«Интересуйтесь андеграундом, господа»

VATNIKSTAN совместно с ХРУЩЁВКОЙ продол­жает знако­мить чита­те­лей с видными фигу­рами совре­мен­ного отече­ствен­ного музы­каль­ного анде­гра­унда. На этот раз Иван Борт­ни­ков пооб­щался с Афели­о­ном Каль­де­рой, орга­ни­за­то­ром фести­валя «Гараж­ная жара», магом-оккуль­ти­стом, фронт­ме­ном коллек­тива Kiskin' Zhar, участ­ни­ком супер­группы The 30s и колким на язык виде­об­ло­ге­ром. Артист расска­зал о новом релизе, съём­ках в фильме «Лето» и проти­во­сто­я­нии с пабли­ком Mother Land.


— Ты очень круто ведёшь соци­аль­ные сети. У тебя есть канал на ютубе, в кото­ром ты расска­зы­ва­ешь и о марках дешё­вого пива, и о люби­мых груп­пах, и о многом другом. И есть несколько пабли­ков, в кото­рых ты пишешь боль­шие лонгриды, напри­мер, о послед­нем туре Kiskin' Zhar или рассказы о записи ваших альбо­мов. Многие группы, нахо­дя­щи­еся в анде­гра­унде, не поль­зу­ются такими возмож­но­стями соци­аль­ных сетей, а просто выкла­ды­вают свои треки. Зачем ты созда­ёшь так много допол­ни­тель­ного контента для вокруг своего твор­че­ства?

— Я думаю, что причина кроется в моём жела­нии не сидеть на месте, а делать дела. Когда у меня нет вдох­но­ве­ния на напи­са­ние новых песен, то я беру пере­дышку и пере­клю­ча­юсь на что-то другое, в резуль­тате может полу­читься несколько новых роли­ков на канале, новый паблик с рецен­зи­ями на релизы анде­гра­унд­ных групп и несколько статей. Возможно, другие музы­канты больше времени посвя­щают напи­са­нию песен и им просто не хватает времени зани­маться чем-то другим, они вкла­ды­вают все силы в одно дело.

Мне кажется, что боль­шин­ство музы­кан­тов не считают, что они должны зани­маться веде­нием своего паблика, потому что суще­ствует пред­став­ле­ние, что это удел мене­дже­ров или специ­ально наня­тых людей. Ещё одна причина, по кото­рой они этим не зани­ма­ются, заклю­ча­ется в том, что им просто нечего сказать. Мне всегда есть, что сказать, и я привык всё делать сам и держать процесс под своим контро­лем. Только когда я полно­стью уверен в том, что другой чело­век сделает лучше или не хуже, то я могу отпу­стить пово­дья. Я не пони­маю, почему музы­канты не стре­мятся помочь друг другу. Делить-то нечего. От взаим­ной помощи ещё никто не постра­дал и ничья репу­та­ция не была запят­нана. Мне не … (всё равно) на андер­гра­унд, на новые группы. Я посто­янно ищу что-то новое, или новое нахо­дит меня само. Для меня это образ жизни.

— В недав­нем перм­ском интер­вью ты сказал следу­ю­щее: «В плане музыки мне не нравится Гречка, мне не нравится Пошлая Молли». А кто тебе лично нравится из тех, кто сейчас попу­ля­рен? Или таких нет?

— Дело в том, что попу­лярно сейчас не самое лучшее, что может пред­ло­жить анде­гра­унд. Это всё настолько одно­боко и близо­руко. Альтер­на­тивы нет. Точнее, она есть, но о ней мало кто знает. Это непо­пу­ляр­ная жизнен­ная пози­ция: плыть против тече­ния, чтобы выбраться из этой засра­ной реки, куда выки­ды­вают все отходы и найти себе более чистую реку, где ты уже сможешь следо­вать её тече­нию.

Из попу­ляр­ных, на мой взгляд, я бы выде­лил группы «Элек­тро­фо­рез» и «Кобыла и Трупо­гла­зые Жабы». Местами Sonic Death. Вот, как ни странно это звучит, у Буерака вышел альбом, кото­рый полу­чи­лось даже фоном до конца послу­шать. Если раньше и одну песню было тяжело до сере­дины дослу­шать, то в этот раз ребята вышли на новый уровень, растут. На самом деле непо­нятно, по каким крите­риям оцени­вать попу­ляр­ность группы. Возможно, «Элек­тро­фо­рез» и «Кобыла» не входят в их число, да и Sonic Death тоже.

Провин­ция решает. … (Всё равно), что на тебя ходит 300 чело­век в родном городе. Заедешь в Липецк — и собе­рёшь хотя бы 100 чело­век. Вот если в Липе будут знать об опре­де­лён­ной группе, то скорее всего она попу­лярна. Хотя я особо не инте­ре­су­юсь, что там попу­лярно сейчас. Этих групп раз-два и обчёлся, а в анде­гра­унде очень много инте­рес­ных групп, огром­ное разно­об­ра­зие всего и на любой вкус.

