«Проект „НОСУХА“ – это способ освободиться от кошмарных жизненных обстоятельств»

Мария Любичева

Мария Любичева — бессменный участник группы «Барто», любимица великого и ужасного музыкального критика Артемия Троицкого, а также поэт, художник и главарь лейбла BBT. Месяц назад у Маши вышел дебютный релиз её нового логоцентричного музыкального проекта «НОСУХА». Корреспондент VATNIKSTAN и создатель паблика ХРУЩЁВКА Иван Бортников пообщался с Марией и её друзьями перед отъездом «Барто» на концерты в Таллин и Стокгольм.


— Расскажи, как мы проведем с тобой это интервью?

Маша:

— Я решила ответить с друзьями на вопросы интервью. Мне кажется, так интереснее и даже как-то правильнее, взгляд со стороны, такая психотерапия своеобразная.

Параллельно мы делаем кавер на Летова, для внутреннего пользования, и боремся в связи с этим с программой для создания музыки «reaper».

— Чем обусловлено твоё желание заняться сольным творчеством и чем, на твой личный взгляд, отличается принцип создания треков для «НОСУХИ» и «Барто»?

Друзья:

— Это эксперимент!

— Это музыка не такая агрессивная, хотя в песне «Водка», как в «Барто» – настроение, она такая же провоцирующая, она заставляет следовать словам.

— Напиться, то есть?

— Поехали кататься на машине!

Слушаем песню «Водка.лав», чтобы освежить в памяти у уставших выпивающих друзей.

Маша:

— В какой-то момент, когда со мной случились разные аварии в прошлом году, я стала писать тексты. Их вылилось из меня буквально сразу много. Просто тематика этих текстов как-то так меня плотно и надолго окружила, что стало довольно страшно, захотелось срочно выбраться. Этот проект – это способ освободиться от кошмарных жизненных обстоятельств и от своей собственной темной стороны.

А с другой стороны, я посмотрела вокруг и отметила, что женской музыки, описывающей мою реальность или похожую на мою, особо нет, а реальность есть, ну или я такой музыки не знаю (так с «Барто», кстати, было в момент создания, мы просто не слышали вокруг музыки, которая описывала бы наши переживания).

Всё, что я слышу – это сопли про мужиков и как без единственного трудно, и глубина переживаний и трагизма зашкаливает, или россказни, какая героиня крутая баба по тем-то или иным причинам, чаще смешным. А рефлексия – это мужская территория будто бы. По факту разницы нет, и я пытаюсь в проекте говорить честно о женских ощущениях, о старении, об изменах, о предательстве, не о романтическом одиночестве и хвастовстве своим парнем.

Отличие от «Барто» в том, что тут я не только автор музыки, но и текстовик, и это тяжело, это как ходить сверхголой. Не просто без одежды, а без кожи. Кстати, выступить без одежды, а в одном боди-арте мне уже удалось на днях, офигенный опыт, надо сказать.


— Ранее ты анонсировала проект под названием «Coati». Гугл-переводчик рассказал мне, что «Coati» и «НОСУХА» – это одно и то же. Почему ты решила в итоге взять русскоязычное название?

Друзья:

— Скажи: я посоветовалась со своим другом и спросила друзей, что лучше звучит «Носуха» или «Коати», все выбрали «Носуху».

Маша:

— Согласна. Потому что «коати» – это больше про нежную беззаботную танцевальную музыку. А после окончательного понимания, как будет звучать альбом, поняла, что «ну какая я коати, я – носуха».

Зверёк, в честь которого назван проект, приглянулся мне ещё во время путешествия в Мексику. Что-то типа енота, только рыжий и с длинным носом, суёт его везде, бегает, особо людей не боится. Я тоже люблю нос свой везде сунуть, в душу окружающим особенно, посмотреть, как всё утроено, разобрать на винтики и вставить в песню.

Вот так выглядит носуха

— В твоей лирике очень много сатиры, направленной на поведенческие архетипы жителя большого города. Откуда такая тяга к высмеиванию реальности? И чей юмор и слог из поэтов, писателей или исполнителей лично тебе близок?

Друзья:

— Какое унылое интервью, ты можешь отвечать веселее?

— Жить в мегаполисе, невыносимо не смеясь над тем, как всё тупо вокруг, а про поэтов не могу сказать, сложно за тебя ответить.

