«Я люблю собирать трек как некий звуковой коллаж»

Группа Bazarish отме­ти­лась ярким дебют­ным альбо­мом «Рюкзак», кото­рый был запи­сан в каче­стве саунд­трека к одно­имён­ной пове­сти фронт­мена Арка­дия Рома­нова. Компо­зи­ции погру­жали в мир москов­ских школь­ни­ков. «Рюкзак» оказался редким приме­ром концеп­ту­аль­ного неба­наль­ного твор­че­ства, инте­рес­ного и с музы­каль­ной, и с лите­ра­тур­ной стороны. VATNIKSTAN пооб­щался с Арка­дием Рома­но­вым об участии в Versus Battle, увле­че­нии писа­тель­ством, клипах как виде искус­ства и влия­нии исто­ри­че­ского факуль­тета на лирику.


- Ты изна­чально зани­мался рэпом. Был участ­ни­ком москов­ских батт­лов Shotgun и первых версу­сов. Почему ты увлёкся этим жанром? 

- Важно пони­мать, что я увлёкся не рэпом «вообще», а непо­сред­ственно баттл-рэпом — наро­чито агрес­сив­ным и маску­лин­ным видом хип-хопа, кото­рым на русском к концу нуле­вых зани­ма­лись интер­нет-интел­лек­ту­алы, фрики-эмигранты и школь­ники-интро­верты. В США рэп всегда был гимном соци­аль­ных аутсай­де­ров — черно­ко­жих преступ­ни­ков, драг­ди­ле­ров, суте­нё­ров. А учиты­вая уровень совет­ской массо­вой куль­туры и градус её нена­ви­сти к любым прояв­ле­ниям обра­зо­ван­но­сти, то не удиви­тельно, что у нас хип-хопом зани­ма­лись интел­ли­генты — соци­аль­ные аутсай­деры, «нигеры» совет­ского гетто. Меня в баттл-рэпе именно это и привле­кало — он проти­во­стоял конъ­юнк­туре не в каких-то общих, заим­ство­ван­ных словах («долой обще­ство потреб­ле­ния», «нах… систему»), а по делу — щего­лял эруди­цией, измы­вался над услов­ной «Россией шансона» и блат­ной эсте­ти­кой, пере­хо­дил рамки, оскорб­лял публику и в том числе собствен­ного слуша­теля, и самое глав­ное был совсем не похож на тогдаш­ний рэп про подъ­езды и дудку. Это была часть «побега», кото­рый для юношей может дать только искус­ство. Навроде фэнтези и компью­тер­ных игр.

Арка­дий Рома­нов во времена участия в рэп-батт­лах

- Что из себя пред­став­лял Versus образца первого сезона? Было ли ощуще­ние, что проект полу­чит милли­он­ную ауди­то­рию?

- У меня было чувство празд­ника. Я впер­вые прие­хал в Питер, был очаро­ван горо­дом, позна­ко­мился с боль­шим коли­че­ством новых людей. Для многих из них наша столич­ная само­де­я­тель­ность с фристай­лами не была пустым звуком. Было ощуще­ние, что проис­хо­дит что-то значи­тель­ное в рамках жанра, но на этом всё. Что сейчас собе­рём какие-то просмотры, обза­ве­дёмся полез­ными знаком­ствами…

- Каково было батт­лить Сашу Скула [бывший участ­ник группы «Бухен­вальд Флава»]? На тот момент он уже был куль­то­вым рэпе­ром, а ты нович­ком. Что ты ощущал? 

- Я думал, что Саша Скул не выучит текст и будет выгля­деть как ненор­маль­ный. Ошибка была в том, что в итоге он действи­тельно не выучил текст, но глупо выгля­дел только я — стоял и «читал панчи». До баттла я был уверен, что для победы я должен понра­вится судьям, своему окру­же­нию, тем кто будет смот­реть этот баттл — и напи­сал абсо­лютно меха­ни­че­ский, поверх­ност­ный, зазуб­рен­ный текст, кото­рый можно было прочи­тать на любого оппо­нента и не было бы ника­кой разницы. Я просто по трафа­рету писал эти идиот­ские панчлайн-конструк­ции, стара­ясь непо­нятно для кого соот­вет­ство­вать стан­дар­там баттл-рэпа, кото­рые ничего реально не значат. Это стало мне отлич­ным уроком на всю жизнь, что нужно при любых обсто­я­тель­ствах думать своей голо­вой, иметь муже­ство слушать самого себя. Я до сих пор очень благо­да­рен этому баттлу и Саше — меня будто холод­ной водой окатило.

- Почему ты ушёл из баттл-рэпа и есть ли какой-то вари­ант, при кото­ром ты бы мог вернуться? Что стало с твоими напар­ни­ками по ovd? 

