Музейные заметки. За веру и славян!

Если в среде исто­ри­ков-специ­а­ли­стов и люби­те­лей исто­рии России бросить фразу «восточ­ный вопрос», то она, скорее всего, вызо­вет доста­точно очевид­ный смыс­ло­вой ряд: русско-турец­кие войны, Балкан­ский полу­ост­ров, Осман­ская импе­рия как «боль­ной чело­век Европы», конфликты евро­пей­ских держав, проблема «проли­вов» и выхода к морю, и так далее. Идея покро­ви­тель­ства право­слав­ным наро­дам при этом будет считаться лишь пово­дом и прикры­тием для реали­за­ции «геопо­ли­ти­че­ских инте­ре­сов России».

Отча­сти такая пози­ция верна. После рево­лю­ции и без всякого рели­ги­оз­ного повода Совет­ский Союз прояв­лял внима­ние к статусу проли­вов Босфор и Дарда­неллы, пред­ла­гая в 1945 году создать совет­ские воен­ные базы в этом районе. Выставка «Восточ­ный вопрос и защита едино­вер­цев» в Музее исто­рии рели­гии Санкт-Петер­бурга как будто обхо­дит сторо­ной модный сего­дня геопо­ли­ти­че­ский дискурс, и это хорошо – она позво­ляет пого­во­рить отдельно именно о рели­ги­оз­ной состав­ля­ю­щей инте­ре­сов России на Балка­нах.

Зал времен­ной выставки «Восточ­ный вопрос и защита едино­вер­цев»

Рели­ги­оз­ная интер­пре­та­ция регу­ляр­ных конфлик­тов с Осман­ской импе­рией прояв­ля­лась в исто­рии не раз. Скажем, инте­рес Екате­рины II к расши­ре­нию влия­ния России на юге пред­по­ла­гал опеку право­слав­ных наро­дов Балкан вплоть до восста­нов­ле­ния Грече­ской импе­рии на месте Осман­ской. Об этом напом­нят неко­то­рые экспо­наты, вроде медали «Побор­нику право­сла­вия» 1771 года, кото­рой пред­по­ла­га­лось награж­дать воинов-осво­бо­ди­те­лей Балкан и восстав­ших греков. Резуль­таты амби­ци­оз­ной поли­тики, однако, оказа­лись значи­тельно скром­нее.

Н.А. Коше­лев. Вид Иеру­са­лима. 1890-е гг.

Новый импульс христи­ан­ская рито­рика полу­чила уже при Нико­лае I. В то время идеаль­ным центром влия­ния и одно­вре­менно «ябло­ком раздора» на Ближ­нем Востоке была Святая Земля. Эпоха кресто­вых похо­дов оста­лась в далё­ком прошлом, и на терри­то­рии слабе­ю­щей Осман­ской импе­рии проще было развер­нуть дипло­ма­ти­че­ское сопер­ни­че­ство с евро­пей­скими держа­вами. Лишь после появ­ле­ния в Пале­стине проте­стант­ских и като­ли­че­ских мисси­о­не­ров импе­ра­тор Нико­лай I учре­дил Русскую духов­ную миссию в Иеру­са­лиме. Споры между Россией и Фран­цией о праве ремонта купола храма Рожде­ства Христова в Вифле­еме в конеч­ном итоге привели к печально извест­ной Крым­ской войне.

Можно сказать, именно здесь нача­лась Крым­ская война. На картине М.Н. Воро­бьёва «Пещера Рожде­ства Христова в Вифле­еме» (1836) изоб­ра­жена пещера, где родился Иисус Христос. Над ней и была постро­ена бази­лика Рожде­ства Христова.

Часть выставки уделяет внима­ние мирной деятель­но­сти России в Пале­стине. Картины и фото­гра­фии палом­ни­ков и сотруд­ни­ков духов­ной миссии, освя­щён­ные в Иеру­са­лиме иконы, доку­менты о деятель­но­сти началь­ника Русской духов­ной миссии архи­манд­рита Анто­нина – свиде­тель­ства «поли­тики мягкой силы» за много деся­ти­ле­тий до появ­ле­ния этого термина.

Освя­ще­ние храма Святого Алек­сандра Невского в Иеру­са­лиме на терри­то­рии Русской духов­ной миссии. 1891 г.

Вообще иконы и рели­ги­оз­ная атри­бу­тика – важная состав­ля­ю­щая выставки. В отли­чие от экспо­зи­ций древ­не­рус­ского искус­ства Третья­ковки и Русского музея, они здесь пока­заны не в худо­же­ствен­ных или искус­ство­вед­че­ских целях. Каждая из них добав­ляет неболь­шой факт к рассмат­ри­ва­е­мой теме. Кроме иеру­са­лим­ских, мы можем увидеть иконы с Афона – благо­даря пози­ции России мона­ше­ский остров осво­бо­дился от турец­кого влады­че­ства в XIX веке. Неко­то­рые иконы были свиде­те­лями русско-турец­ких войн. Напри­мер, икона Бого­ма­тери с Младен­цем нахо­ди­лась на линкоре «Гангут» во время Нава­рин­ского сраже­ния 1827 года, а икона святого Геор­гия Нового была пода­рена Измай­лов­скому полку софий­ским митро­по­ли­том Меле­тием в память осво­бож­де­ния болгар после войны 1877–1878 годов.

Слева – икона Андрея Перво­зван­ного, препод­не­сён­ная афон­скими мона­хами броне­носцу «Андрей Перво­зван­ный» в 1907 году. На лице­вой стороне можно прочесть благо­слов­ле­ние от афон­ского Андре­ев­ского скита.

