«Я использую любой повод для того, чтобы историей и историями поделиться»

Продол­жаем бесе­до­вать с попу­ля­ри­за­то­рами исто­рии в медиа. На это раз пого­во­рили с исто­ри­ком-энту­зи­а­стом ленин­гра­до­ве­дом Миха­и­лом Край­но­вым, авто­ром теле­грам-канала «Совет­ский Ленин­град», иници­а­то­ром серии лекций «Несбыв­шийся Ленин­град» и созда­те­лем сайта «Подземка Петер­бурга» о притя­га­тель­но­сти метро­по­ли­тена, нере­а­ли­зо­ван­ных архи­тек­тур­ных проек­тах и глав­ных книгах по исто­рии Санкт-Петер­бурга.

— Я насчи­тал три твоих проекта – «Совет­ский Ленин­град», «Подземка Петер­бурга» и «Несбыв­шийся Ленин­град». Какие-то ещё у тебя есть начи­на­ния? И как ты соче­та­ешь актив­ную просве­ти­тель­скую деятель­ность с рабо­той?

— Всё верно, проек­тов три, ты их все пере­чис­лил. Они и онлай­но­вые, и оффлай­но­вые. И все они напря­мую связаны с Ленин­гра­дом. Именно так, с Ленин­гра­дом, а не Петер­бур­гом, я подчёр­ки­ваю. Как-то мне так назы­вать привыч­нее. Нет, я не застрял в прошлом, я не живу воспо­ми­на­ни­ями. Просто мне инте­ресна исто­рия нашего города и я исполь­зую любой повод для того, чтобы исто­рией и исто­ри­ями поде­литься.

Кроме выше­пе­ре­чис­лен­ного, мне инте­ресны исто­рия совет­ских купюр и монет, исто­рия совет­ского авто­транс­порта, торго­вых авто­ма­тов, модерн и модер­низм. Отдель­ными проек­тами это вряд ли когда-то станет, это скорее для себя. У каждого чело­века должно быть хобби, отду­шина. Работа моя никак не связана ни с исто­рией, ни с архи­тек­ту­рой, ни с метро­по­ли­те­ном: я зани­ма­юсь дата-центрами, вирту­аль­ными маши­нами, «обла­ками», вот этим вот всем компью­тер­ным. Ну и где-то между рабо­той, трени­ров­ками, похо­дами по буки­ни­сти­че­ским мага­зи­нам и путе­ше­стви­ями зате­са­лось моё хобби.

Да, мне как и всем не хватает 24 часов в сутках. Пять минут назад бабушка, заслу­жен­ный учитель, спро­сила у меня «А когда ты гото­вишься, когда мате­риал соби­ра­ешь?». Вече­рами, ночами читаю и нахожу, за рулём и в душе прого­ва­ри­ваю, репе­ти­рую: было бы жела­ние.

— С какого из проек­тов ты начи­нал? И какой у тебя на данный момент явля­ется прио­ри­тет­ным?

— Начи­нал лет двадцать назад уже с «Подземки». Попа­лась на глаза перспек­тив­ная карта разви­тия петер­бург­ского метро­по­ли­тена – от руки нари­со­ван­ная каран­да­шом на листе ватмана. Ни автор­ство, ни досто­вер­ность было не уста­но­вить, но впечат­ле­ние произ­вело силь­ное. К тому моменту я уже хорошо был знаком с проек­том Арте­мия Лебе­дева о москов­ском метро, появи­лась идея делиться найден­ными картами и схемами со всеми.

