“Я использую любой повод для того, чтобы историей и историями поделиться”

размещено в: Интервью | 0

Продолжаем беседовать с популяризаторами истории в медиа. На это раз поговорили с историком-энтузиастом ленинградоведом Михаилом Крайновым, автором телеграм-канала “Советский Ленинград”, инициатором серии лекций “Несбывшийся Ленинград” и создателем сайта “Подземка Петербурга” о притягательности метрополитена, нереализованных архитектурных проектах и главных книгах по истории Санкт-Петербурга.

– Я насчитал три твоих проекта – «Советский Ленинград», «Подземка Петербурга» и «Несбывшийся Ленинград». Какие-то ещё у тебя есть начинания? И как ты сочетаешь активную просветительскую деятельность с работой?

– Всё верно, проектов три, ты их все перечислил. Они и онлайновые, и оффлайновые. И все они напрямую связаны с Ленинградом. Именно так, с Ленинградом, а не Петербургом, я подчёркиваю. Как-то мне так называть привычнее. Нет, я не застрял в прошлом, я не живу воспоминаниями. Просто мне интересна история нашего города и я использую любой повод для того, чтобы историей и историями поделиться. Кроме вышеперечисленного, мне интересны история советских купюр и монет, история советского автотранспорта, торговых автоматов, модерн и модернизм. Отдельными проектами это вряд ли когда-то станет, это скорее для себя. У каждого человека должно быть хобби, отдушина. Работа моя никак не связана ни с историей, ни с архитектурой, ни с метрополитеном: я занимаюсь дата-центрами, виртуальными машинами, «облаками», вот этим вот всем компьютерным. Ну и где-то между работой, тренировками, походами по букинистическим магазинам и путешествиями затесалось моё хобби. Да, мне как и всем не хватает 24 часов в сутках. Пять минут назад бабушка, заслуженный учитель, спросила у меня «А когда ты готовишься, когда материал собираешь?». Вечерами, ночами читаю и нахожу, за рулём и в душе проговариваю, репетирую: было бы желание.

– С какого из проектов ты начинал? И какой у тебя на данный момент является приоритетным? 

– Начинал лет двадцать назад уже с «Подземки». Попалась на глаза перспективная карта развития петербургского метрополитена — от руки нарисованная карандашом на листе ватмана. Ни авторство, ни достоверность было не установить, но впечатление произвело сильное. К тому моменту я уже хорошо был знаком с проектом Артемия Лебедева о московском метро, появилась идея делиться найденными картами и схемами со всеми. В интернете я почти четверть века, с апреля 1994 года. Я помню gopher и usenet, зарождение рунета и ПППвППП, tucows и altavista, Mosaic и Netscape Navigator, кодировки koi-8r и win-1251, пользовался IRC и до сих пор пользуюсь «аськой». Однако ж сформировался проект только к 2000 году во что-то осязаемое, а домен podzemka.spb.ru был зарегистрирован только в 2001 году. Сознаюсь: несколько лет назад «Подземку» я практически забросил, остановившись на 400 схемах. Сейчас у меня ещё раза в полтора больше схем в бумажном и электронном виде, но это же надо отсканировать, атрибутировать, разместить. Очень надеюсь, что когда-нибудь. Однажды. Вдруг. Наверное. Угу. А приоритетными сейчас являются телеграм-канал (запрещённый на территории РФ сервис постановлением Таганского суда от 13 апреля 2018 года) «Советский Ленинград» и просветительский проект «Несбывшийся Ленинград». Люблю и тот и другой проекты, они дополняют друг друга.

Схема ленинградского метрополитена 1976 года. С сайта podzemka.spb.ru

 

– Как у тебя сформировался интерес к тематике метро? «Подземка Петербурга» — был вдохновлён проектом Артемия Лебедева про метро и сообществом в ЖЖ ru_metro? 

