едва хватает на то, что есть. Малей­ший сбой – уже сооб­ще­ство проста­и­вает.

- Почему ничего не сделали про 1917 год?

- Не вывезли. Опять же ресур­сов очень много. Были планы делать тема­ти­че­ские посты про собы­тия Февраль­ской рево­лю­ции в разных реги­о­нах, но не полу­чи­лось. Но у нас скоро будет тема­ти­че­ский день комму­низма и тогда мы что-то такое сделаем.

- У вас появился сайт. Будете туда выкла­ды­вать контент?

- У нас пока сайт выпол­няет роль визитки. Я не верю в сайт как медиа-носи­тель, я считаю, что сайты уже не акту­альны. Мне ближе кросс-плат­фор­мен­ный подход, чтобы люди в удоб­ной для них соци­аль­ной сети или мессен­джере могли бы прочи­тать мате­риал. Сайт как визитка нужен, но я хочу, чтобы люди с сайта пришли ко мне в соци­аль­ные сети, а не наобо­рот, как это делает боль­шин­ство. Есть попу­ляр­ные медиа, у кото­рых вообще нет сайта. «Лентач» тот же самый. Я хочу сделать исто­ри­че­ское медиа без сайта.

- Будем завер­шать интер­вью. Хотел бы, чтобы ты поре­ко­мен­до­вал худо­же­ствен­ные фильмы, кото­рые наилуч­шим обра­зом отра­жают эпоху 1985 – 1999.

- Мой самый люби­мых фильм худо­же­ствен­ный – это «Мама, не горюй». Я высоко оцени­ваю фильм по сцена­рию Адоль­фыча «Чужая». А вот «Бригаду» я не люблю. Слиш­ком она картон­ная. Что каса­ется Чечни, то стоит посмот­реть «Чисти­лище», хоть идео­ло­ги­че­ски этот фильм для меня непри­я­тен. Я бы реко­мен­до­вал посмот­реть всю «пере­стро­еч­ную чернуху», фильмы из этой кате­го­рии можно беско­нечно пере­чис­лять. Эти фильмы отлично отра­жают дух эпохи. Выде­лил бы ещё недав­ний фильм «Теснота».

- … И пять альбо­мов русских групп, кото­рые бы отра­жали ту же эпоху.

- Азъ – "Клас­со­вая нена­висть". Пурген – "Убей прези­дента" (правда, это не совсем альбом, это сбор­ник). Граж­дан­ская оборона – "Вершки и Корешки". Любой альбом «Комби­на­ции» и любом альбом «Миража». Три панк-альбома, важных для моего форми­ро­ва­ния, и два — попсы, кото­рая была фоном.

Поделиться