Фотограф щёлкает. Евтушенко, которого мы пока не узнали

Поэт Евге­ний Евту­шенко был ещё и фото­гра­фом. Его работы выстав­лены в его музее-гале­рее в Пере­дел­кино. Специ­ально для VATNIKSTAN вдова Евге­ния Алек­сан­дро­вича провела неболь­шую экскур­сию по экспо­зи­ци­онно-мемо­ри­аль­ному отделу Музея совре­мен­ной исто­рии России в Пере­дел­кино.

Евге­ний Евту­шенко

Пере­дел­кино — лите­ра­тур­ный горо­док, осно­ван­ный в начале 1930-х. Здесь леса создают своего рода джунгли, в кото­рых обитают призраки вели­кого прошлого России, а также распо­ла­га­ются дачи совре­мен­ных писа­те­лей. Именно здесь когда-то жили Борис Пастер­нак, Корней Чуков­ский, Булат Окуд­жава и другие извест­ные лите­ра­торы. Пастер­нак уверял: «Всё, что нужно мне знать о жизни, я вижу из своего окна дачи в Пере­дел­кине». И как мы помним — из-под его пера вышел «Доктор Живаго».

Дело, видимо, в особой «оптике», кото­рую имели жители лите­ра­тур­ных «джун­глей». Часть непо­вто­ри­мой атмо­сферы дачного посёлка — дом и музей Евге­ния Евту­шенко, навер­ное, послед­него леген­дар­ного поэта из списка вели­ких «шести­де­сят­ни­ков» — Белла Ахма­ду­лина, Роберт Рожде­ствен­ский, Андрей Возне­сен­ский, Булат Окуд­жава. Для того, чтобы взгля­нуть на него свежим взгля­дом, мы обра­ти­лись к его послед­ней жене Марии, чтобы она открыла нам вели­кого поэта в новом, не извест­ном нам ещё свете, и мы узнали, что за «оптика» родила граж­да­нина-поэта.

Обложка «Огонька» с геро­ями 1960-х

Евтушенко — больше, чем поэт

Вот тут на ступеньке лест­ницы музея-гале­реи Евге­ния Евту­шенко в Пере­дел­кино автор граж­дан­ского поэти­че­ского заяв­ле­ния «Поэт в России больше, чем поэт» любил сидеть вместе со своей супру­гой Марией и любо­ваться на коллек­цию картин и фото в залах.

«Евге­ний Алек­сан­дро­вич садился вот на эту ступеньку лест­ницы, а я рядом, — вот так и сидели», — делится воспо­ми­на­нием Мария Влади­ми­ровна, вдова поэта, огля­ды­вая два зала первого этажа музея. Поэта она назы­вает не иначе как по имени-отче­ству — почти­тельно. При этом в ней чувству­ется неко­то­рая мягкость. Возможно, именно это одно из тех качеств, кото­рое привлекло поэта.

Мария Влади­ми­ровна

Трид­цать лет они прожили вместе. В здании, где сейчас распо­ла­га­ется музей-гале­рея, нахо­дится коллек­ция картин и фото из личного архива Евге­ния Алек­сан­дро­вича. Здесь и набро­сок Марка Шагала, и снимки, сделан­ные самим поэтом.

Свой первый снимок поэт сделал в 1974 году в Японии, увидев присло­нив­шу­юся к дереву женщину. Черты её лица так красиво соче­та­лись с корой, что он просто не смог пройти мимо. Тогда же ему пода­рили фото­ап­па­рат Nikon, на кото­рый он сделал снимки, по досто­ин­ству оценён­ные и полу­чив­шие профес­си­о­наль­ные награды.

Фото­ап­па­рат Евге­ния Евту­шенко

Через всю коллек­цию прохо­дит ощуще­ние любви к мягко­сти содер­жа­ния, кото­рое скры­ва­ется за кажу­щейся серьёз­но­стью форм. Мягкость — это, видимо, отсут­ствие кате­го­рич­но­сти оценок. Только требо­ва­тель­ность к самому себе, ответ­ствен­ность за правильно выбран­ный ракурс, если речь идёт о фото­гра­фии — «Делай, что должен, и будь, что будет».

Музей-гале­рея Евге­ния Евту­шенко

Пока­за­тельна исто­рия этого снимка с порт­ре­том русской женщины — в своём снимке Евту­шенко зафик­си­ро­вал, как за лука­вым порт­ре­том женщины скры­ва­ется улыбка. «Она буквально же смеётся глазами», — коммен­ти­рует заве­ду­ю­щая отде­лом Нина Нази­рова, глядя на фото­гра­фию.

Сосны вокруг музея-гале­реи шумят и вдох­нов­ляют на твор­че­ство, толкают к тому, чтобы запе­чат­леть каждое движе­ние их ветвей или сказать о чём-то очень важном и глобаль­ном.


Городницкий — больше, чем поэт

Утром на следу­ю­щий день после экскур­сии в Москве собра­лась пресс-конфе­рен­ция, посвя­щён­ная учре­жде­нию премии Евге­ния Евту­шенко «Больше, чем поэт». Учре­ди­тели — Мария Влади­ми­ровна и друзья семьи.

Первым лауре­а­том назван поэт и компо­зи­тор, один из родо­на­чаль­ни­ков совет­ской автор­ской песни, Алек­сандр Город­ниц­кий.

Алек­сандр Город­ниц­кий

Сам Евге­ний Алек­сан­дро­вич тепло назы­вал Город­ниц­кого «гидальго русского шансона», а Мария Влади­ми­ровна расска­зы­вает, как долгие часы прово­дила над сбор­ни­ком стихов этого барда и учёного. Уже более сосре­до­то­чено, чем нака­нуне в Пере­дел­кино, Мария Влади­ми­ровна произ­но­сит в микро­фон: «Когда возникла идея этой премии, [перед нами встал вопрос:] кто более соот­вет­ствует опре­де­ле­нию „больше, чем поэт“? Это Город­ниц­кий. Для нас боль­шая радость, что Алек­сандр Моисе­е­вич явля­ется первым лауре­а­том этой премии».

Мария Влади­ми­ровна добав­ляет, что именно такого лауре­ата и выбрал бы Евге­ний Алек­сан­дро­вич.

Фото­ап­па­рат фикси­рует Алек­сандра Моисе­е­вича сосре­до­то­чен­ным на произ­но­си­мых строч­ках из стихо­тво­ре­ния: на сним­ках мы видим чело­века, в кото­ром чувству­ется океан невы­ска­зан­ных мыслей. Дога­ды­ва­ешься о них только, когда Город­ниц­кий начи­нает декла­ми­ро­вать свою поэзию.


Музей-гале­рея Евге­ния Евту­шенко распо­ла­га­ется по адресу Москов­ская область, Пере­дел­кино, ул. Гоголя, 1.

Поделиться