Маша:

— Вообще к поэзии очень прохладно отношусь, как и к театру, а кроме музыки, очень люблю прозу и кино, поэтому можно было бы ответить, что никакие поэты мне не близки, но это полная ерунда. Конечно, на меня влияют и современные авторы, и художники прошлого.

Саша Соколов, Толстой, Достоевский, Пушкин. Из современных Андрей Машнин и Денис Третьяков – мое всё, Наташа Романова, Алексей Отраднов и Женя Овцебосх (авторы текстов «Барто»), а ещё, как ни странно, Пастернак и Ходасевич последнее время. Но я отдаю себе отчет в том, что я совершенно не поэт, но возможно, смогу им стать.

А насчёт высмеивания реальности: это скорее путевые заметки, а не сарказм с иронией, которых в моей жизни предостаточно, просто реальность сама по себе иронична, можно смотреть и пересказывать.

Друзья:

— Ты замечаешь вокруг важные мелочи.

Маша:

— Ну возможно, подмечаю детали.

Недавний снимок Марии Любичевой

— 9 сентября в клубе Saint у тебя был концерт в рамках презентация нового номера альманаха «Moloko plus» «Революция». Расскажи, какую программу ты играла, ведь у «НОСУХИ» пока всего четыре трека в сети, был ли неизданный материал?

Друзья:

— Не, ну тут мы ничего ответить не можем, сама давай.

Маша:

— Выступала с двумя проектами, это «Тёмное женское», где поэтесса Ира Волынская читает свои тексты, а я накручиваю всякие эффекты на свои музыкальные скетчи, и да, презентовала «Носуху», добавив ещё пару треков для разнообразия. Мне сейчас интересно в какие-то дикие вещи вписываться, спеть про поедание любовницы на Невском или про то, что наркотики – это плохо в сквере Довлатова (хотя я так и пою, что это плохо). Выступить в чём мать родила перед толпой таких же ненормальных в темноте и боди-арте.

— Ты часто работаешь в жанре «spo­ken word». «НОСУХА» в этом плане замечательный пример актуальных текстов, положенных на экспериментальную электронную музыку. Не хотела бы ты пойти по стопам некоторых музыкантов (Лёха Никонов, Максим Тесли) и издать книгу своих стихов?

Друзья:

— А зачем издавать книгу?

Маша:

— Издать как след оставить, подытожить, музыканты записывают альбом, поэты печатают сборники стихов. Но для меня это скорее нет. Научусь писать, может тогда, к тому же у меня реально текстов 15, я вообще никогда не понимала людей, написавших пару текстов и давай себя везде печатать. Но это не насчёт Никонова и Тесли замечание, конечно, эти пожили, делятся опытом.

— На твоей стене в ВК я прочитал, что одна из твоих любимых песен это Mas­sive Attack – «Blue Lines». Влияние саунда Mas­sive Attack заметно в некоторых треках «Барто». Но на что ты ориентировалась при создании звука в «НОСУХЕ»?

Звонок друга:

— На «Парад планет» скажи, что за вопросы.

Маша:

— Mas­sive Attack «Blue Lines» – это про весь альбом, он шикарный и знаковый для современной электроники. Люблю группу с середины 1990-х и до сих пор очень сильно. Но в «Носухе», как и в «Барто» в своё время, ориентировалась я вовсе не на Mas­sive Attack, а чтобы было мясно и колбасно, только в другом темпе и это такое злое мясо.

Знаете, этот еб_й [странный] кулинарный тренд про то, что хороший куриный бульон сварен из счастливой курицы, которая не боялась умереть. Так вот, моей курице было п_ц [очень] как страшно. Плюс я еще замедлилась на 20–30 bpm в этом альбоме, да и вообще в жизни, так как темп окружающей меня музыки тоже сильно замедлился и теперь мне нужно как-то существовать с этим новым ощущением неторопливого, но качающего движения.

Но Mas­sive Attack влияет на меня до сих пор, чего уж скрывать.

Группа «Барто»

— Лейбл BBT, который существует уже почти четыре года, выпустил уже 58 релизов! Могла бы ты назвать тройку любимых? И какие релизы стоит ожидать на лейбле в ближайшее время?

(Входит SWAG FAG, артист с лейбла BBT)

Маша:

— А вот и SWAG FAG подтянулся, пусть за меня и отвечает.

