«Для большинства гранж – это нечто устаревшее»

Глеб «Милки» Чилимов — участник групп ЭЙФОРИ.Я и KreepShow, а с недавнего времени ещё и режиссёр-документалист. Его картина «Кому нужен GRUNGE?» — это исследовательская работа, предметом изучения которой является музыка в стиле гранж и её место в культуре нашей страны. В фильме участвуют группы: Блондинка Ксю, ЭЙФОРИ.Я, ИМПЛОZИЯ, KreepShow, Собачьи Маски, Смальта, Кит Сэлинджер, Небо Здесь, Shak­ti Loka, Round Hills, Cri­sis Dance, Мэд Дог. В преддверии показов кинофильма по городам и весям VATNIKSTAN взял большое интервью у Глеба.


— Вопрос банальный, но с него стоит начать, чтобы ввести читателя в курс дела. Расскажи, как к тебе пришла идея создания подобного фильма?

— Думаю, начать стоит с того, что в России действительно есть музыка в стиле гранж. И её гораздо больше, чем кажется. Просто большая часть гранж-коллективов находится в глубочайшем андерграунде и безвестности. Кроме того, чаще всего они и не пытаются по-настоящему куда-то выбиться или раскрутиться, понимая всю плачевность положения альтернативной музыки в стране. Но это не значит, что они не хотят быть услышанными. Впрочем, наш фильм направлен не на популяризацию групп или стиля в целом. Нашей задачей было изучение основ именно российского гранжа со всеми его болезнями и достоинствами. Ведь не может же всё дело быть только в Nir­vana.

Идея снять фильм просто пришла сама собой. Она словно висела где-то над головой. Просто словно назрела потребность сделать для музыки чуть больше, чем обычно. Я не помню точно этот момент, но, кажется, я как-то просто произнёс вслух что-то типа: «А может, снять фильм про гранж?!», а моя жена сказала что-то типа: «Почему бы и нет! Что тебе мешает?!»

Ну, и пошло-поехало. Мысли, картинки в голове, идеи, много разговоров о том, чего мы хотим от этого фильма и т.д.

Глеб «Милки» Чилимов

— Ты снимал всё в одиночку или была команда? И сколько ресурсов (времени/денег) отобрал у тебя фильм?

— Команда состояла всего из двух человек — я и моя супруга Ирина (вокалистка KreepShow), которая взяла на себя обязанности продюсера фильма. Ей также пришлось время от времени подпинывать меня, чтобы процесс не слишком затягивался. Кроме того, она сделала английские субтитры. Привлекать к этому проекту кого-то ещё не было никакого смысла. Понимаешь, наш фильм — это чистый акт творчества. И только мы вдвоём принимали решения. На фильм ушло два года. Наверное, это много для подобного проекта. Но при встрече с каждым новым участником нам хотелось не находиться под впечатлением от беседы с предыдущим. Хотя это было не так просто, уж поверьте, потому что каждый участник фильма оказался невероятно интересным.

Мы не считали, сколько денег потратили. Мы не пытались привлечь спонсоров, не устраивали каких-нибудь краудфандингов и прочих унизительных вещей. Мы просто делали то, что считали нужным и возможным.

— Твой фильм уже был показан во многих городах страны. Как прошли показы и как реагирует публика?

— Да, уже состоялось несколько премьер в разных городах. И не только России. Сразу после московской прошла украинская премьера в Кривом Роге. Сейчас на очереди Петрозаводск, Тула, Санкт-Петербург, Керчь… Показы проходят очень хорошо. Публика очень хорошо и живо реагирует. Московский показ был достаточно крупным и, естественно, реакция публики была не столь однозначной. И, я думаю, посмотрев фильм, вы поймёте, почему. Скажу лишь, что это было на одном из крупнейших «Кобейников» страны, а в фильме тема «Кобейников» занимает особое место.

Мы получаем много отзывов и благодарностей в соцсетях. Это невероятно приятно. И это говорит о том, что людям не всё равно, и работа проделана не зря.

— Кого из наших артистов данного жанра ты хотел снять в своём фильме, но не смог? И по каким причинам?

— Изначальный список предполагаемых участников был шире окончательного раза в три. Но почти все выбывшие даже не подозревают, что мы их рассматривали, потому что, как я уже говорил, все решения принимали мы с Ириной и причины отказа от участия многих музыкантов совершенно разные. Единственный музыкант, с которым мы не смогли договориться, это Тамара из группы Diet Pill. Мы просто не сошлись во взгляде на предполагаемую концепцию съёмок. Впрочем, я уверен, беседа могла бы получиться очень интересной.

— Если бы тебя спросил человек, не знакомый с российской андерграундной сценой: «Что мне послушать из отечественного гранжа?» — с каких трёх групп ты бы ему посоветовал начать знакомство? И почему?

— Хороший вопрос. Но сложный. Наверное, я бы посоветовал начать с групп ранней российской альтернативы. Что-нибудь типа Cri­sis Dance, Небо Здесь и Психея.

