«Аналогов „ТамТама“ нет и быть не может»

Питерский клуб «ТамТам», просуществовавший с 1991 по 1996 год, имел колоссальное значение для молодёжной культуры. Фактически это заведение стало первым местом в России, где на постоянной основе играли альтернативную рок-музыку. В «ТамТаме» дебютировали такие группы, как «Tequi­la­jazzz», «Король и Шут», «Markschei­der Kun­st», «Нож для фрау Мюллер». Выступали там и наиболее авангардные рок-группы перестроечного поколения, вроде «Автоматических удовлетворителей» и «АукцЫона». В «ТамТаме» сформировался гитарный хардкор, популяризировались реггей, сайкобилли и панк с элементами этнической музыки.

Интерес к наследию «ТамТама» только растёт. Недавно творческим объединением «Хрущёвка» был выложен фильм «ТамТам. Музыка смутного времени» – пожалуй, наиболее полное видеоисследование по тематике. VATNIKSTAN расспросил режиссёра фильма и одного из основателей «Хрущёвки» Ивана Бортникова о судьбах музыкантов поколения «ТамТама», факторе наркотиков в становлении рок-волны 1990-х и законах документального кино.


— Как ты узнал про клуб «ТамТам» и почему тебя заинтересовало это место?

— Узнал я клубе, скорее всего, из документального сериала Льва Лурье «Культурный слой», хотя, возможно, и раньше. В общем, довольно давно. А заинтересовался темой, занимаясь музыкальной DIY-журналистикой, поскольку очень многие музыканты рассказывали мне байки о «ТамТаме».

Осознанное любопытство к данной теме началось после прослушивания песен группы «Югендштиль», одной из самых недооценённых групп 1990-х, на мой взгляд. Они звучали грязно, психоделично и уверенно. Их с виду несложные, но на самом деле метафоричные тексты, заседают в разум и моментально погружают в холодную и пугающую, но при этом танцевальную атмосферу. До этого момента я ассоциировал «ТамТам» только с известными и культовыми бандами – Tequi­la­jazzz и «Королём и Шутом». Именно эффект от прослушивания «Югендштиля» заставил меня начать изучать питерский андеграунд 1990-х, который варился в этом клубе.

Прослушав множество интересных, но мало кому известных групп, я понял, что музыка того времени мне по вкусу и многие группы незаслуженно забыты.

Афиша выступлений в «ТамТаме»

— Про «ТамТам» довольно много писали, снимали документальные фильмы и программы. Что бы ты выделил из того, что было сделано у тебя?

— Во-первых, я снимал фильм, оппонируя Лурье, изначально я в основном приглашал людей, которых не было в его программе. Во-вторых, я хотел снять фильм не столько о клубе и группах, сколько о времени, о девяностых, о переходном периоде между двумя эпохами, когда рухнули одни ценности и не сформировались новые. В-третьих, я отказался от дикторского текста, за исключением цитат, чтобы не давать свою оценку событиям. Герои сами рассказывают историю без моего комментария.

— Были ли какие-то сложности в общении с музыкантами? Возможно, какие-то темы были табуированы? Может быть, кто-то наотрез отказался от интервью?

— Был один герой, который отказался от интервью. Ещё несколько человек мне просто не ответили. Но не буду называть имена и явки в надежде на появление этих людей в других моих работах.

Проблем в общении не возникало. Все были очень позитивно настроены. Для меня самым сложным было интервью с Севой Гаккелем (основателем «ТамТама». – Ред.). У меня было очень мало времени и очень много вопросов. До сих пор боюсь спросить у него, понравился ли ему фильм.

— Музыканты, которых вы опросили, выглядят солидными и уверенными в себе людьми. Многие до сих пор выступают в своих группах. Чем занимаются герои «ТамТама» – те, что не на слуху? Связаны ли они как-то с музыкой, помимо хобби?

— Героев «ТамТама» так много, что невозможно рассказать про всех. Кого-то уже с нами нет.

Самая интересная судьба, на мой взгляд, у Тимы Земляникина. Земляникин был модным тусовщиком и играл в группе «Нож для фрау Мюллер». По слухам, он экспериментировал с разного рода наркотиками и жил практически в параллельной вселенной. И вот в один прекрасный момент этот, казалось бы, потерянный человек становится служителем в храме! Из Ада в Рай. Про него можно отдельный документальный фильм снять.