– Ну метрополитен был с детства интересен — и ленинградский, и московский. Любой метрополитен, в том числе и пражский — я в детстве в Чехии жил, так уж вышло. Вот вылетает такой блестящий поезд из тёмного тоннеля на сверкающую станцию, открывает двери и запускает пассажиров, а потом опять уносится в тёмное и неизведанное. Ну разве не завораживает? И всё это глубоко под землёй, а везёт тебя туда самодвижущаяся лестница. Ну чем не сюжет сказки? А чего стоят только двери на ленинградских станциях второй и третьей линий? Кто-то в детстве мне рассказал, что это защита от наводнений, и при затоплении вода останется в тоннеле и не попадёт на станцию. «Ну бред же» подумал я ещё тогда, потому что в щель между стеной и дверью можно было наблюдать за приближающимся поездом, который выруливал из-за угла или откуда-то снизу — ни о какой герметичности речи не шло. Влияние Тёминого проекта на мой не отрицаю, но у меня-то только про схемы, а у него про всё-всё. Мне наоборот кажется, что раздел со схемами изначально у него был без подразделов, и лишь позже появилась классификация, похожая на ту, которую использую я. А вот ЖЖ ru_metro точно никакого влияния не оказало — к моменту моего появления в ЖЖ в 2001 году «Подземка» уже существовала.

– Если вкратце излагать, то какие основные особенности питерского метро в сравнении с московским? Мог бы ты выделить три отличия.

– Петербургское гораздо меньше по размеру, глубже по средней глубине залегания станции и здесь есть упомянутые уже станции «горизонтальный лифт», которых нет в Москве. Так вполне кратко получилось? Или надо развить каждое из упомянутого? Хорошо. Совсем коротко тогда. Московское открылось 15 мая 1935 года и имеет на сегодняшний день 14 линий и 214 станций без учёта монорельса и городской электрички — «московского центрального кольца», МЦК. В Ленинграде метро открылось на 20 с половиной лет позже — 15 ноября 1955, сегодня в нём 5 линий и 67 станций. В этом году наше метро «вырастет» ещё на 5 станций, и ещё 4 станции сейчас строятся. В Москве же сейчас ведутся работы по строительству 46 станций. Вот тут стоит упомянуть одну очевидную вроде бы вещь о нашем метрополитене, о которой мало кто знает: метрополитен это эксплуатант. Строит метро «Метрострой». А проектирует «Ленметрогипротранс». То есть это три разные организации. И заплаченные нами за жетончики деньги на строительство станций не идут. И спрашивать у представителей метрополитена «когда метро придёт в такой-то район города» совершенно бессмысленно. И чтобы разрушить мир окончательно скажу, что вагоны метро тоже не метрополитен выпускает, а несколько вагоностроительных заводов. И их не спускают в метро каким-то волшебным образом, а через соединительные ветви с железной дороги, куда они попали с завода всё по таким же соединительным ветвям, направляют сначала в метродепо, а потом уже и на линии.

Вернёмся всё же к вопросу различия метрополитенов. Станции у нас расположены гораздо глубже, чем в Москве, а самая глубокая, «Адмиралтейская», находится на глубине 86 метров. Это 29 этажей примерно, только вниз. А перегоны между станциями прокладывают ещё глубже — порядка ста метров вниз. Ну и последнее отличие: станции закрытого типа, так называемый «горизонтальный лифт». У нас десять таких станций, их строили с 1961 по 1972, а придумали почти одновременно с открытием ленинградского метрополитена в середине 1950-х. Стремясь к упрощению и удешевлению строительства решили, что можно оставить только центральный станционный зал, поезда останавливать в тоннелях без отделки, а от пассажиров скрыть и тоннели, и поезда за раздвижными дверями, которые бы открывались только при прибытии поезда. Экономия при строительстве получалась, только вот об эксплуатации не подумали: каждые несколько минут 48 дверей открывают 48 электродвигателей. Двери надо обслуживать и менять время от времени, двигатели тоже необходимо обслуживать и  заменять вышедшие из строя. А сколько электричества потрачено на открывание-закрывание дверей каждый день с 5:45 до 0:45? Почему 48, кстати? Потому что в вагоне 4 двери, в составе 6 вагонов, составы с обеих сторон каждой станции. И да, ещё одна проблема кроме эксплуатации — невозможность увеличения количества вагонов в составах. Вторая, «синяя», и третья, «зелёная», линии обречены на шестивагонные составы: по одну сторону от дверей эскалаторы вверх, по другую или тоннели сходятся, или второй выход со станции, или переход на другую станцию. Ну и конечно же никакой защиты от наводнений — это миф и бред. Примерно такой же бред, как и то, что мозаичное панно со Сталиным на «Нарвской» сохранилось, а саму станцию «Нарвская» хотели назвать «Сталинской».

