«Меня нереально цепляло, что никто из моих сверстников не знает об этой музыке»

Артур Чари­тон — лидер группы «Послед­нее сопро­тив­ле­ние», журна­лист и музы­каль­ный стал­кер, кото­рый сделал боль­шие интер­вью с участ­ни­ками куль­то­вых ленин­град­ских (и не только) пост-панк конца вось­ми­де­ся­тых. В этой теме он, пожа­луй, подко­ван лучше всех своих сверст­ни­ков в СНГ. Он не только знает твор­че­ство этих коллек­ти­вов, но и обща­ется с участ­ни­ками групп, сохра­няя их воспо­ми­на­ния в исто­рии. Артур живёт в Эсто­нии, но пишет песни и мате­ри­алы на русском языке.

Осно­ва­тель паблика «ХРУЩЁВКА» Иван Борт­ни­ков пого­во­рил с Арту­ром о ретро­ма­нии по музыке вось­ми­де­ся­тых, инте­рес­ных совре­мен­ных эстон­ских и отече­ствен­ных груп­пах и аудио­кас­се­тах.


— В твоём твор­че­стве явно выра­жен­ная любовь к совет­скому пост-панку и совет­ской новой волне вось­ми­де­ся­тых. Откуда у тебя тяга к этому пери­оду?

— Если не брать в расчёт тот факт, что в детстве я услы­шал «Группу крови» на виниле у нас дома, в хрущёвке, в одном из спаль­ных совет­ских райо­нов Таллина, где я жил с мамой и бабуш­кой, то нача­лом можно считать мои 14 лет. Так вышло, что в 14–15 лет я очень любил ранний период твор­че­ства группы ДДТ (пластинки «Я полу­чил эту роль» и «Актриса Весна», были в домаш­ней коллек­ции и я помню, что когда был совсем малень­кий в конце девя­но­стых их тоже слушали). Любой русский мело­ман знает, что Андрей Мура­тов, очень хоро­ший клавиш­ник, он играл в ДДТ до 1993 года и все эти клавиши его рук дело. Меня очень торкали эти партии, весь этот минор­ный мело­дизм у раннего Шевчука, это я только сейчас, анали­зи­руя, пони­маю.

В тот же период я узнал о суще­ство­ва­нии вели­кого torrents.ru и стал посто­ян­ным завсе­гда­таем раздела «Собствен­ные оциф­ровки». Весь вось­мой и девя­тый класс я только и делал, что по ночам в своей малень­кой комнате качал и слушал оциф­ровки магни­то­аль­бо­мов совет­ских и россий­ских групп 1980-х и 1990-х гг., читал форумы, выис­ки­вал биогра­фии. Больше всего я любил оциф­ровки пере­стро­еч­ных концер­тов типа: «Янка и Вели­кие Октябри в Кургане» или «Нико­лай Копер­ник в Риге», меня нере­ально цеплял тот факт, что никто из моих сверст­ни­ков не знает об этой музыке и не может почув­ство­вать этот нерв и слом времени, кото­рым она напрочь пропи­тана.

Таким обра­зом я прошёл и «кино­ма­нию», а после уже начал инте­ре­со­ваться фран­цуз­ской, британ­ской и прочей волной с холод­ными гита­рами. То есть осознан­ное знаком­ство с миро­вой музы­кой и груп­пами типа U2 или Ultravox у меня случи­лось как бы через «люби­тель­скую» совет­скую музыку, что никак не повли­яло на моё к ней отно­ше­ние в даль­ней­шем.

— В чём, на твой взгляд, глав­ное отли­чие совет­ской новой волны от зару­беж­ных коллег?

— В том, что музы­канты жили в совер­шенно разных стра­нах, с точки зрения эконо­ми­че­ского, поли­ти­че­ского и соци­аль­ного устрой­ства. Не хочется повто­рять миллион раз то, что уже до меня гово­рили, но отсюда и совер­шенно разный доступ к инфор­ма­ции, инстру­мен­там и так далее. Когда мне гово­рят, что совет­ский рок и совет­ская новая волна вторичны — я слышу будто голос совет­ской учитель­ницы преклон­ных лет в духе: «А голову ты дома не забыл!?». Ну то есть мне совер­шенно пофиг на вторич­ность музы­каль­ных партий, если песни хоро­шие, напи­саны с умом или хитрым стёбом. Я считаю, что в резуль­тате всех этих попы­ток наших ребят в 1980-х годах сфор­ми­ро­ва­лась совер­шенно уникаль­ная часть куль­туры. Конечно, не все группы инте­рес­ные и уникаль­ные, но, мне кажется, нам вполне хватает, и Россия должна по-хоро­шему этим гордиться. В любых запи­сях совет­ских пост-панк групп вось­ми­де­ся­тых свободу и раскре­по­щён­ность даже сего­дня можно черпать ложками. Это удиви­тельно прекрасно, магия.