В интер­нете я почти четверть века, с апреля 1994 года. Я помню gopher и usenet, зарож­де­ние рунета и ПППвППП, tucows и altavista, Mosaic и Netscape Navigator, коди­ровки koi-8r и win-1251, поль­зо­вался IRC и до сих пор поль­зу­юсь «аськой». Однако ж сфор­ми­ро­вался проект только к 2000 году во что-то осяза­е­мое, а домен podzemka.spb.ru был заре­ги­стри­ро­ван только в 2001 году. Созна­юсь: несколько лет назад «Подземку» я прак­ти­че­ски забро­сил, оста­но­вив­шись на 400 схемах. Сейчас у меня ещё раза в полтора больше схем в бумаж­ном и элек­трон­ном виде, но это же надо отска­ни­ро­вать, атри­бу­ти­ро­вать, разме­стить. Очень наде­юсь, что когда-нибудь. Одна­жды. Вдруг. Навер­ное. Угу. А прио­ри­тет­ными сейчас явля­ются теле­грам-канал (запре­щён­ный на терри­то­рии РФ сервис поста­нов­ле­нием Таган­ского суда от 13 апреля 2018 года) «Совет­ский Ленин­град» и просве­ти­тель­ский проект «Несбыв­шийся Ленин­град». Люблю и тот и другой проекты, они допол­няют друг друга.

Схема ленин­град­ского метро­по­ли­тена 1976 года. С сайта podzemka.spb.ru

— Как у тебя сфор­ми­ро­вался инте­рес к тема­тике метро? «Подземка Петер­бурга» – был вдох­нов­лён проек­том Арте­мия Лебе­дева про метро и сооб­ще­ством в ЖЖ ru_metro?

— Ну метро­по­ли­тен был с детства инте­ре­сен – и ленин­град­ский, и москов­ский. Любой метро­по­ли­тен, в том числе и праж­ский – я в детстве в Чехии жил, так уж вышло. Вот выле­тает такой блестя­щий поезд из тёмного тоннеля на свер­ка­ю­щую стан­цию, откры­вает двери и запус­кает пасса­жи­ров, а потом опять уносится в тёмное и неиз­ве­дан­ное. Ну разве не заво­ра­жи­вает? И всё это глубоко под землёй, а везёт тебя туда само­дви­жу­ща­яся лест­ница. Ну чем не сюжет сказки? А чего стоят только двери на ленин­град­ских стан­циях второй и третьей линий? Кто-то в детстве мне расска­зал, что это защита от навод­не­ний, и при затоп­ле­нии вода оста­нется в тоннеле и не попа­дёт на стан­цию.

«Ну бред же», – поду­мал я ещё тогда, потому что в щель между стеной и дверью можно было наблю­дать за прибли­жа­ю­щимся поез­дом, кото­рый выру­ли­вал из-за угла или откуда-то снизу – ни о какой герме­тич­но­сти речи не шло. Влия­ние Тёми­ного проекта на мой не отри­цаю, но у меня-то только про схемы, а у него про всё-всё. Мне наобо­рот кажется, что раздел со схемами изна­чально у него был без подраз­де­лов, и лишь позже появи­лась клас­си­фи­ка­ция, похо­жая на ту, кото­рую исполь­зую я. А вот ЖЖ ru_metro точно ника­кого влия­ния не оказало – к моменту моего появ­ле­ния в ЖЖ в 2001 году «Подземка» уже суще­ство­вала.

— Если вкратце изла­гать, то какие основ­ные особен­но­сти питер­ского метро в срав­не­нии с москов­ским? Мог бы ты выде­лить три отли­чия.

— Петер­бург­ское гораздо меньше по размеру, глубже по сред­ней глубине зале­га­ния стан­ции и здесь есть упомя­ну­тые уже стан­ции «гори­зон­таль­ный лифт», кото­рых нет в Москве. Так вполне кратко полу­чи­лось? Или надо развить каждое из упомя­ну­того? Хорошо. Совсем коротко тогда. Москов­ское откры­лось 15 мая 1935 года и имеет на сего­дняш­ний день 14 линий и 214 стан­ций без учёта моно­рельса и город­ской элек­трички – «москов­ского централь­ного кольца», МЦК. В Ленин­граде метро откры­лось на 20 с поло­ви­ной лет позже – 15 ноября 1955, сего­дня в нём 5 линий и 67 стан­ций. В этом году наше метро «вырас­тет» ещё на 5 стан­ций, и ещё 4 стан­ции сейчас стро­ятся. В Москве же сейчас ведутся работы по стро­и­тель­ству 46 стан­ций.