- Это всё было совер­шенно не моим, поэтому в 19 лет я пере­стал себе врать и завя­зал. Как только состя­за­тель­ная сторона баттл-рэпа пере­стала что-либо значить для меня, я тут же охла­дел ко всему жанру в целом. В 2014 году мы в группе поняли что выросли из этого и распу­стили ovd. Хохол завя­зал с публич­ной сферой как тако­вой и прекрасно себя чувствует. Нашёл себя в другом. Всё правильно!

- Есть ли поклон­ники у Bazarish, кото­рые начали следить за тобой как за баттл-рэпе­ром?

- Конечно, но я уверен их мало.

- Как появи­лась группа Bazarish? Довольно сильно проект отли­ча­ется от хип-хопа. 

- Хип-хоп, как ты уже понял, музы­кально нико­гда не был моей стра­стью. Ещё со школы, и до, и после группы ovd, мы с друзьями пыта­лись играть нечто рок-н-роль­ное, но ничего не вышло. С одним из этих музы­кан­тов я дружу уже почти 10 лет. Его зовут Дима Смир­нов и сейчас он удар­ник в группе Bazarish. Альбом «Рюкзак» я вообще сделал в одиночку на компью­тере, там всё на сэмплах — от Iceage до немец­ких воен­ных маршей, всё соткано из малень­ких дета­лей. Меня вдох­но­вил Дель­фин и его «Глубина резко­сти» — те же сэмплы, упор на дизайн звука, а глав­ное, там всё было сделано усили­ями неболь­шого коли­че­ства чело­век и не имело чёткого жанра. Это был для меня идеаль­ный вари­ант — я мог всё делать само­сто­я­тельно. У нас боль­шая команда едино­мыш­лен­ни­ков и людей, без кото­рых Bazarish невоз­можно пред­ста­вить, но в группе нас с Димой двое.

Запись альбома Bazarish. Дмит­рий Смир­нов и Арка­дий Рома­нов.
Группа Bazarish и команда Tash4

- «Рюкзак» — это и объеди­нён­ные одним сюже­том альбом и повесть. Как у тебя появи­лась идея расска­зать одни и те же исто­рии с помощь лите­ра­тур­ного и музы­каль­ного произ­ве­де­ний? 

- С самого детства у меня была тяга к писа­тель­ству, к сочи­не­нию исто­рий — штук 10 есть кассет дома с моими «сказ­ками». Я вклю­чал запись на кассет­ном плеере и запи­сы­вал стра­шилки поверх какой-нибудь музыки из домаш­ней коллек­ции. Но серьёзно лите­ра­ту­рой я увлёкся лишь в 21 год, прочи­тав Галков­ского. Он писал о себе, о своих чувствах, о своём либидо через запя­тую с рассуж­де­ни­ями про русскую лите­ра­туру и исто­рию. Это вскрыло мне голову! «А что, так было можно?» Я решил во что бы то ни стало напи­сать что-то похо­жее. А затем появи­лась идея объеди­нить это с музы­кой, ведь я уже долго ей зани­мался и был одер­жим этим делом. До меня прозу и музыку в рамках единого простран­ства пыта­лись связать Пеле­вин и Ва-Банкъ — их альбом «Нижняя Тундра» был «саунд­тре­ком» к пеле­вин­скому рассказу. Но там не было единого автора, да и рассказ это смеш­ной объём. Так что идея «Рюкзака» возникла на почве моего нового (или старого) увле­че­ния писа­тель­ством, кото­рое я решил прило­жить к музыке и посмот­реть что полу­чится, ведь так ещё никто до меня не делал. Как гово­рил Мель­виль: «Чистые твор­че­ские амби­ции — это самая важная вещь».


- «Рюкзак» — это авто­био­гра­фи­че­ское произ­ве­де­ние? Ты влюб­лялся в свою одно­класс­ницу до беспа­мят­ства, а потом разо­ча­ро­вы­вался в ней?

- Нет, нико­гда. Моя жизнь в школе была совер­шенно другой. Когда я только начи­нал писать «Рюкзак», то всё полу­ча­лось авто­био­гра­фич­ным — и это была ошибка новичка. Больше всего времени при напи­са­нии у меня ушло именно на то, чтобы приду­мать исто­рию и героев, кото­рых нико­гда не было в реаль­но­сти — хоть они и, безусловно, действуют в знако­мых мне усло­виях, в анту­раже реаль­ных обсто­я­тельств из моей жизни. Они будто бы попали в мой сон, хотя меня самого в нём нет.

- Повесть «Рюкзак» уникальна тем, что расска­зы­вает о школь­ных годах в довольно реали­стич­ной манере, что неча­сто встре­тишь в совре­мен­ной русской лите­ра­туре. Были ли произ­ве­де­ния, кото­рыми ты вдох­нов­лялся?

