«Интересуйтесь андеграундом, господа»

VATNIKSTAN совместно с ХРУЩЁВКОЙ продолжает знакомить читателей с видными фигурами современного отечественного музыкального андеграунда. На этот раз Иван Бортников пообщался с Афелионом Кальдерой, организатором фестиваля «Гаражная жара», магом-оккультистом, фронтменом коллектива Kiskin' Zhar, участником супергруппы The 30s и колким на язык видеоблогером. Артист рассказал о новом релизе, съёмках в фильме «Лето» и противостоянии с пабликом Moth­er Land.


— Ты очень круто ведёшь социальные сети. У тебя есть канал на ютубе, в котором ты рассказываешь и о марках дешёвого пива, и о любимых группах, и о многом другом. И есть несколько пабликов, в которых ты пишешь большие лонгриды, например, о последнем туре Kiskin' Zhar или рассказы о записи ваших альбомов. Многие группы, находящиеся в андеграунде, не пользуются такими возможностями социальных сетей, а просто выкладывают свои треки. Зачем ты создаёшь так много дополнительного контента для вокруг своего творчества?

— Я думаю, что причина кроется в моём желании не сидеть на месте, а делать дела. Когда у меня нет вдохновения на написание новых песен, то я беру передышку и переключаюсь на что-то другое, в результате может получиться несколько новых роликов на канале, новый паблик с рецензиями на релизы андеграундных групп и несколько статей. Возможно, другие музыканты больше времени посвящают написанию песен и им просто не хватает времени заниматься чем-то другим, они вкладывают все силы в одно дело.

Мне кажется, что большинство музыкантов не считают, что они должны заниматься ведением своего паблика, потому что существует представление, что это удел менеджеров или специально нанятых людей. Ещё одна причина, по которой они этим не занимаются, заключается в том, что им просто нечего сказать. Мне всегда есть, что сказать, и я привык всё делать сам и держать процесс под своим контролем. Только когда я полностью уверен в том, что другой человек сделает лучше или не хуже, то я могу отпустить поводья. Я не понимаю, почему музыканты не стремятся помочь друг другу. Делить-то нечего. От взаимной помощи ещё никто не пострадал и ничья репутация не была запятнана. Мне не … (всё равно) на андерграунд, на новые группы. Я постоянно ищу что-то новое, или новое находит меня само. Для меня это образ жизни.

— В недавнем пермском интервью ты сказал следующее: «В плане музыки мне не нравится Гречка, мне не нравится Пошлая Молли». А кто тебе лично нравится из тех, кто сейчас популярен? Или таких нет?

— Дело в том, что популярно сейчас не самое лучшее, что может предложить андеграунд. Это всё настолько однобоко и близоруко. Альтернативы нет. Точнее, она есть, но о ней мало кто знает. Это непопулярная жизненная позиция: плыть против течения, чтобы выбраться из этой засраной реки, куда выкидывают все отходы и найти себе более чистую реку, где ты уже сможешь следовать её течению.

Из популярных, на мой взгляд, я бы выделил группы «Электрофорез» и «Кобыла и Трупоглазые Жабы». Местами Son­ic Death. Вот, как ни странно это звучит, у Буерака вышел альбом, который получилось даже фоном до конца послушать. Если раньше и одну песню было тяжело до середины дослушать, то в этот раз ребята вышли на новый уровень, растут. На самом деле непонятно, по каким критериям оценивать популярность группы. Возможно, «Электрофорез» и «Кобыла» не входят в их число, да и Son­ic Death тоже.

Провинция решает. … (Всё равно), что на тебя ходит 300 человек в родном городе. Заедешь в Липецк — и соберёшь хотя бы 100 человек. Вот если в Липе будут знать об определённой группе, то скорее всего она популярна. Хотя я особо не интересуюсь, что там популярно сейчас. Этих групп раз-два и обчёлся, а в андеграунде очень много интересных групп, огромное разнообразие всего и на любой вкус.