Вот тут стоит упомя­нуть одну очевид­ную вроде бы вещь о нашем метро­по­ли­тене, о кото­рой мало кто знает: метро­по­ли­тен – это эксплу­а­тант. Строит метро «Метро­строй». А проек­ти­рует «Ленмет­ро­ги­про­транс». То есть это три разные орга­ни­за­ции. И запла­чен­ные нами за жетон­чики деньги на стро­и­тель­ство стан­ций не идут. И спра­ши­вать у пред­ста­ви­те­лей метро­по­ли­тена «когда метро придёт в такой-то район города» совер­шенно бессмыс­ленно. И чтобы разру­шить мир окон­ча­тельно скажу, что вагоны метро тоже не метро­по­ли­тен выпус­кает, а несколько ваго­но­стро­и­тель­ных заво­дов. И их не спус­кают в метро каким-то волшеб­ным обра­зом, а через соеди­ни­тель­ные ветви с желез­ной дороги, куда они попали с завода всё по таким же соеди­ни­тель­ным ветвям, направ­ляют сначала в метро­депо, а потом уже и на линии.

Вернёмся всё же к вопросу разли­чия метро­по­ли­те­нов. Стан­ции у нас распо­ло­жены гораздо глубже, чем в Москве, а самая глубо­кая, «Адми­рал­тей­ская», нахо­дится на глубине 86 метров. Это 29 этажей примерно, только вниз. А пере­гоны между стан­ци­ями прокла­ды­вают ещё глубже – порядка ста метров вниз.

Ну и послед­нее отли­чие: стан­ции закры­того типа, так назы­ва­е­мый «гори­зон­таль­ный лифт». У нас десять таких стан­ций, их стро­или с 1961 по 1972, а приду­мали почти одно­вре­менно с откры­тием ленин­град­ского метро­по­ли­тена в сере­дине 1950-х. Стре­мясь к упро­ще­нию и удешев­ле­нию стро­и­тель­ства решили, что можно оста­вить только централь­ный стан­ци­он­ный зал, поезда оста­нав­ли­вать в тонне­лях без отделки, а от пасса­жи­ров скрыть и тоннели, и поезда за раздвиж­ными дверями, кото­рые бы откры­ва­лись только при прибы­тии поезда.

Эконо­мия при стро­и­тель­стве полу­ча­лась, только вот об эксплу­а­та­ции не поду­мали: каждые несколько минут 48 дверей откры­вают 48 элек­тро­дви­га­те­лей. Двери надо обслу­жи­вать и менять время от времени, двига­тели тоже необ­хо­димо обслу­жи­вать и заме­нять вышед­шие из строя. А сколько элек­три­че­ства потра­чено на откры­ва­ние-закры­ва­ние дверей каждый день с 5:45 до 0:45? Почему 48, кстати? Потому что в вагоне 4 двери, в составе 6 ваго­нов, составы с обеих сторон каждой стан­ции. И да, ещё одна проблема кроме эксплу­а­та­ции – невоз­мож­ность увели­че­ния коли­че­ства ваго­нов в соста­вах. Вторая, «синяя», и третья, «зелё­ная», линии обре­чены на шести­ва­гон­ные составы: по одну сторону от дверей эска­ла­торы вверх, по другую или тоннели сходятся, или второй выход со стан­ции, или пере­ход на другую стан­цию. Ну и конечно же ника­кой защиты от навод­не­ний – это миф и бред. Примерно такой же бред, как и то, что моза­ич­ное панно со Стали­ным на «Нарв­ской» сохра­ни­лось, а саму стан­цию «Нарв­ская» хотели назвать «Сталин­ской».

— Как ты дума­ешь, почему тема­тика метро так сильно увле­кает людей?

— Тут всё более чем просто. Что мы видим в метро как пасса­жиры? Правильно, только свер­ка­ю­щие, зали­тые светом прекрас­ные стан­ции метро. Ну или недо­ста­точно прекрас­ные, но всё равно свет­лые. А всё осталь­ное – мрач­ные тоннели. Тёмные, зага­доч­ные, непо­нят­ные. Всё зага­доч­ное и непо­нят­ное привле­кает и увле­кает. Я даже при ответе на преды­ду­щий вопрос несколько зага­док разга­дал, а сколько таких зага­док ещё хранит метро?