– Как ты думаешь, почему тематика метро так сильно увлекает людей?

– Тут всё более чем просто. Что мы видим в метро как пассажиры? Правильно, только сверкающие, залитые светом прекрасные станции метро. Ну или недостаточно прекрасные, но всё равно светлые. А всё остальное — мрачные тоннели. Тёмные, загадочные, непонятные. Всё загадочное и непонятное привлекает и увлекает. Я даже при ответе на предыдущий вопрос несколько загадок разгадал, а сколько таких загадок ещё хранит метро? Куда, например, деваются ступени у эскалаторов, заезжая под пол? И поручни, кстати, тоже. Или как разворачиваются поезда в метро? Разве под землёй есть что-то подобное трамвайному кольцу? Почему мигал свет в вагоне при подъезде к станции? Что скрывается за дверями с кодовыми замками на платформах и в переходах? Что спрятано за большими дверями на станционных стенах, которые мы видим, пока на платформе поезд ждём? Зачем на стенах станции натянуты провода? Как «питаются» поезда в метро? Почему поезд «выныривает» откуда-то снизу, а со станции уезжает куда-то тоже вниз? Почему в переходе между станциями «Площадь Александра Невского» разных линий на стене изображены пять всадников на четырёх конях? Какие станции не построили в нашем метро и почему? Как могли бы выглядеть привычные нам станции метро и как проводятся архитектурные конкурсы? Вопросов очень много. И на многие из них мы отвечаем на наших экскурсиях и лекциях. Но об этом чуть позже расскажу, если спросишь.

– «Несбывшейся Ленинград» — самый необычный твой проект. По сути, серия оффлайновых мероприятий с экскурсиями и лекциями. Как ты решился на такое? Насколько велик был интерес к этому проекту? Много людей пришло? Будут ли выходить видео с твоих лекций?

– Идея «Несбывшегося Ленинграда» витала в воздухе не один десяток лет, если быть совсем уж честным. Могу точно сказать, когда и с чего именно всё началось. В начале девяностых бабушка подарила мне свою книгу «Ленинград. Очерки архитектуры» архитектора Николая Фёдоровича Хомутецкого. Она её покупала студенткой педагогического института Герцена: на книге бабушкина подпись и дата «1953 год». И больше всего в книге меня впечатлили не фотографии мест, которые мне были хорошо известны, а именно проекты, причём невоплощённые. Это гостиница-высотка вместо невзрачной гостиницы «Россия» на Проспекте имени Сталина и станция метро «Автово» с совершенно другими колоннами и изречениями Сталина же на путевых стенах. Именно тогда мне стало интересно, как могло бы быть, но не было. Потом стало интересно, почему не было. Потом стали появляться книги, журналы, знакомства. Количество книг перевалило за тысячу единиц хранения. Количество знакомств подсчётам не поддаётся. Потом всё завертелось, и лет пять-шесть назад я начал водить пешеходные экскурсии по Ленинграду. Спонтанные, бесплатные и малочисленные. Всем приезжавшим в гости друзьям-иногородним и друзьям-иностранцам доставались насильно мои экскурсии. Потом были большие организованные пешеходные экскурсии по Московскому проспекту на пять часов и на столько же часов по проспекту Стачек. Осенью 16-го года я предложил своим старым друзьям и единомышленникам Диме Графову и Фёдору Черноусову сделать совместный проект, причём на автобусе и кроме домов ещё и про метро. У Фёдора огромный автопарк ретро-автобусов, у Димы огромный багаж знаний и опыт работы в метрополитене. Причём задумывали мы это как разовое мероприятие для друзей и знакомых. Успех был ошеломляющий, отбросим лишнюю скромность. Проведя первую и единственную экскурсию 11 марта 2017 года нам пришлось, в прямом смысле слова «пришлось», повторить её спустя неделю. С не меньшим аншлагом, да. Больше пяти часов смотреть и слушать про дома, улицы, станции метро, площади, водоочистные сооружения, автобусы, трамваи, троллейбусы, быт, проекты и реализацию, да всё это в легендарном «Луноходе» ЛиАЗ-677 — что может быть лучше, а?