Но вернёмся к исто­рии войн. Три послед­них воен­ных конфликта России с Турцией – Крым­ская война, русско-турец­кая 1877–1878 годов и Первая миро­вая – в боль­шей степени, чем преды­ду­щие, были связаны с тези­сом о защите едино­вер­цев. О войнах в основ­ном и расска­зы­вают экспо­наты, но не в контек­сте сраже­ний и внеш­не­по­ли­ти­че­ских споров. Здесь важнее самые разные прояв­ле­ния рели­ги­оз­ного фактора. Возможно, одной из причин его замет­но­сти стала массо­вость войн – объяс­нять солда­там из крестьян и других низших сосло­вий необ­хо­ди­мость войны было проще с исполь­зо­ва­нием рели­ги­оз­ной рито­рики.

Картина Г. Трут­нева из «Русского худо­же­ствен­ного листка» времён Крым­ской войны пока­зы­вает знако­мую в народе картину – проводы опол­ченца на войну, а также обмун­ди­ро­ва­ние ратника.

Лозунг «За веру и славян!» сплёл воедино христи­ан­ское и наци­о­наль­ное чувства. Не только единый обряд, но и близ­кий язык, схожий образ жизни, – всё это часто не нужда­лось в настой­чи­вой пропа­ганде. Доста­точно вспом­нить, что русско-турец­кую войну 1877–1878 гг. прави­тель­ство начало почти что через силу – несколько меся­цев газеты и журналы, славян­ские коми­теты и отдель­ные обще­ствен­ные деятели чуть ли не толкали импе­рию к войне с целью поддержки восстав­ших на Балка­нах славян. В какие-то моменты из пропа­ганды сверху идея защиты веры и славян стано­ви­лась обще­ствен­ным запро­сом снизу.

Слева худож­ник Михаил Зичи в 1854 году – во время Крым­ской войны – алле­го­ри­че­ски изоб­ра­зил Нико­лая I как покро­ви­теля славян­ских наро­дов.
За веру и славян. Лито­гра­фия П.Н. Шара­пова. 1877 г.

Первый взгляд на пред­став­лен­ную в зале картину «Бого­слу­же­ние в серб­ской церкви» застав­ляет на несколько секунд заду­маться: а в какой стране проис­хо­дит изоб­ра­жён­ное действие? Только подпись объяс­няет, что это – не Россия. Сего­дня в публи­ци­стике нередко можно встре­тить рассуж­де­ния о том, что солдат­ские массы не хотели, дескать, «воевать за какие-то проливы» – выставка подска­зы­вает, что за проли­вами скры­ва­лись судьбы родствен­ных наро­дов, и эти цели были вполне очевид­ными.

Лито­гра­фия 1854 года «Подвиг прапор­щика Кудряв­цева» пока­зы­вает, как он со своим отря­дом уничто­жает турков, захва­тив­ших христи­ан­скую церковь.

Первая миро­вая начи­на­лась схожим обра­зом. Пово­дом к ней послу­жил очеред­ной конфликт на Балка­нах, на патри­о­ти­че­ских мани­фе­ста­циях высту­пали не только в защиту брат­ских наро­дов, но и со старым призы­вом поста­вить «крест на Святую Софию», пуска­лись в ход знако­мые рассуж­де­ния о право­сла­вии и «священ­ной войне», и, каза­лось, обще­ство и власть вновь объеди­ни­лись ради благо­род­ной цели. Уже скоро затяж­ная пози­ци­он­ная война и обостре­ние соци­аль­ных проблем оста­вят в прошлом жажду защиты едино­вер­цев. С рево­лю­цией и пере­крой­кой евро­пей­ской карты исчез­нет и привыч­ное пони­ма­ние восточ­ного вопроса.

На типо­ли­то­гра­фии «Явлюся ему сам» (1914) изоб­ра­жён типич­ный для многих евро­пей­ских госу­дарств сюжет явле­ния Бога ране­ному и умира­ю­щему воину.
Плакаты Первой миро­вой войны «Помо­гите Сербии и Черно­го­рии» и «Священ­ная война»

Описан­ная здесь выставка внешне повто­ряет знако­мые факты, но при этом делает акцент на рели­ги­оз­ном факторе – незна­чи­тель­ном для нас, но весьма важном для совре­мен­ни­ков собы­тий. Её концеп­ция не пред­по­ла­гала исполь­зо­ва­ние какого-то особого дизайна, в ней нет специ­фи­че­ских струк­тур­ных реше­ний или игро­вых элемен­тов. Тем не менее авторы невольно внесли неко­то­рое проти­во­по­став­ле­ние, кото­рое может служить хоро­шим пост­скрип­ту­мом к данной статье…

Под неболь­шой аркой зала напро­тив друг друга нахо­дятся две лито­гра­фии. На одной изоб­ра­жено знамя Дмит­рия Донского, послан­ное из Москвы в дар серб­ской армии в 1876 году, ещё до того, как сопро­тив­ле­ние сербов привело к началу русско-турец­кой войны. Другая лито­гра­фия пока­зы­вает провоз­гла­ше­ние Милана Обре­но­вича первым коро­лём Сербии в том же году. Анно­та­ция пояс­няет, что после войны он занял проав­стрий­скую пози­цию. Ожида­ния и надежды с одной стороны – и намёк на их неоправ­дан­ность с другой. Не в этом ли одна из глав­ных черт борьбы России «за веру и славян»?..


Выставка «Восточ­ный вопрос и защита едино­вер­цев» рабо­тает с 26 июня по 2 сентября 2018 года в Госу­дар­ствен­ном музее исто­рии рели­гии (г. Санкт-Петер­бург, ул. Почтамт­ская, д. 14).

Поделиться