Куда, напри­мер, дева­ются ступени у эска­ла­то­ров, заез­жая под пол? И поручни, кстати, тоже. Или как разво­ра­чи­ва­ются поезда в метро? Разве под землёй есть что-то подоб­ное трам­вай­ному кольцу? Почему мигал свет в вагоне при подъ­езде к стан­ции? Что скры­ва­ется за дверями с кодо­выми замками на плат­фор­мах и в пере­хо­дах? Что спря­тано за боль­шими дверями на стан­ци­он­ных стенах, кото­рые мы видим, пока на плат­форме поезд ждём? Зачем на стенах стан­ции натя­нуты провода? Как «пита­ются» поезда в метро? Почему поезд «выны­ри­вает» откуда-то снизу, а со стан­ции уезжает куда-то тоже вниз? Почему в пере­ходе между стан­ци­ями «Площадь Алек­сандра Невского» разных линий на стене изоб­ра­жены пять всад­ни­ков на четы­рёх конях? Какие стан­ции не постро­или в нашем метро и почему? Как могли бы выгля­деть привыч­ные нам стан­ции метро и как прово­дятся архи­тек­тур­ные конкурсы?

Вопро­сов очень много. И на многие из них мы отве­чаем на наших экскур­сиях и лекциях. Но об этом чуть позже расскажу, если спро­сишь.

— «Несбыв­шейся Ленин­град» – самый необыч­ный твой проект. По сути, серия оффлай­но­вых меро­при­я­тий с экскур­си­ями и лекци­ями. Как ты решился на такое? Насколько велик был инте­рес к этому проекту? Много людей пришло? Будут ли выхо­дить видео с твоих лекций?

— Идея «Несбыв­ше­гося Ленин­града» витала в воздухе не один деся­ток лет, если быть совсем уж чест­ным. Могу точно сказать, когда и с чего именно всё нача­лось. В начале девя­но­стых бабушка пода­рила мне свою книгу «Ленин­град. Очерки архи­тек­туры» архи­тек­тора Нико­лая Фёдо­ро­вича Хому­тец­кого. Она её поку­пала студент­кой педа­го­ги­че­ского инсти­тута Герцена: на книге бабуш­кина подпись и дата «1953 год». И больше всего в книге меня впечат­лили не фото­гра­фии мест, кото­рые мне были хорошо известны, а именно проекты, причём нево­пло­щён­ные. Это гости­ница-высотка вместо невзрач­ной гости­ницы «Россия» на Проспекте имени Сталина и стан­ция метро «Автово» с совер­шенно другими колон­нами и изре­че­ни­ями Сталина же на путе­вых стенах. Именно тогда мне стало инте­ресно, как могло бы быть, но не было. Потом стало инте­ресно, почему не было. Потом стали появ­ляться книги, журналы, знаком­ства. Коли­че­ство книг пере­ва­лило за тысячу единиц хране­ния. Коли­че­ство знакомств подсчё­там не подда­ётся.

Потом всё завер­те­лось, и лет пять-шесть назад я начал водить пеше­ход­ные экскур­сии по Ленин­граду. Спон­тан­ные, бесплат­ные и мало­чис­лен­ные. Всем приез­жав­шим в гости друзьям-иного­род­ним и друзьям-иностран­цам доста­ва­лись насильно мои экскур­сии. Потом были боль­шие орга­ни­зо­ван­ные пеше­ход­ные экскур­сии по Москов­скому проспекту на пять часов и на столько же часов по проспекту Стачек.

Осенью 16-го года я пред­ло­жил своим старым друзьям и едино­мыш­лен­ни­кам Диме Графову и Фёдору Черно­усову сделать совмест­ный проект, причём на авто­бусе и кроме домов ещё и про метро. У Фёдора огром­ный авто­парк ретро-авто­бу­сов, у Димы огром­ный багаж знаний и опыт работы в метро­по­ли­тене. Причём заду­мы­вали мы это как разо­вое меро­при­я­тие для друзей и знако­мых. Успех был ошелом­ля­ю­щий, отбро­сим лишнюю скром­ность. Проведя первую и един­ствен­ную экскур­сию 11 марта 2017 года нам пришлось, в прямом смысле слова «пришлось», повто­рить её спустя неделю. С не мень­шим аншла­гом, да. Больше пяти часов смот­реть и слушать про дома, улицы, стан­ции метро, площади, водо­очист­ные соору­же­ния, авто­бусы, трам­ваи, трол­лей­бусы, быт, проекты и реали­за­цию, да всё это в леген­дар­ном «Луно­ходе» ЛиАЗ-677 – что может быть лучше, а?