Инте­ре­суй­тесь анде­гра­ун­дом, господа, а не ждите пока вам паль­чик сверху тыкнет на новую попу­ляр­ную группу. Разви­вайте музы­каль­ную осве­дом­лён­ность, инте­ре­суй­тесь груп­пами, а то иногда похо­дит чело­век к тебе, кото­рый вроде на твой концерт пришёл и спра­ши­вает такую очевид­ную хрень, кото­рую можно было узнать, просто зайдя в наш паблик ВК. Ну это вообще не круто. Мне-то не трудно ещё раз об этом лично сказать этому чело­веку, но поверх­ност­ность совре­мен­ной моло­дёжи удру­чает.

Группа Kiskin' Zhar

— Недавно на твоём канале на ютубе ты выло­жил ролик, в кото­ром крити­ку­ешь попу­ляр­ный паблик Mother Land за то, что они попро­сили деньги за публи­ка­цию сингла твоей группы The 30s. В этом же видео ты крити­ко­вал адми­нов паблика Пашу Жданова и Алек­сан­дре Маяк, сомне­ва­ясь в их компе­тен­ции выби­рать, какую музыку постить в паблик, а какую нет. Скажи тогда, кого нужно было взять в админы круп­ного музы­каль­ного паблика? У кого, на твой взгляд, есть такие компе­тен­ции?

— Перед тем, как я присту­пил к подго­товке ролика, я напи­сал Степа­кову (осно­ва­телю паблика Mother Land) с пред­ло­же­нием взять меня в состав редак­то­ров, чтобы я осве­щал те группы, кото­рые они упус­кают из виду. Я поду­мал, что своим видео я вряд ли помогу музы­кан­там, кото­рых они блоки­руют в своём паблике, а так смог бы хотя бы их релизы постить. Он даже не удосу­жился прочи­тать. Это была послед­няя попытка увести ситу­а­цию в поло­жи­тель­ное русло.

Почи­тайте интер­вью Жданова, он даже порой не слушает музыку, а выби­рает, что постить, по обложке. Пофи­ги­сти­че­ский подход, за кото­рый они ещё и деньги просят. По-хоро­шему, адми­нить музы­каль­ный паблик такого уровня, как Mother Land, с таким охва­том ауди­то­рии, должен проша­рен­ный в музыке чело­век, кото­рый живёт в насто­я­щем, инте­ре­су­ется совре­мен­ной музы­кой и имеет багаж знаний об исто­рии музыки. Если Жданов вообще, по его словам, не инте­ре­су­ется совре­мен­ной музы­кой, то Маяк обла­дает поверх­ност­ными знани­ями. Посмот­рите, какую музыку она репо­стит, ах да, не сможете, после видео она огра­ни­чила доступ к своей стра­нице.

И так везде, Mother Land — просто яркий пример безала­бер­но­сти. В музы­каль­ной журна­ли­стике то же самое. Откры­ва­ешь интер­вью какое-нибудь, а там интер­вьюер выдаёт стан­дарт­ный набор групп, как будто он другого и не слушал в жизни. Для него наиме­нее извест­ная группа в его плей­ли­сте – это какие-нибудь ssshhhiiittt!, калька на кальку.

Это проис­хо­дит потому, что какой-то выскочка дорвался до знаком­ства с редак­то­ром журнала или паблика и решил поиг­рать в журна­ли­ста. Это другой слой людей, другой класс обще­ства, ты в него не вхож, если родился без золо­той ложки в жопе. Будь ты хоть в 10 раз умней, ты только будешь пред­став­лять ещё боль­шую угрозу для их уклада. Для этих ребят их заня­тие музы­кой или около­му­зы­каль­ная деятель­ность — даун­шиф­тинг, а не движе­ние вверх по соци­аль­ной лест­нице, потому что их роди­тели хотят видеть их бизне­сме­нами, серьёз­ными, успеш­ными людьми, а они, видите ли, просят денег, чтобы орга­ни­зо­вать очеред­ной фести­валь анде­гра­унд­ной музыки. Зато среди музы­кан­тов будут уважать. А кто ты есть-то? Ты изне­жен­ная биомасса, позор для своих роди­те­лей.

— Ты прак­ти­че­ски не сказал в этом видео про Максима Степа­кова — глав­ного идео­лога паблика? Почему?

— Всё просто. На мой взгляд, он скинул все заботы о контенте паблика на редак­то­ров и отошёл от дел, оста­вив свой паблик в руках людей, кото­рые пришли на гото­вень­кое и не ценят своего поло­же­ния.

— Что сейчас проис­хо­дит с груп­пой The 30s? Тебя не напря­гает играть в двух груп­пах сразу? И зачем тебе The 30s? Ведь судя по синглу «Твоей маме понра­вится» — музыка и тема­тика во многом близка Kiskin' Zhar.