— Расскажи, кто помимо тебя входит в «Послед­нее Сопро­тив­ле­ние»? Что это за люди? Менялся ли состав за время суще­ство­ва­ния группы?

— На данный момент все участ­ники группы мои близ­кие друзья. Это Глеб Поля­ков — бара­баны (он же солист группы «Сны Матильды») и Эдвин Вебер — бас-гитара (он же басист в «Снах Матильды» и в группе «Това­рищ Астро­ном»). Да, у нас тоже «пять чело­век и десять групп на город», всё как у вас.

— Ты живёшь в Эсто­нии и навер­няка помимо россий­ских испол­ни­те­лей, слуша­ешь мест­ные группы. Есть ли коллек­тивы, кото­рые достойны внима­ния?

— Проблема в том, что у меня очень боль­шие запросы к мело­диям и текстам. Поэтому мне совре­мен­ные группы не нравятся. Я вообще вредина и слож­ный чело­век. О чём можно гово­рить, если мне из россий­ских совре­мен­ных испол­ни­те­лей нравится только «Жарок» и «Хадн Дадн»? Из русско­языч­ных групп Эсто­нии — группа «Послед­нее Сопро­тив­ле­ние» очень достойна внима­ния, я считаю. Если мне хочется послу­шать хоро­шей эстон­ской музыки, то я слушаю ранние альбомы J.M.K.E, Vennaskond, Sõpruse pst и первые два инди-шугейз альбома Dallas.

— Твои мате­ри­алы об отече­ствен­ных пост-панк и нью-вейв груп­пах конца 1980-х гг. заме­ча­тель­ные. Скла­ды­ва­ется впечат­ле­ния, что к концу того деся­ти­ле­тия в СССР появи­лась целая плеяда заме­ча­тель­ных групп, игра­ю­щих в данных сегмен­тах. Почему они не смогли прорваться в мейн­стрим, как это было на западе? Что произо­шло?

— Алек­сандр Сенин из группы «Кофе» очень правильно сказал в одном из своих интер­вью (утри­руя): «Эту музыку в нашей стране слушают 6–7% процен­тов насе­ле­ния. Всё!» Вот действи­тельно, а что тут ещё сказать? Просто массово дурной вкус у людей.

Артур с Алек­сан­дром Сени­ным, группа «Кофе»

Нету совер­шенно спроса на такого рода искус­ство. Само­об­ра­зо­ва­нием в обла­сти гума­ни­тар­ных наук почти никто не зани­ма­ется. Я тоже со слезами на глазах иной раз в конце интер­вью пони­маю, что вот передо мной стоит чело­век, кото­рый напи­сал эту гени­аль­ную песню, кото­рую я так люблю многие годы, напи­сал, пере­жи­вая, будучи подрост­ком, в много­этажке на окра­ине Ленин­града в 1986 году, и никому эта песня кроме меня и несколь­ких десят­ков чело­век не нужна. Господи, какой кошмар, какой ад!

— Начи­ная с деся­тых годов у слуша­те­лей вдруг возник инте­рес к данному пласту музыки. Произо­шло много возвра­ще­ний к жизни групп, кото­рые не играли лет по двадцать, трид­цать. «Дурное Влия­ние», «Кофе», «Игры», «Элен»… А группа «Альянс» вообще вернула себя звёзд­ный статус. Откуда взялся этот инте­рес?

— Я думаю, что инте­рес появился во многом благо­даря реко­мен­да­циям одного видео­сер­виса с прихо­дом моды на восточ­ную Европу девя­но­стых в одежде. На «Элен» я очень давно хочу сходить!

— У «Послед­него Сопро­тив­ле­ния» вышел очень кине­ма­то­гра­фич­ный клип на песню «Ночь». Расскажи исто­рию появ­ле­ния этого видео? Кто его снял? Как вы нашли таких фактур­ных актё­ров?

— Всё очень просто. На пьянке у одного знако­мого ко мне подо­шла девушка, сказала, что окан­чи­вает мест­ный инсти­тут кино, спро­сила разре­ше­ние на исполь­зо­ва­ние трека для её диплом­ной работы, я дал добро. Изна­чально в клипе я должен был играть на гитаре, но позже от этой идеи отка­за­лись.

— Тяжело ли с русско­языч­ным мате­ри­а­лом стать более-менее попу­ляр­ным в Эсто­нии? Или русско­языч­ные арти­сты пыта­ются ориен­ти­ро­ваться на экспорт своего твор­че­ства в Россию и другие пост­со­вет­ские страны?