Осенью мы поду­мали, что надо продол­жать. Так роди­лась экскур­сия «Несбыв­шийся Ленин­град. Север», авто­ма­ти­че­ски же первой экскур­сии было присво­ено назва­ние «Юг». Сейчас, весной 2018 года, у нас как раз период разра­ботки экскур­сии «Запад», а осенью хотим замах­нуться ещё и на «Восток». Мате­ри­ала хватает, жела­ния хватает, от жела­ю­щих отбоя нет. Нам самим нравится это делать. И мы нико­гда не поста­вим это на поток, мы не превра­тим это в мейн­стрим или работу. Это должно быть в первую очередь, простите за бедность речи, «в кайф» нам самим, тогда это будет нравиться нашим гостям.

Несколько недель назад мы провели экскур­сию по «Северу» с напо­ло­вину изме­нён­ным марш­ру­том, да ещё и на не менее леген­дар­ном ЛАЗ-965Н, кото­рый тоже бегал по улицам нашего города. У нас есть предан­ные друзья и почи­та­тели проекта «Несбыв­шийся Ленин­град», кото­рые бывали, пожа­луй, на всех наших меро­при­я­тиях. Так вот они гово­рят, что одина­ково не было нико­гда.

Гораздо чаще чем экскур­сии прохо­дят наши лекции. Это лекции на те же темы, но формат несколько другой: если в авто­бусе мы приво­зим куда-то и пока­зы­ваем что-то из окна, а зача­стую и идём ногами изучать и разгля­ды­вать вблизи, то на лекциях надо вклю­чать вооб­ра­же­ние. Мы читаем про дома и улицы, сбыв­шийся и несбыв­шийся метро­по­ли­тен, про столет­нюю исто­рию авто­бус­ного движе­ния в нашем городе. Напри­мер, за послед­ние полгода нас пригла­шали Санкт-Петер­бург­ское Город­ское турист­ско-инфор­ма­ци­он­ное бюро на Сенной площади, Россий­ская Наци­о­наль­ная Библио­тека в оба здания на площади Остров­ского и на «Парке Победы», совре­мен­ная библио­тека «Ржев­ская», лекто­рий старей­шей город­ской газеты «Санкт-Петер­бург­ские Ведо­мо­сти». За те же полгода о нас напи­сали «Петер­бург­ский Днев­ник» и газета «МЕТРО», в каче­стве экспер­тов высту­пили на теле­ка­на­лах «78» и «Санкт-Петер­бург». На лекциях всегда аншлаг, орга­ни­за­торы гово­рят об этом с нескры­ва­е­мой радо­стью.

И да, видео­за­писи со всех послед­них лекций доступны на сайтах и в соцсе­тях соот­вет­ству­ю­щих орга­ни­за­ций. Не уверен, что эти лекции инте­ресны в видео­фор­мате. Обычно в зале ведётся полно­цен­ный диалог, а неко­то­рые слайды подра­зу­ме­вают игру в коллек­тив­ное угады­ва­ния места.

Лекция Миха­ила Край­нова

— Откуда ты черпа­ешь инфор­ма­цию для «Несбыв­ше­гося Ленин­града»?

— В первую очередь, это книги. Коллек­цию свою попол­няю посто­янно. Сего­дняш­нее приоб­ре­те­ние «Пути архи­тек­тур­ной мысли», 1933 год, автор Роман Яковле­вич Хигер. Завтра заберу книгу «Эсте­тика „отте­пели“» 2013 года, вышед­шую тира­жом всего 800 экзем­пля­ров. Помимо книг, это журналы, архивы, науч­ные работы, диссер­та­ции, лекции, выставки, ката­логи выста­вок, беседы, фото­гра­фии, чертежи, схемы. Сотруд­ни­чаю и консуль­ти­ру­юсь, плотно обща­юсь с книж­ным изда­тель­ством архи­тек­тур­ной тема­тики «Коло», хожу на презен­та­ции новых книг.