Осенью мы подумали, что надо продолжать. Так родилась экскурсия «Несбывшийся Ленинград. Север», автоматически же первой экскурсии было присвоено название «Юг». Сейчас, весной 2018 года, у нас как раз период разработки экскурсии «Запад», а осенью хотим замахнуться ещё и на «Восток». Материала хватает, желания хватает, от желающих отбоя нет. Нам самим нравится это делать. И мы никогда не поставим это на поток, мы не превратим это в мейнстрим или работу. Это должно быть в первую очередь, простите за бедность речи, «в кайф» нам самим, тогда это будет нравиться нашим гостям.

Несколько недель назад мы провели экскурсию по «Северу» с наполовину изменённым маршрутом, да ещё и на не менее легендарном ЛАЗ-965Н, который тоже бегал по улицам нашего города. У нас есть преданные друзья и почитатели проекта «Несбывшийся Ленинград», которые бывали, пожалуй, на всех наших мероприятиях. Так вот они говорят, что одинаково не было никогда. Гораздо чаще чем экскурсии проходят наши лекции. Это  лекции на те же темы, но формат несколько другой: если в автобусе мы привозим куда-то и показываем что-то из окна, а зачастую и идём ногами изучать и разглядывать вблизи, то на лекциях надо включать воображение. Мы читаем про дома и улицы, сбывшийся и несбывшийся метрополитен, про столетнюю историю автобусного движения в нашем городе. Например, за последние полгода нас приглашали Санкт-Петербургское Городское туристско-информационное бюро на Сенной площади, Российская Национальная Библиотека в оба здания на площади Островского и на «Парке Победы», современная библиотека «Ржевская», лекторий старейшей городской газеты «Санкт-Петербургские Ведомости». За те же полгода о нас написали «Петербургский Дневник» и газета «МЕТРО», в качестве экспертов выступили на телеканалах «78» и «Санкт-Петербург». На лекциях всегда аншлаг, организаторы говорят об этом с нескрываемой радостью. И да, видеозаписи со всех последних лекций доступны на сайтах и в соцсетях соответствующих организаций. Не уверен, что эти лекции интересны в видеоформате. Обычно в зале ведётся полноценный диалог, а некоторые слайды подразумевают игру в коллективное угадывания места.

Лекция Михаила Крайнова

 

– Откуда ты черпаешь информацию для «Несбывшегося Ленинграда»?

– В первую очередь, это книги. Коллекцию свою пополняю постоянно. Сегодняшнее приобретение «Пути архитектурной мысли», 1933 год, автор Роман Яковлевич Хигер. Завтра заберу книгу «Эстетика „оттепели“» 2013 года, вышедшую тиражом всего 800 экземпляров. Помимо книг, это журналы, архивы, научные работы, диссертации, лекции, выставки, каталоги выставок, беседы, фотографии, чертежи, схемы. Сотрудничаю и консультируюсь, плотно общаюсь с книжным издательством архитектурной тематики «Коло», хожу на презентации новых книг. Знаком с великим историком архитектуры Борисом Михайловичем Кириковым, с архитекторами Евгением Львовичем Герасимовым и Юрием Ивановичем Курбатовым, с замечательными исследователями истории и архитектуры, авторами книг и статей Юрием Анатольевичем Никитиным, Ольгой Шурыгиной, Артёмом Шипуновым, Александром Зиновьевым, с многими-многими другими замечательными людьми. Библиотеки недаром зовут почитать лекции к себе — многие находки сделаны именно в их стенах.

– Какой из Ленинградских нереализованных проектов тебя больше всего поразил?