— Не напря­гает. Тем более, в The 30s я играю на соло-гитаре, в Kiskin' Zhar на басу. Это прино­сит совер­шенно разное удоволь­ствие. «Твоей маме понра­вится» — наша самая первая песня, возможно, именно поэтому в ней ещё чувству­ется близость по тема­тике к Kiskin' Zhar, но компо­зи­ции в группе приду­мы­ваю не только я, а ещё и Виктор Шокаль­ский. Дожди­тесь EP и услы­шите, насколько новые песни никоим обра­зом не пере­се­ка­ются с твор­че­ством Kiskin' Zhar или Shokalsky Revenge. А если гово­рить о новых песнях, кото­рые мы гото­вим для полно­цен­ного альбома, так они будут ещё более само­быт­ными. Мы нашли своё звуча­ние и сейчас отта­чи­ваем его.

Группа The 30s на фото­сес­сии, приуро­чен­ной к выходу сингла

На момент публи­ка­ции интер­вью EP был выло­жен в откры­тый доступ:


— Кого из нравя­щихся тебе музы­кан­тов ты можешь назвать своим другом?

— Их доста­точно много, боюсь кого-то не упомя­нуть, поэтому не буду устра­и­вать пере­чис­ле­ние имён. Все музы­канты, кого я видел лично и кому я гово­рил, что их музыка мне нравится, я вполне могу считать своими друзьями или това­ри­щами. Мы можем видеться и раз в год, но это всегда вызы­вает только поло­жи­тель­ные эмоции.

— Мне очень нравился твой соль­ный проект, особенно релиз «Испо­ведь гараж­ного рокера». Стоит ли мне ждать нового соль­ного твор­че­ства от тебя?

— Да, стоит. Я уже напи­сал четыре песни, для двух оста­лось допи­сать вокал, но в этот раз не буду выпус­кать их альбо­мом, а буду посте­пенно выпус­кать в рамках шоу «Какие Пичужки». Думаю, на выпус­ков семь в резуль­тате набе­рётся, боль­шин­ство песен будут сильно отли­чаться друг от друга по стилю, какие-то будут близки.

— Расскажи, как ты оказался на съёмке «Лета» Сереб­рен­ни­кова? Платили ли там за массовку?

— Нас туда позвал Алек­сандр Яковлев (ex-арт-дирек­тор Place, Da Da, ныне арт-дирек­тор MOD). Его попро­сили найти музы­кан­тов, кото­рые бы вписы­ва­лись в образ роке­ров того времени. Он скинул созда­те­лям фильма очень много групп, а они, в свою очередь, уже отобрали подхо­дя­щих по типажу. Мы оказа­лись в их числе. Платили нормально. Мы участ­во­вали в груп­повке, поэтому ставка за съёмоч­ный день была гораздо выше, чем 500 рублей для массовки.

— Один из самых попу­ляр­ных роли­ков у тебя на канале — это мэшап музыки Kiskin' Zhar с видео одиоз­ного блогера, стра­да­ю­щего шизо­фре­нией, Генна­дия Горина. Жалко ли тебе боль­ного Горина, или ты не заду­мы­ва­ешься о его болезни? И если для тебя темы, над кото­рыми шутить нельзя?

— Мне его не жалко, я не считаю, что он боль­ной. Един­ствен­ная болезнь, кото­рая у него присут­ствует — это запинки речи. Он забав­ный стран­ный чело­век, добрый и беско­рыст­ный. Бывает, что трахаться хочет, так мы все хотим трахаться, а когда нет такой возмож­но­сти, можем вести себя раздра­жи­тельно. Вполне нормаль­ный чело­век. Хотел бы увидеться с ним лично, пожать руку.

Людям странно видеть инфан­тиль­ного мужика за 40 лет, кото­рый дура­чится на камеру, но если разо­браться в лично­сти Горина, узнать исто­рию его жизни, то стано­вится понятно, что чувак просто одинок, но хочет обще­ния и внима­ния к себе. Есть сочув­ствие, эмпа­тия, но никак не жалость. Жалость — это высо­ко­мер­ное чувство. Для меня суще­ствует несколько тем, шутки на кото­рые я бы, так сказать, не оценил. Есть злые шутки, желч­ные, язви­тель­ные. Есть шутки ради шутки. Всё зави­сит от ситу­а­ции и контек­ста. В одном случае будет смешно, в другом случае может вызвать оттор­же­ние, хотя тема шутки будет одна и та же.

Пример. Шутка про Яна Кёртиса: «Не кисни, со мной зави­сни». Шутка про само­убий­ство чело­века, но этот чело­век попу­ляр­ный и так уж произо­шло, что его расти­ра­жи­ро­ван­ная личность, на кото­рую ты посто­янно натал­ки­ва­ешься, начи­нает раздра­жать и вызы­вать жела­ние высте­бать это, чтобы таким обра­зом спустить пар. Если бы эта шутка была про чело­века, кото­рый был бы непри­ме­ча­тель­ным, неиз­вест­ным никому, то шутка, скорее всего, вызвала бы нега­тив и вообще пере­стала бы быть шуткой.

Поделиться