Знаком с вели­ким исто­ри­ком архи­тек­туры Бори­сом Михай­ло­ви­чем Кири­ко­вым, с архи­тек­то­рами Евге­нием Льво­ви­чем Гера­си­мо­вым и Юрием Ивано­ви­чем Курба­то­вым, с заме­ча­тель­ными иссле­до­ва­те­лями исто­рии и архи­тек­туры, авто­рами книг и статей Юрием Анато­лье­ви­чем Ники­ти­ным, Ольгой Шуры­ги­ной, Артё­мом Шипу­но­вым, Алек­сан­дром Зино­вье­вым, с многими-многими другими заме­ча­тель­ными людьми. Библио­теки неда­ром зовут почи­тать лекции к себе – многие находки сделаны именно в их стенах.

— Какой из Ленин­град­ских нере­а­ли­зо­ван­ных проек­тов тебя больше всего пора­зил?

— В Ленин­граде нет «высо­ток». Тех самых высо­ток, кото­рыми так гордится Москва. Мне очень нравится проект упомя­ну­той уже высотки вместо гости­ницы «Россия» архи­тек­тора Журав­лёва, напо­ми­на­ю­щей гости­ницу «Ленин­град­ская» в Москве ленин­град­ского архи­тек­тора Поля­кова. Напро­тив неё через парк, на месте нынеш­него СКК (спор­тивно-концерт­ный комплекс «Петер­бург­ский»), должна была нахо­диться ещё одна высотка, напо­ми­на­ю­щая Руднев­ский МГУ. Именно эта высотка изоб­ра­жена на лого­типе проекта «Несбыв­шийся Ленин­град», кото­рый для нас нари­со­вал прекрас­ный дизай­нер Азат Рома­нов. Не стало высот­кой здание на углу Москов­ского проспекта и Обвод­ного канала.

Кстати, о кана­лах. Гран­ди­оз­ный проект Южного Обвод­ного канала так и не был реали­зо­ван. Этот гран­ди­оз­ный проект был приду­ман в трид­ца­тые, а просу­ще­ство­вал в виде планов, схем и карт до начала семи­де­ся­тых так и не реали­зо­вав­шись. Ну и мне очень не хватает того метро­по­ли­тена, кото­рый был бы в нашем городе, если бы открылся он в ноябре 1942 года. Приходи лучше на любую мою лекцию, я расскажу и картинки ещё покажу для нагляд­но­сти. И поста­ра­юсь заин­те­ре­со­вать несбыв­шимся, чтобы проекты эти пора­жали не только меня одного.

— На сайте «Совет­ского Ленин­града» собраны кадры разных фото­гра­фов, снимав­ших Ленин­град. А чьи фото­гра­фии ты счита­ешь наибо­лее атмо­сфер­ными?

— Считаю, что самыми ленин­град­скими фото­гра­фами были Илья Бору­хо­вич Голанд и Всево­лод Серге­е­вич Тара­се­вич, твор­че­ство кото­рых очень тесно было связано с Ленин­гра­дом. Они оста­вили нам огром­ное коли­че­ство своих работ. Их фото­гра­фии можно разгля­ды­вать часами, можно возвра­щаться к ним снова и снова, и каждый раз нахо­дить какие-то новые инте­рес­ные детали. Виды города, люди на улицах – в их рабо­тах всё живое и чест­ное. Тот самый случай, когда «лучше один раз увидеть, чем сто раз услы­шать».

— Сайт «Совет­ского Ленин­града» очень необычно сделан. Такое вопло­ще­ние мини­ма­лизма. Это ты сам сделал сайт? Это твоя идея или ты вдох­нов­лялся каким-то приме­ром?