–  В Ленинграде нет «высоток». Тех самых высоток, которыми так гордится Москва. Мне очень нравится проект упомянутой уже высотки вместо гостиницы «Россия» архитектора Журавлёва, напоминающей гостиницу «Ленинградская» в Москве ленинградского архитектора Полякова. Напротив неё через парк, на месте нынешнего СКК (спортивно-концертный комплекс “Петербургский”), должна была находиться ещё одна высотка, напоминающая Рудневский МГУ. Именно эта высотка изображена на логотипе проекта «Несбывшийся Ленинград», который для нас нарисовал прекрасный дизайнер Азат Романов. Не стало высоткой здание на углу Московского проспекта и Обводного канала. Кстати, о каналах. Грандиозный проект Южного Обводного канала так и не был реализован. Этот грандиозный проект был придуман в тридцатые, а просуществовал в виде планов, схем и карт до начала семидесятых так и не реализовавшись. Ну и мне очень не хватает того метрополитена, который был бы в нашем городе, если бы открылся он в ноябре 1942 года. Приходи лучше на любую мою лекцию, я расскажу и картинки ещё покажу для наглядности. И постараюсь заинтересовать несбывшимся, чтобы проекты эти поражали не только меня одного.

– На сайте «Советского Ленинграда» собраны кадры разных фотографов, снимавших Ленинград. А чьи фотографии ты считаешь наиболее атмосферными?

– Считаю, что самыми ленинградскими фотографами были Илья Борухович Голанд и Всеволод Сергеевич Тарасевич, творчество которых очень тесно было связано с Ленинградом. Они оставили нам огромное количество своих работ. Их фотографии можно разглядывать часами, можно возвращаться к ним снова и снова, и каждый раз находить какие-то новые интересные детали. Виды города, люди на улицах — в их работах всё живое и честное. Тот самый случай, когда «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».

– Сайт «Советского Ленинграда» очень необычно сделан. Такое воплощение минимализма. Это ты сам сделал сайт? Это твоя идея или ты вдохновлялся каким-то примером?

– Сайт «Советского Ленинграда» сделан очень просто и лаконично. Фоном случайная фотография, в правом нижнем углу — описание каких-то деталей изображённого, указание года, авторства. Сайт делал сам, он состоит из одной страницы и около сотни фотографий. Нажимая на логотип или просто перезагружая страницу можно увидеть другую фотографию. Каждый раз фотография будет другой. Здесь нет листалки, это не галерея — при малом количестве фотографий будет хотеться ещё, при очень большом количестве станет скучно. Тут каждый волен посмотреть столько фотографий, сколько ему хочется. Идея моя, не могу вспомнить, чтобы прям вот вдохновлялся каким-то примером или позаимствовал воплощение. Мне кажется, идея лежала на поверхности. Буду рад, если кто-то подскажет, где и как нечто подобное уже было реализовано.

Михаил Крайнов ведёт экскурсию

– Ты ещё вёл блог в ЖЖ. Сейчас активно используешь телеграм. В чём особенность каждой из платформ в плане дистрибуции исторического контента? 

– Да, до какого-то момента вёл блог в Живом Журнале. Несколько лет  ещё и в инстаграме аккаунт вёл. Ни к тому, ни к другому практически не прикасаюсь уже больше года. После ЖЖ и инстаграма стал активно писать в социальных сетях, навязывал своё мнение моим друзьям в vk и fb. Везде были лонгриды с огромным количеством текста и фотографий. Все вышеупомянутые платформы позволяют словоблудствовать. Если хорошо потрясти, отсортировать и отредактировать, то материала из ЖЖ, телеграма и соцсетей на книжку наберётся. Этакий взгляд дилетанта на историю и архитектуру. В последнее же время пишу только в телеграм-канал «Советский Ленинград» (запрещённый решением Таганского суда на территории РФ месенджер). Отличие в формате кардинальное: в телеграме я размещаю фотографию, а для описания у меня есть не более 200 символов. И это здорово, это не даёт растекаться мыслью по древу, это заставляет выверять каждое слово. Первоначальный текст переживает две-три правки минимум, доходит и до пяти правок. Вот это вот «краткость — сестра таланта» в действии. И мне это сейчас очень нравится. Развернуться на несколько часов голосом я могу на лекции или экскурсии, а тут всё в жёстких рамках. Иногда в тексте не бывает даже завершающей точки. А ещё здесь нет практически никакой обратной связи. Только подпись в описании канала. И сейчас мне кажется, что это здорово. Нам, амбивертам, иногда хочется, чтобы без обратной реакции. Шутка. Или нет.