Интересуйтесь андеграундом, господа, а не ждите пока вам пальчик сверху тыкнет на новую популярную группу. Развивайте музыкальную осведомлённость, интересуйтесь группами, а то иногда походит человек к тебе, который вроде на твой концерт пришёл и спрашивает такую очевидную хрень, которую можно было узнать, просто зайдя в наш паблик ВК. Ну это вообще не круто. Мне-то не трудно ещё раз об этом лично сказать этому человеку, но поверхностность современной молодёжи удручает.

Группа Kiskin' Zhar

— Недавно на твоём канале на ютубе ты выложил ролик, в котором критикуешь популярный паблик Moth­er Land за то, что они попросили деньги за публикацию сингла твоей группы The 30s. В этом же видео ты критиковал админов паблика Пашу Жданова и Александре Маяк, сомневаясь в их компетенции выбирать, какую музыку постить в паблик, а какую нет. Скажи тогда, кого нужно было взять в админы крупного музыкального паблика? У кого, на твой взгляд, есть такие компетенции?

— Перед тем, как я приступил к подготовке ролика, я написал Степакову (основателю паблика Moth­er Land) с предложением взять меня в состав редакторов, чтобы я освещал те группы, которые они упускают из виду. Я подумал, что своим видео я вряд ли помогу музыкантам, которых они блокируют в своём паблике, а так смог бы хотя бы их релизы постить. Он даже не удосужился прочитать. Это была последняя попытка увести ситуацию в положительное русло.

Почитайте интервью Жданова, он даже порой не слушает музыку, а выбирает, что постить, по обложке. Пофигистический подход, за который они ещё и деньги просят. По-хорошему, админить музыкальный паблик такого уровня, как Moth­er Land, с таким охватом аудитории, должен прошаренный в музыке человек, который живёт в настоящем, интересуется современной музыкой и имеет багаж знаний об истории музыки. Если Жданов вообще, по его словам, не интересуется современной музыкой, то Маяк обладает поверхностными знаниями. Посмотрите, какую музыку она репостит, ах да, не сможете, после видео она ограничила доступ к своей странице.

И так везде, Moth­er Land — просто яркий пример безалаберности. В музыкальной журналистике то же самое. Открываешь интервью какое-нибудь, а там интервьюер выдаёт стандартный набор групп, как будто он другого и не слушал в жизни. Для него наименее известная группа в его плейлисте – это какие-нибудь sssh­h­hi­i­ittt!, калька на кальку.

Это происходит потому, что какой-то выскочка дорвался до знакомства с редактором журнала или паблика и решил поиграть в журналиста. Это другой слой людей, другой класс общества, ты в него не вхож, если родился без золотой ложки в жопе. Будь ты хоть в 10 раз умней, ты только будешь представлять ещё большую угрозу для их уклада. Для этих ребят их занятие музыкой или околомузыкальная деятельность — дауншифтинг, а не движение вверх по социальной лестнице, потому что их родители хотят видеть их бизнесменами, серьёзными, успешными людьми, а они, видите ли, просят денег, чтобы организовать очередной фестиваль андеграундной музыки. Зато среди музыкантов будут уважать. А кто ты есть-то? Ты изнеженная биомасса, позор для своих родителей.

— Ты практически не сказал в этом видео про Максима Степакова — главного идеолога паблика? Почему?

— Всё просто. На мой взгляд, он скинул все заботы о контенте паблика на редакторов и отошёл от дел, оставив свой паблик в руках людей, которые пришли на готовенькое и не ценят своего положения.

— Что сейчас происходит с группой The 30s? Тебя не напрягает играть в двух группах сразу? И зачем тебе The 30s? Ведь судя по синглу «Твоей маме понравится» — музыка и тематика во многом близка Kiskin' Zhar.