— Сайт «Совет­ского Ленин­града» сделан очень просто и лако­нично. Фоном случай­ная фото­гра­фия, в правом нижнем углу – описа­ние каких-то дета­лей изоб­ра­жён­ного, указа­ние года, автор­ства. Сайт делал сам, он состоит из одной стра­ницы и около сотни фото­гра­фий. Нажи­мая на лого­тип или просто пере­за­гру­жая стра­ницу можно увидеть другую фото­гра­фию. Каждый раз фото­гра­фия будет другой. Здесь нет листалки, это не гале­рея – при малом коли­че­стве фото­гра­фий будет хотеться ещё, при очень боль­шом коли­че­стве станет скучно. Тут каждый волен посмот­реть столько фото­гра­фий, сколько ему хочется. Идея моя, не могу вспом­нить, чтобы прям вот вдох­нов­лялся каким-то приме­ром или поза­им­ство­вал вопло­ще­ние. Мне кажется, идея лежала на поверх­но­сти. Буду рад, если кто-то подска­жет, где и как нечто подоб­ное уже было реали­зо­вано.

Михаил Край­нов ведёт экскур­сию

— Ты ещё вёл блог в ЖЖ. Сейчас активно исполь­зу­ешь теле­грам. В чём особен­ность каждой из плат­форм в плане дистри­бу­ции исто­ри­че­ского контента?

— Да, до какого-то момента вёл блог в Живом Журнале. Несколько лет ещё и в инста­граме акка­унт вёл. Ни к тому, ни к другому прак­ти­че­ски не прика­са­юсь уже больше года. После ЖЖ и инста­грама стал активно писать в соци­аль­ных сетях, навя­зы­вал своё мнение моим друзьям в vk и fb. Везде были лонгриды с огром­ным коли­че­ством текста и фото­гра­фий. Все выше­упо­мя­ну­тые плат­формы позво­ляют слово­блуд­ство­вать. Если хорошо потря­сти, отсор­ти­ро­вать и отре­дак­ти­ро­вать, то мате­ри­ала из ЖЖ, теле­грама и соцсе­тей на книжку набе­рётся. Этакий взгляд диле­танта на исто­рию и архи­тек­туру.

В послед­нее же время пишу только в теле­грам-канал «Совет­ский Ленин­град» (запре­щён­ный реше­нием Таган­ского суда на терри­то­рии РФ месен­джер). Отли­чие в формате карди­наль­ное: в теле­граме я разме­щаю фото­гра­фию, а для описа­ния у меня есть не более 200 симво­лов. И это здорово, это не даёт расте­каться мыслью по древу, это застав­ляет выве­рять каждое слово. Перво­на­чаль­ный текст пере­жи­вает две-три правки мини­мум, дохо­дит и до пяти правок. Вот это вот «крат­кость – сестра таланта» в действии. И мне это сейчас очень нравится. Развер­нуться на несколько часов голо­сом я могу на лекции или экскур­сии, а тут всё в жёст­ких рамках. Иногда в тексте не бывает даже завер­ша­ю­щей точки. А ещё здесь нет прак­ти­че­ски ника­кой обрат­ной связи. Только подпись в описа­нии канала. И сейчас мне кажется, что это здорово. Нам, амби­вер­там, иногда хочется, чтобы без обрат­ной реак­ции. Шутка. Или нет.

— Не кажется ли тебе, что сейчас с теле­гра­мом и соци­аль­ными сетями инте­рес­ных исто­ри­че­ских проек­тов стало гораздо больше?

— Кажется. Ну, то есть не кажется, а так и есть. И это здорово. Значит, это инте­ресно, значит, это цепляет, значит, это застав­ляет что-то искать помимо прочи­тан­ного, значит, это застав­ляет делиться с другими найден­ным. Всё равно оста­нутся «иссле­до­ва­тели» и «потре­би­тели», и это отлично. И одни будут транс­фор­ми­ро­ваться в других или пребы­вать в двух состо­я­ниях. Не будем, пожа­луй, никого отдельно выде­лять как-то. Наде­юсь, что и наши с тобой ресурсы кого-то сподвигли на что-то сози­да­тель­ное и поло­жи­тель­ное. Про свой однако канал могу точно сказать, что он стал отцом мини­мум ещё двух кана­лов. Твоих же после­до­ва­те­лей навер­няка сотни.

— Недавно ты писал статью для «Собаки». В день, когда мы дого­ва­ри­ва­лись об интер­вью, ты давал коммен­та­рии на теле­ви­де­нии. Ты ощуща­ешь инте­рес СМИ к своей деятель­но­сти?