– Не кажется ли тебе, что сейчас с телеграмом и социальными сетями интересных исторических проектов стало гораздо больше?

– Кажется. Ну, то есть не кажется, а так и есть. И это здорово. Значит, это интересно, значит, это цепляет, значит, это заставляет что-то искать помимо прочитанного, значит, это заставляет делиться с другими найденным. Всё равно останутся «исследователи» и «потребители», и это отлично. И одни будут трансформироваться в других или пребывать в двух состояниях. Не будем, пожалуй, никого отдельно выделять как-то. Надеюсь, что и наши с тобой ресурсы кого-то сподвигли на что-то созидательное и положительное. Про свой однако канал могу точно сказать, что он стал отцом минимум ещё двух каналов. Твоих же последователей наверняка сотни.

– Недавно ты писал статью для «Собаки». В день, когда мы договаривались об интервью, ты давал комментарии на телевидении. Ты ощущаешь интерес СМИ к своей деятельности? 

– Волнообразный интерес. Стоит где-то кому-то упомянуть один из проектов, как количество обращений от представителей СМИ увеличивается. Действительно, недавно вышла моя большая статья в «Собаке.ру» о столетнем юбилее переезда столицы из Петрограда в Москву. На телеканале «Санкт-Петербург» в программе «Пульс города» вышел сюжет Павла Никифорова о «Несбывшемся Ленинграде».  Вообще, мой телефон есть, наверное, у всех петербургских телекомпаний — как в 2005 году Дария Тухтарова рассказала о моей «Подземке Петербурга», так «в телевизор» зовут относительно регулярно все эти годы. Спонтанно появилась идея сделать фильм о «Несбывшемся Ленинграде», но пока нет ни понимания формата, ни понимания нужности этой затеи. О коммерциализации всего вот этого, о чём я рассказываю, речи тоже не идёт — это не выходит за рамки хобби.

– Как я понял, ты не коренной петербуржец, ты приехал из Эстонии. Это плюс или минус для тебя как краеведа? Как ты считаешь, этот факт даёт тебе возможность отстранённого взгляда на Санкт-Петербург?

– Так получилось, что ленинградец-папа служил в ЭССР. В городе Тарту я и родился. Затем была Чехо-Словацкая Социалистическая Республика, затем опять Эстония, и только потом уже Ленинград. Я с самого детства бывал тут, у меня тут много родственников проживает и сейчас. Бабушка жила на Желябова, другая на Фонтанке. Наверное, вся вот эта история даже плюс, потому что мне удалось два раза влюбиться в город — сначала на расстоянии, а потом уже здесь. И отсутствие медали «Рождённый в Ленинграде» тоже даёт мне, наверное, некоторую возможность смотреть на город несколько другим взглядом, несколько под другим углом. Хотя расстояние между Тарту и Ленинградом всего же 340 километров, я регулярно преодолеваю его за несколько часов. И вожу импровизированные экскурсии для своих петербургских друзей уже по Тарту.

– И напоследок — ты бы мог посоветовать книги по истории Санкт-Петербурга. Какой у тебя Топ-5?

–  «Из жизни Петербурга 1890–1910-х годов» Засосова и Пызина. «Старый Петербург» Пыляева. «Записки старого петербуржца»  Успенского. Кириков «Архитектура Петербурга — Ленинграда». Даниил Гранин «Ленинградский каталог». И можно я за рамки Топ-5 выберусь, да? Упомянутый уже «Ленинград. Очерки архитектуры» Хомутецкого. «Архитектура ленинградского авангарда» Кирикова и Штиглиц. «Ленинградская утопия» Первушиной. «Петроград, Ленинград, Санкт-Петербург» Курбатова. «Ленинград. Архитектурно-планировочный обзор развития города», книга 1943 года, выпущенная в блокадном городе тиражом 2500. Получился Топ-10. А, да, ещё же есть два путеводителя по городу с картами, которые мы с Натальей Тарнавской несколько лет назад написали и выпустили: «Советский Ленинград» и «Экстравагантные дома Петербурга». Приятного чтения, друзья!