SWAG FAG:

— Ох_ый [офигительный] последний сборник, лучший сборник русской музыки на сегодняшний день!

Маша:

— Да я так и считаю, что лучший релиз – это сборник, составлял Овцебосх, он у нас по художественной части, прекрасный вкус у него. Мне ещё нравятся: «тема креста», (the)DEAD ELVIS и BEES AND COBRAS, но сборник пипец крутой.

— Кроме курирования лейбла и своих музыкальных проектов, ты выкладываешь свою живопись. Когда ждать выставку?

Маша:

— Кроме курирования меня выпивание интересует, но сейчас уже меньше.

Не нарисовала ещё на отдельную выставку, плюс бабки всё время нужны на жизнь, музыку, расходники, так что я эти картины сразу продаю в основном (штук пять из 50 всего не продала, может). Есть задача выпустить полноценный альбом «Носухи», потом засяду за рисование, хотя параллельно что-то рисую и сейчас. Но я молодой художник, пока только ищу свой стиль.

— Вот текст из твоего недавнего поста:

«Я готова, а ты готов? – это вторая самая частая фраза, которую я слышу в своей жизни, песне больше 8 лет, но мне её обязательно цитируют с разными прибаутками, но основном в духе, что мол песня, да, хорошая. Да, хорошая.

Но эта печать на нас навсегда – шлейф политической группы, чтобы мы не делали, не говорили. А потом и сильнейшее разочарование в протестном движении…»

Можно ли сказать, что «Барто» навсегда дистанцировались от политических акций? И почему к вам пришло это разочарование?

Все хором:

— Можно!

SWAG FAG:

— В последнем альбоме у группы очень много политики.

Маша:

— Где?

SWAG FAG:

— Например, первая песня.

Маша:

— Можно сказать, да, молодым везде у нас дорога. Пусть теперь они не дистанцируются. Но я сама, как субъект, принимаю участие в политической жизни страны и общества. Ну как можно не принимать, хотя непонятно, как быть рядом с современной оппозицией, такое впечатление, что примыкать к ней можно только потому что ты против существующей власти, а не ради конкретных задач, борьбы за свободу СМИ, слова, например. У нас же в стране вообще свободной прессы практически нет, как только появляется что-то неконтролируемое и на что трудно давить, это прямо напалмом выжигают (последите за альманахом moloko+, такое впечатление, что там не журналисты, а ИГИЛ работает).

Но что касается оппозиции, то объединяющей цели и программы как не было, так и нет, как и 10 лет назад, чему ж тут сочувствовать можно, непонятно. Принцип работы «вода камень точит», «давайте просто выйдем постоим в знак протеста» меня устраивать перестал со временем, по-моему, он не работает ни фига. Но другие вольны поступать, как считают нужным, и главное, по совести.

Группа «Барто»

— Не могу не спросить о произошедшем год назад, когда на вас с Евгением напал некий Чижиков и сломал тебе руку, об этом писали «Ридус» и «The Vil­lage», а спустя несколько недель тебя сбила машина. Сильно ли эти случаи повлияли на твою творческую активность? Как сейчас твоё здоровье? И понёс ли наказание Чижиков?

Маша:

— Это серьёзные эпизоды в моей жизни и за ними потянулись страшные цепочки событий, вспоминать которые особо не хочется, а результатом стал проект «Носуха», например.

Чижиков наказание понёс, не в мою, правда, пользу, но нападение на меня и друзей ускорило завершение его конфликта с жителями дома, где он мошенническим образом представлялся председателем ТСЖ и брал с жителей незаконно деньги и терроризировал их лет пять до этого случая. Жители выиграли у него несколько миллионов, насколько я знаю, так как на ситуацию со мной и его безнаказанностью обратили внимание крупные СМИ. Вполне можно сказать, что это победа, на меня он напал напрасно, вселенная ему ответила, а он ответил по закону.

Я же потом загремела в больницу и не раз до Нового года и фактически от всего оправиться смогла чуть лишь по весне этого года. Большое спасибо моим друзья и близким, которые мне помогли и меня поддержали.

— Как ты думаешь когда-нибудь в России наступит «светлое завтра»?

Друзья:

— Конечно, послезавтра!

Маша:

— Присоединяюсь.


Ближайшее выступление «Носухи» – 12 октября в Санкт-Петербурге в клубе «Цоколь».

Поделиться