Мы же в нашем фильме изучаем в первую очередь влияния гранжа. А эти группы, на мой взгляд, отлично эти влияния демонстрируют (в хорошем смысле).

Постер фильма

— Наверняка, до того, как ты стал снимать свой документальный фильм, ты посмотрел другие документальные фильмы о рок-музыке в России? Можешь ли посоветовать читателям парочку фильмов?

— Конечно же, я посмотрел много подобных фильмов (если не все). Но из российских посоветовать не могу ни один. Во-первых, к сожалению, в этих фильмах мы чаще всего видим совершенно неинтересных, на мой взгляд, музыкантов, которых и без того достаточно в масс-медиа. А во-вторых, само повествование в них строится, как правило, скучно и без должного задора. А снимать такие фильмы нужно не только с определённым умением, но и с большой любовью как к делу, так и к предмету изучения.

— Большая ли аудитория у гранж-музыки сегодня? Есть ли знаковые комьюнити музыкантов? И какая публика приходит на гранж-тусовки сегодня?

— На мой субъективный взгляд, аудитория у гранжа очень небольшая. Для большинства гранж — это нечто устаревшее, а для кого-то гранж — это только Nir­vana, а всё остальное — лишь жалкая пародия на неё. Но есть некоторое количество меломанов, которые понимают, что к чему в музыке. Думаю, именно они и составляют основную долю гранж-аудитории.

Насколько мне известно, знаковых комьюнити у нас нет. Хотя многие музыканты, конечно же, мечтают о чём-то вроде «сиэтлской волны» и ждут, что найдётся кто-то, кто устроит нечто подобное у нас и вытащит их всех из подвалов (гаражей и т.д.). Но российские группы достаточно разрознены, у нас нет какой-либо преемственности. Можно сказать, что каждый сам за себя.

Что касается публики, то её, думаю, можно условно поделить на две части. Первая — это те, кто ходит только на «Кобейники» (и эта аудитория уже окончательно перестаёт интересоваться собственным творчеством гранж-групп). И вторая — это те единицы, которые ходят слушать не кавер-версии песен Nir­vana, но эта аудитория у многих групп настолько мала, что нередко музыканты могут знать каждого своего слушателя в лицо (а то и по имени). Хотя моё глубочайшее убеждение, что именно в этой части аудитории каждый на вес золота, так как случайных людей там практически не бывает.

— Есть мнение, что большая часть Российских команд, играющих гранж, ориентируется исключительно на «Нирвану», хотя на западе, кроме Кобейна, было множество других артистов, которых причисляли к этому стилю. Согласен ли ты с этим утверждением?

— Да, многие действительно ориентируются только на Nir­vana. И в нашем фильме мы говорим и об этом тоже. Во всём есть свои плюсы и минусы. Если «ориентироваться» равно «учиться», то, что в этом плохого? А если «ориентироваться» равно «копировать», то, как минимум, зачем? Не думаю, что сегодня на этом можно так уж ощутимо хайпануть.

Герои фильма: Блондинка Ксю
Герои фильма: KreepShow
Герои фильма: Вадим Еремеев, бас-гитарист Небо Здесь, Zdob si Zdub

— Зачем ты показываешь фильм по клубам бесплатно, но не сливаешь в интернет? Обычно, если фильм не заливают в сеть, это означает, что люди пытаются на нем заработать, отбить вложения. У тебя же показы бесплатные, ну, по крайней мере, в СПБ. С чем это связано?

— Хороший вопрос. Дело в том, что нас в достаточной степени волнует процесс обесценивания творчества. И речь тут даже не о материальном. Всё стало слишком доступно, всё на блюдечке. И люди просто перестали вникать в суть вещей, искусства, самой жизни.

А потенциальную аудиторию нашего фильма мы представляем себе думающими людьми, которые ещё способны встать и пойти на фильм в клуб. Это своего рода наша благодарность этим людям и наш способ взаимодействия с ними — мы пытаемся сделать для них просмотр фильма доступным, но особенным.

Поэтому мы особенно приветствуем те предложения по организации показов, в которых предполагается свободный вход.

— Будешь ли ты продолжать заниматься документальными фильмами? Есть ещё идеи того, о чём ты хочешь снять?

— Пока у меня нет конкретных планов на этот счёт. Это мой первый опыт в полном метре. Но всё может быть. Я живу вдохновением. Главное, что мы уже видим неподдельный интерес к нашему фильму как со стороны музыкантов, которые готовы организовывать сеансы в своих городах без какой-либо личной выгоды, так и со стороны зрителей, которые ждут показов или публикации фильма. Для нас это много значит.


Посмотреть картину «Кому нужен GRUNGE?» можно 14 октября в Санкт-Петербурге и Туле. Подробности, а также информация о дальнейших показах фильма – в группе ВКонтакте.

Поделиться