- Что ты имеешь в виду, говоря о реали­стич­ной манере? Хотя знаешь, я ничего не читал из совре­мен­ной русской лите­ра­туры — возможно, поэтому «Рюкзак» на неё и не похож. Не читал Соро­кина, почти не читал Пеле­вина, у Алёхина два рассказа читал, дай Бог. Кстати, если уж вспом­нить о реализме, на эсте­тику «Рюкзака» как арт-объекта (и музыки и прозы вместе) повлиял фильм Герма­ники «Все умрут, а я оста­нусь» — вот там всё очень похоже на насто­я­щую школу! Хотя я даже не пере­смат­ри­вал его с 2010 года. Просто одна­жды увидел и запом­нил, что хочу сделать что-то в таком настро­е­нии, что в этом есть огром­ная правда, именно худо­же­ствен­ная. Мне кажется, в песнях это полу­чи­лось.

- В твоих песнях посто­ян­ные цитаты из исто­рии: троян­ский конь, роди­тель­ский коми­тет как партия боль­ше­ви­ков, упоми­на­ешь бело­гвар­дей­цев. Чем это обуслов­лено?

- Исто­ри­че­ский факуль­тет даёт о себе знать. Это кстати, не всегда уместно в песнях, но пока я сам плохо чувствую меру.

- У вас очень каче­ствен­ные и яркие клипы. Насколько тебе важна визу­аль­ная состав­ля­ю­щая? Хотел бы экра­ни­зи­ро­вать «Рюкзак»?

- Нашими клипами зани­ма­ется Tash4 — команда боль­ших профес­си­о­на­лов во главе с Леони­дом Ташен­бер­гом. Во всех наших рабо­тах я почти полно­стью отдаю клип ему — это его идеи и его виде­ние, сам же я в это время просто кайфую от съёмок и самого процесса. Дело в том, что клипы как миро­вое явле­ние меня совер­шенно не инте­ре­суют — я их почти не смотрю, всё новое я узнаю от друзей на вече­рин­ках, когда они ставят их мне посмот­реть. Это, пожа­луй, моя един­ствен­ная абсо­лютно ретро­град­ская черта, но сейчас я смотрю клипы только от двух людей — A$AP Rocky и Леонида. Поэтому я легко дове­ряю ему задачу визу­а­ли­зи­ро­вать моё твор­че­ство, чтобы соот­вет­ство­вать духу времени!

- Ты недавно сочи­нил музыку для проекта Вики, кото­рая пела в Bazarish, под назва­нием «Брысь». Насколько тебе инте­ресно было рабо­тать в каче­стве саунд­про­дю­сера?

- Очень инте­ресно, я люблю процесс созда­ния музыки, люблю соби­рать трек как некий звуко­вой коллаж (в отли­чие от процесса напи­са­ния текстов, кото­рый явля­ется для меня мучи­тель­ным). Как и писа­тель­ство, для меня это во многом «тыка­нье по клави­шам» — когда я просто пишу музыку, я отды­хаю. Песня «Венок» у «Брысь» просто ох… [офиген­ная]! И это моя музыка, но я бы нико­гда так не зале­тел на неё. Мне нравится сочи­нять для других проек­тов.


- Какие на данный момент у тебя музы­каль­ные ориен­тиры? Чем ты вдох­нов­ля­ешься из музыки?

- Это беско­неч­ный разго­вор для отдель­ного интер­вью, потому что я буквально живу музы­кой и слушаю её по несколько часов в день в любом состо­я­нии. Из послед­него, что прямо произ­вело на меня впечат­ле­ние — «Алиса» «Энер­гия». Тропилло на совет­ской аппа­ра­туре вытво­рял неве­ро­ят­ные вещи. Послу­шайте «Ко мне» — это же просто гени­аль­ное продю­си­ро­ва­ние, от начала до конца, абсо­лютно демо­ни­че­ская вещь в хоро­шем смысле слова. Из запад­ного сове­тую работы Фила Спек­тора — у него было сума­сшед­шее виде­ние звука, я бы просто мечтал в его аран­жи­ровке услы­шать Маго­ма­ева или раннего Град­ского, с этими плот­ней­шими струн­ными и эхом.

- Что стоит ожидать от Bazarish в этом году?

- Новый альбом. Это будут песни-исто­рии про совре­мен­ного (и не только) русского чело­века в различ­ных обсто­я­тель­ствах. Я всю жизнь мечтал смешать «Король и Шут», «Руки Вверх» и The Prodigy. Наде­юсь, нам это удалось.


Группа Bazarish 1 мая 2019 года высту­пит в Москве на меро­при­я­тии «Перво­май с VATNIKSTAN: концерт & книж­ная ярмарка», кото­рое прой­дёт в баре Frakcia.

Поделиться