Awdo­ge­sa. Проект, состоявший из Тимы Земляникина (посередине), Эдика Старкова из «Химеры» (справа) и Дмитрия Желонкина (слева)

Ещё меня поразили братья Соколовы из группы «Бычий цепень». Они стали борцами со лженаукой. Ездят на археологические раскопки, пишут книги, снимают разоблачительные ролики про лженаучные программы РенТВ и не только.

— Сева Гаккель, основатель «ТамТама», говорил в одном из интервью, что знаменитый «Ленинградский рок-клуб» устраивал концерты раз в месяц и основная заслуга его клуба заключалась в том, что «ТамТам» стал первой площадкой, где музыканты играли постоянно. То есть получается, «ТамТам» был не просто первым альтернативным рок-клубом, а в принципе единственным рок-клубом города? Ты наверняка смотрел, какая музыкальная среда была в городе в эти годы.

— До «Там-Тама» были места, где иногда выступали группы. Например, сквот «НЧ/ВЧ», но это не был клуб в «западном понимании», это было место, где собирались неформалы. Ближе к 1994 году у детища Севы Гаккеля появились конкуренты – Ten, «Гора», Fish Fab­rique и другие.

— Как ты думаешь, почему «посмертная» популярность «ТамТама» только увеличивается – это дань уважения первопроходцам андеграундного рока или же настолько сильно клуб предвосхитил своё время? Или же, может быть, волну увлечения «ТамТамом» запустили музыкальные критики?

— Весь андеграунд в Питере начала 1990-х тусил, играл, пил, налаживал связи и заводил знакомства именно в этом клубе. Это было место силы. Там создавались новые группы, там протекала вся музыкальная жизнь. Была высокая концентрация творческой энергии вокруг одного места. Сейчас нет такого объединяющего места, все субкультурные тусовки разошлись по разным клубам. Поэтому «ТамТам» стал важным местом для питерской музыки, для питерской культуры. Не сказал бы, что его слава увеличивается с годами. В 1994-м о нём говорили намного больше, чем сейчас.

— Группа «Химера» стала символом «ТамТама». Ты бы мог назвать «Химеру» самой яркой группой из тех, что выступали в заведении?

— Мне сложно определить самую яркую группу клуба, поскольку в клубе я не был. А если судить по записям, по альбомам, то «Химера» без преувеличения группа яркая, но «Югендштиль» или «Сказы Леса», например, не менее интересные группы, на мой взгляд.

Группа «Химера»

— Наркотики – одна из частей фильма про «ТамТам». Можно ли представить себе рок-волну начала 1990-х без наркотического бума?

— Я не могу. Как это не больно признавать, но наркотики были частью нового и неизведанного мира, в котором хотело оказаться сознание вчерашнего пионера или октябрёнка. Это сломало многих талантливых людей. И это правда.

Наркотики были частью нового времени. Для людей творческих, изначально ищущих новые ощущения, новые формы, попробовать их в то непонятное время было большим искушением. Конечно, это влияло на музыку. Музыкант, играющий трезвым, и музыкант, импровизирующий под PCP, будут исполнять разную музыку. Но это не означает, что повально все люди, которые ходили и выступали в клубе, употребляли наркотики. Большинству хватало пива.

«Скины из „ТамТама“» стали символом клуба. В вашем фильме Сева Гаккель рассказывает, что он не отличал панков и скинхедов. Как ты считаешь, сообщество панков, скинхедов и хардкорщиков начала 1990-х – это единая тусовка, которая постепенно размывалась? И по твоему мнению, насколько драки в «ТамТаме» были идеологизированы или же это просто пьяная молодецкая удаль была?

— Это миф. Скинхедов там было не так много, как сейчас почему-то об этом говорят.

Конечно, когда в городе один музыкальный клуб, туда приходят представители всех субкультур. Приходят панки, приходили фанаты сайкобилли, растаманы, хиппи, ну и скины могли прийти. На раннем этапе там несколько раз выступали группы нацистского толка, но это было скорее по незнанию и недосмотру Гаккеля, который просто не сразу понял, кто такие скинхеды.

Скинхеды из «ТамТама»

— В фильме процитирован отрывок из книги Дмитрий Спирина, фронтмена «Тараканов», про «ТамТам». Он говорит, что ему было очень неуютно в клубе, и он описал заведение как очень неприглядное место. Почему москвичу место таким показалось?