— Волно­об­раз­ный инте­рес. Стоит где-то кому-то упомя­нуть один из проек­тов, как коли­че­ство обра­ще­ний от пред­ста­ви­те­лей СМИ увели­чи­ва­ется. Действи­тельно, недавно вышла моя боль­шая статья в «Собаке.ру» о столет­нем юбилее пере­езда столицы из Петро­града в Москву. На теле­ка­нале «Санкт-Петер­бург» в программе «Пульс города» вышел сюжет Павла Ники­фо­рова о «Несбыв­шемся Ленин­граде». Вообще, мой теле­фон есть, навер­ное, у всех петер­бург­ских теле­ком­па­ний – как в 2005 году Дария Тухта­рова расска­зала о моей «Подземке Петер­бурга», так «в теле­ви­зор» зовут отно­си­тельно регу­лярно все эти годы. Спон­танно появи­лась идея сделать фильм о «Несбыв­шемся Ленин­граде», но пока нет ни пони­ма­ния формата, ни пони­ма­ния нужно­сти этой затеи. О коммер­ци­а­ли­за­ции всего вот этого, о чём я расска­зы­ваю, речи тоже не идёт – это не выхо­дит за рамки хобби.

— Как я понял, ты не корен­ной петер­бур­жец, ты прие­хал из Эсто­нии. Это плюс или минус для тебя как крае­веда? Как ты счита­ешь, этот факт даёт тебе возмож­ность отстра­нён­ного взгляда на Санкт-Петер­бург?

— Так полу­чи­лось, что ленин­гра­дец-папа служил в ЭССР. В городе Тарту я и родился. Затем была Чехо-Словац­кая Соци­а­ли­сти­че­ская Респуб­лика, затем опять Эсто­ния, и только потом уже Ленин­град. Я с самого детства бывал тут, у меня тут много родствен­ни­ков прожи­вает и сейчас. Бабушка жила на Желя­бова, другая на Фонтанке. Навер­ное, вся вот эта исто­рия даже плюс, потому что мне удалось два раза влюбиться в город – сначала на рассто­я­нии, а потом уже здесь. И отсут­ствие медали «Рождён­ный в Ленин­граде» тоже даёт мне, навер­ное, неко­то­рую возмож­ность смот­реть на город несколько другим взгля­дом, несколько под другим углом. Хотя рассто­я­ние между Тарту и Ленин­гра­дом всего же 340 кило­мет­ров, я регу­лярно преодо­ле­ваю его за несколько часов. И вожу импро­ви­зи­ро­ван­ные экскур­сии для своих петер­бург­ских друзей уже по Тарту.

— И напо­сле­док – ты бы мог посо­ве­то­вать книги по исто­рии Санкт-Петер­бурга. Какой у тебя Топ-5?

— «Из жизни Петер­бурга 1890–1910-х годов» Засо­сова и Пызина. «Старый Петер­бург» Пыля­ева. «Записки старого петер­буржца» Успен­ского. Кири­ков «Архи­тек­тура Петер­бурга – Ленин­града». Даниил Гранин «Ленин­град­ский ката­лог». И можно я за рамки Топ-5 выбе­русь, да? Упомя­ну­тый уже «Ленин­град. Очерки архи­тек­туры» Хому­тец­кого. «Архи­тек­тура ленин­град­ского аван­гарда» Кири­кова и Штиг­лиц. «Ленин­град­ская утопия» Перву­ши­ной. «Петро­град, Ленин­град, Санкт-Петер­бург» Курба­това. «Ленин­град. Архи­тек­турно-плани­ро­воч­ный обзор разви­тия города», книга 1943 года, выпу­щен­ная в блокад­ном городе тира­жом 2500. Полу­чился Топ-10. А, да, ещё же есть два путе­во­ди­теля по городу с картами, кото­рые мы с Ната­льей Тарнав­ской несколько лет назад напи­сали и выпу­стили: «Совет­ский Ленин­град» и «Экстра­ва­гант­ные дома Петер­бурга». Прият­ного чтения, друзья!

Поделиться