— Не напрягает. Тем более, в The 30s я играю на соло-гитаре, в Kiskin' Zhar на басу. Это приносит совершенно разное удовольствие. «Твоей маме понравится» — наша самая первая песня, возможно, именно поэтому в ней ещё чувствуется близость по тематике к Kiskin' Zhar, но композиции в группе придумываю не только я, а ещё и Виктор Шокальский. Дождитесь EP и услышите, насколько новые песни никоим образом не пересекаются с творчеством Kiskin' Zhar или Shokalsky Revenge. А если говорить о новых песнях, которые мы готовим для полноценного альбома, так они будут ещё более самобытными. Мы нашли своё звучание и сейчас оттачиваем его.

Группа The 30s на фотосессии, приуроченной к выходу сингла

На момент публикации интервью EP был выложен в открытый доступ:


— Кого из нравящихся тебе музыкантов ты можешь назвать своим другом?

— Их достаточно много, боюсь кого-то не упомянуть, поэтому не буду устраивать перечисление имён. Все музыканты, кого я видел лично и кому я говорил, что их музыка мне нравится, я вполне могу считать своими друзьями или товарищами. Мы можем видеться и раз в год, но это всегда вызывает только положительные эмоции.

— Мне очень нравился твой сольный проект, особенно релиз «Исповедь гаражного рокера». Стоит ли мне ждать нового сольного творчества от тебя?

— Да, стоит. Я уже написал четыре песни, для двух осталось дописать вокал, но в этот раз не буду выпускать их альбомом, а буду постепенно выпускать в рамках шоу «Какие Пичужки». Думаю, на выпусков семь в результате наберётся, большинство песен будут сильно отличаться друг от друга по стилю, какие-то будут близки.

— Расскажи, как ты оказался на съёмке «Лета» Серебренникова? Платили ли там за массовку?

— Нас туда позвал Александр Яковлев (ex-арт-директор Place, Da Da, ныне арт-директор MOD). Его попросили найти музыкантов, которые бы вписывались в образ рокеров того времени. Он скинул создателям фильма очень много групп, а они, в свою очередь, уже отобрали подходящих по типажу. Мы оказались в их числе. Платили нормально. Мы участвовали в групповке, поэтому ставка за съёмочный день была гораздо выше, чем 500 рублей для массовки.

— Один из самых популярных роликов у тебя на канале — это мэшап музыки Kiskin' Zhar с видео одиозного блогера, страдающего шизофренией, Геннадия Горина. Жалко ли тебе больного Горина, или ты не задумываешься о его болезни? И если для тебя темы, над которыми шутить нельзя?

— Мне его не жалко, я не считаю, что он больной. Единственная болезнь, которая у него присутствует — это запинки речи. Он забавный странный человек, добрый и бескорыстный. Бывает, что трахаться хочет, так мы все хотим трахаться, а когда нет такой возможности, можем вести себя раздражительно. Вполне нормальный человек. Хотел бы увидеться с ним лично, пожать руку.

Людям странно видеть инфантильного мужика за 40 лет, который дурачится на камеру, но если разобраться в личности Горина, узнать историю его жизни, то становится понятно, что чувак просто одинок, но хочет общения и внимания к себе. Есть сочувствие, эмпатия, но никак не жалость. Жалость — это высокомерное чувство. Для меня существует несколько тем, шутки на которые я бы, так сказать, не оценил. Есть злые шутки, желчные, язвительные. Есть шутки ради шутки. Всё зависит от ситуации и контекста. В одном случае будет смешно, в другом случае может вызвать отторжение, хотя тема шутки будет одна и та же.

Пример. Шутка про Яна Кёртиса: «Не кисни, со мной зависни». Шутка про самоубийство человека, но этот человек популярный и так уж произошло, что его растиражированная личность, на которую ты постоянно наталкиваешься, начинает раздражать и вызывать желание выстебать это, чтобы таким образом спустить пар. Если бы эта шутка была про человека, который был бы непримечательным, неизвестным никому, то шутка, скорее всего, вызвала бы негатив и вообще перестала бы быть шуткой.

Поделиться