— Начну с конца. Ты знаешь, у меня один из лучших друзей здесь в Эсто­нии — Илья Бога­ты­рёв, у него два музы­каль­ных проекта, макси­мально аван­гард­ные и элитар­ные, притом на русском языке. Он в эстон­ской твор­че­ской тусовке далеко не послед­нее место зани­мает. Хотя я очень сомне­ва­юсь, что эстонцы раскрыли до конца его месседж (улыба­ется).

Поэтому нет, несложно. О группе «Послед­нее Сопро­тив­ле­ние» я могу сказать, что мы готовы играть где угодно, на макси­мально удоб­ных для сред­не­ста­ти­сти­че­ского орга­ни­за­тора усло­виях и для нас северо-запад России — второй дом.

— Что случи­лось с Orange Planet? Мне кажется, эта группа появи­лась в пик зарож­да­ю­щейся ретро­ма­нии по саунду вось­ми­де­ся­тых. К сожа­ле­нию, я не слышал её в годы суще­ство­ва­ния (2011 — 2012 год). Сейчас мне кажется, что группа звучит отлично, в стиле лейбла Алек­сандра Ионова. Можно выпус­кать на «Яндекс Музыку». А как ты оцени­ва­ешь твор­че­ство Orange Planet?

— Я отно­шусь к этой группе так же, как, напри­мер, Цой отно­сился к «Палате № 6» в 1986 году. Первые опыты, но не более того.

— Видел, что Raw Russian выпус­кают кассеты с треками «ПС». Как ребята вышли на тебя ведь они вроде как специ­а­ли­зи­ру­ются на сырой элек­тро­нике?

— Я сам связался с Ники­той Виль­не­вым после того, как он напи­сал пост на тему «присы­лайте мате­риал — покри­ти­кую». Я не прога­дал, ему понра­вился наш послед­ний альбом. Сейчас думаем, как техни­че­ски всё орга­ни­зо­вать с кассе­тами в усло­виях закры­тых границ.

— Как ты отно­сишься к аудио­кас­сете как носи­телю? В Питере много моих знакомы поку­пают кассеты. Даже у меня они есть, хотя я их не слушаю. Поку­па­ешь ли ты? И как с кассе­тами дела обстоят в Эсто­нии?

— Да, я поку­паю время от времени. На кассе­тах пред­по­чи­таю слушать по боль­шей части русский НБП-панк начала девя­но­стых. Совер­шенно не потому, что я левак, просто для меня это тоже очень инте­рес­ная часть русской куль­туры, все эти пере­жи­ва­ния в связи с новым поряд­ком в россий­ской исто­рии. В прошлом году мне посчаст­ли­ви­лось у одного из питер­ских коллек­ци­о­не­ров найти «Черно­зём — Пода­рок для самого слабого» и «Послед­ний Патрон — Флаг» со стихами моего люби­мого тюмен­ского поэта Влади­мира Бого­мя­кова. У нас в Таллине таких кассет не то что не найти, их апри­ори здесь нико­гда не было.

— Как фанат совет­ской новой-волны конца 1980-х гг. назови люби­мые группы того пери­ода. И расскажи, за что ты любишь каждую из них?

— Самые люби­мые.

Группа «Нечи­стая Сила» из Нижнего — это удиви­тель­ная смесь арт-панка, колд-вейва, и мэдче­стера, при том не из Москвы или Ленин­града. Глав­ный шаман группы Илья «Пога­нель» Похлёб­кин в 2010 году облил себя бензи­ном и поджёг в одной из област­ных дере­вень.

Группа «Муаб-Галш» из Перми, их ранние альбомы с песнями «Демон­стра­ция» и «Китай» — это нере­аль­ный кайф. Если бы Роберт Смит их услы­шал в 1986 году, он точно бы им сделал выезд­ные визы и взял на к себе в саппорт.

Группа «Дядя Вася» крутей­ший лоуфай­ный синти-поп из централь­ной России, до сих пор лица прини­мав­шие участие в записи и точная лока­ция не уста­нов­лены. Два прекрас­ных альбома: «Совнар­ком» и «Марш». Песня «Ночь», конечно, насто­я­щий хит и силь­ный ответ группе Lowlife, я считаю.

Группа «Холод­ный Дождь» ленин­град­ская с бывшими участ­ни­ками «Алисы». Хорус, дилэй с холлом, хоро­шие мелан­хо­лич­ные тексты, краси­вые гармо­нии, прямая бас-бочка, клавиши Yamaha, в общем, всё как мы любим.


Читайте также беседу с Dooby Douglas «Не я выбрал вапо­рвейв, это вапо­рвейв выбрал меня!»

Поделиться