— Мне сложно судить. Думаю, стоит прочитать книгу Дмитрия Спирина, может, там мы найдем ответ. Кстати, с уважением отношусь к «Тараканам», они, как минимум, одни из немногих, кто может раскачать большую аудиторию в нашей стране.

Могу сказать, что часто московские гости удивляются тому, как проходят тусовки в Питере. Даже сейчас. У нас в клубах больше анархии и меньше пафоса. В Москве часто наоборот.

— Сам ты какие группы слушаешь из поколения «ТамТама»? Мог бы ты назвать пять композиций, которые бы, на твой взгляд, характеризовали «ТамТам»?

— Слушаю много. Любимую группу выделить однозначно не смогу. Но если говорить, о том, какие треки для меня символизируют «ТамТам», то, это, в первую очередь, «ZUDWA» «Химеры», «Тот свет» «The Пауков», «Страшно» «Югендштиля», «Кокаин» «Tequi­la­jazzz».

— Какой ближайший аналог «ТамТаму» из современных питерских клубов ты бы назвал? У моих друзей ассоциации возникли с «Ионотекой». Есть ли какие-то схожие черты этого заведения с «ТамТамом»?

— Аналогов нет. И быть не может. У «ТамТама» долгое время не было достойных конкурентов. Александр Ионов (основатель «Ионотеки». – Ред.), конечно, крёстный отец современного андеграунда, и он очень много сделал для появления действительно достойных групп, но в «Ионотеке» играет отнюдь не весь спектр питерского андеграунда. Хотя «Ионотека» тоже культовое место.

Посетители «ТамТама»

— Ты создатель объединения «Хрущёвка», именно под этим брендом выходил документальный фильм. Что оно из себя представляет?

— Я лишь один из создателей. Изначально наше коммьюнити состояло из четырёх человек, приехавших с далекой Камчатки. Я, Николай Резнеченко, Кирилл Махутов и Екатерина Костелич. Мы стали создавать видео-контент и рассказывать в своих пабликах об андеграундных исполнителях нашей страны. Потом к нам присоединились Максим Якушин, Антон Уваров, Сергей Матвеев, Иван Демиденко, отвечающие за музыкальное наполнение наших ресурсов. Затем к нам пришли мои одногруппники по киновузу Зоя Петрова и Влад Куракин, с которыми мы уже сняли два фильма.

— Стилистически ваш фильм похож на «Героев советского нью-вейва», другой документальный фильм, вышедший на канале «Хрущёвки». Интервью, клипы и хроники эпохи – идеальный рецепт для документального фильма?

— Когда в документальном кино затрагиваются события прошлого, другую форму повествования сложно придумать. Ведь это фильм о том, чего уже нет. Поэтому уместны хроника и интервью.

Например, сейчас Зоя Петрова и Саша Дискотека снимают фильм о музыке нашего времени, там и «Ионотека» есть, и фестиваль «Боль», и винишки-тян. Этот фильм будет сделан ближе к формату кинонаблюдения.

Кроме того, Влад Куракин снял документальное остросоциальное кино об обманутых дольщиках »Противостояние» с митингами, саспенсом и с точными наблюдениями. Но это не фильм под эгидой «Хрущёвки».

— Какие у тебя планы в качестве документалиста и как создателя «Хрущёвки»? Над какими документальными фильмами ты работаешь?

— В данный момент я снимаю два фильма. Первый фильм – «Русская психатака» – я делаю совместно с Кириллом Ермичёвым. Он повествует о развитии жанра сайкобилли в России. Второй фильм под рабочим названием «40 лет против» будет рассказывать историю развития питерской неформальной музыки с 1978 по 2018 год.

Это лично мои планы, но под эгидой «Хрущёвки» готовятся разные проекты от других режиссёров. Например, Андрей Юрков (админ паблика «Уездный город N») делает очень интересный авторский фильм о нынешней жизни некогда популярных героев ленинградского андеграунда. Очень надеюсь, что у него получится хорошее кино.

Также Влад Куракин и Зоя Петрова снимают свои новые работы. Ждите в этом году много чего интересного от «Хрущёвки».

Иван Бортников

«Тамтам: Музыка смутного времени»


Другие документальные фильмы про «ТамТам» и архивные видео из клуба:

Поделиться