В рубрике «Кино­зал» мы реко­мен­дуем инте­рес­ные и не всегда очевид­ные исто­ри­че­ские фильмы — как худо­же­ствен­ные, так и доку­мен­таль­ные. В годов­щину путча 1991 года наш выбор пал на монтаж­ную доку­мен­таль­ную работу укра­ин­ского режис­сёра Сергея Лозницы, кото­рая осве­щает авгу­стов­ский путч глазами ленин­град­цев.


В 2015 году Сергей Лозница смон­ти­ро­вал из кадров кино­хро­ники доку­мен­таль­ный фильм «Собы­тие», в кото­ром пока­зано то, как жители Ленин­града пере­жи­вали август 1991 года. Место действия выбрано неслу­чайно, так как боль­шин­ство кино­ма­те­ри­а­лов, посвя­щён­ных собы­тиям путча, пока­зы­вают Москву, а Ленин­град в этом плане оста­ётся обде­лён­ным, нахо­дясь на пери­фе­рии. От этого фильм только выиг­ры­вает, так как позво­ляет расши­рить пред­став­лен­ный момент отече­ствен­ной исто­рии, отда­ля­ю­щийся от нас с каждым годом и теря­ю­щийся в непре­рыв­ном потоке инфор­ма­ции. К тому же сам город, сменив своё назва­ние и исчез­нув с карт, симво­ли­зи­рует ушед­шее безвоз­вратно время.

В кадр преиму­ще­ственно статич­ной камеры попа­дают улицы охва­чен­ного проте­стом города. Выстро­ен­ные наспех, хлип­кие барри­кады, явля­ю­щи­еся скорее услов­но­стью, нежели реаль­ным сред­ством для обороны при улич­ных столк­но­ве­ниях. Круп­ные планы участ­ни­ков проте­ста — в их лицах чита­ется удив­ле­ние и непо­ни­ма­ние проис­хо­дя­щего, но вместе с этим и надежда на лучшее. Здесь мы не увидим рево­лю­ци­он­ного запала и реши­тель­ных действий, скорее немое ожида­ние. Особенно это видно по тому, с каким волне­нием горо­жане вслу­ши­ва­ются в голос, доно­ся­щийся из радио­при­ём­ни­ков, в надежде узнать хоть какую-то инфор­ма­цию о проис­хо­дя­щем.

В фильме отсут­ствуют как титры, так и закад­ро­вый голос. Собы­тие пред­стает перед зрите­лем ровно таким, каким оно было четверть века назад. Един­ствен­ное, что моно услы­шать — это обрывки разго­во­ров, речи высту­па­ю­щих и доно­ся­щи­еся через гром­ко­го­во­ри­тели призывы к граж­да­нам.

Поли­тика — это исто­рия в статике, и каждый раз, отма­ты­вая время назад, мы непре­менно проеци­руем прошлое на насто­я­щее. «Собы­тие» апел­ли­рует к коллек­тив­ной памяти, так как вспом­нить о нём могут даже те, кто на тот момент ещё не был рождён. Возможно, это объяс­ня­ется тем, что от 1991 года к нашим дням протя­нуты неви­ди­мые нити, застав­ля­ю­щие двигаться по инер­ции сово­куп­но­сти фактов совре­мен­но­сти. Обна­ру­же­ние следов тех дней в сего­дняш­ней жизни — пожа­луй, глав­ное драма­ти­че­ское свой­ство фильма. С другой стороны, мы пони­маем, что как было тогда — больше нико­гда не будет. Чего только стоят появ­ля­ю­щи­еся на протя­же­нии фильма лозунги «Долой фашист­скую хунту» и «Фашизм не прой­дёт», кото­рые спустя время приоб­ре­тут абсо­лютно иной смысл.

Наблю­дая за смон­ти­ро­ван­ными кадрами кино­хро­ники, мы знаем напе­рёд, что произой­дёт дальше, и поэтому смот­рим на проис­хо­дя­щее с опре­де­лён­ной долей скеп­ти­цизма. Однако для людей в кадре буду­щее ещё не насту­пило, отсюда и возни­кает их страсть перед насто­я­щим и насту­па­ю­щим неиз­вест­ным. После начнутся девя­но­стые — колы­бель совре­мен­ной эпохи, точка невоз­врата. Для кого-то они слад­кий миг, для других — кошмар. Но в авгу­сте 1991 года девя­но­стых ещё не было.

Размыш­ляя на мате­ри­але фильма об исто­рии, возни­кает вопрос: пыта­ется ли режис­сёр акту­а­ли­зи­ро­вать прошлое или «Собы­тие» само по себе акту­ально всегда, пока не зажили раны, крово­то­ча­щие на оскол­ках бывшей импе­рии?

В контек­сте осталь­ных филь­мов Лозницы можно увидеть, что он не в первый раз затра­ги­вает тему новей­шей исто­рии пост­со­вет­ского простран­ства. За год до выхода «Собы­тия» по свежим следам зимы 2013–2014 года он смон­ти­ро­вал «Майдан», где также исполь­зо­вал харак­тер­ный для себя приём отстра­не­ния. В «Майдане», как и в «Собы­тии», беспри­страст­ный глаз кино­ка­меры направ­лен на фикса­цию проис­хо­дя­щего, меня­ю­щего ход исто­рии и вместе с тем жизнь отдель­ных людей, пред­став­ля­ю­щих вместе единое целое. Можно сказать, что это две части одной картины, так как сквоз­ня­ком прохо­дит тема исто­ри­че­ской транс­фор­ма­ции пост­со­вет­ского обще­ства, кото­рая вряд ли способна оста­вить кого-то равно­душ­ным.

Разви­вая анало­гию с преды­ду­щим филь­мом, нельзя не затро­нуть тему рево­лю­ции. Сам Лозница, говоря о «Собы­тии», назы­вает проис­хо­дя­щее «псев­до­ре­во­лю­цией», а фильм «преду­пре­жде­нием». Потому как крах любой рево­лю­ции автор видит в неспо­соб­но­сти участ­ни­ков удер­жать её дости­же­ния. Сама же рево­лю­ция пред­став­ляет из себя не что иное, как смену правя­щих элит. Особенно видно это в сцене, когда крас­ный флаг на здании бывшего Ленсо­вета сменяет еле разли­чи­мый на чёрно-белой плёнке трико­лор.

Здесь также будет любо­пыт­ным отме­тить сцену выступ­ле­ния Анато­лия Собчака перед собрав­ши­мися на Исаа­ки­ев­ской площади 19 авгу­ста, после чего он выхо­дит из Мари­ин­ского дворца и садится в машину. В этот момент в кадр попа­дает никому тогда ещё неиз­вест­ный помощ­ник мэра Влади­мир Путин, свиде­тель и участ­ник пере­лом­ных собы­тий 1991 года. Именно поэтому, как было сказано выше, «Собы­тие» воспри­ни­ма­ется нами через призму сего­дняш­него дня, слиш­ком уж прочны причинно-след­ствен­ные связи.

Если смот­реть за проис­хо­дя­щее как на рево­лю­цию, то мы, конечно, ничего такого, как в «Октябре» Эйзен­штейна, не увидим. Не зря ленин­град­ские собы­тия авгу­ста 1991 года многие назвали рево­лю­цией без жертв. Но глядя на людей, чьи лица полны надежд и с каким вооду­шев­ле­нием они стяги­ва­ются 20 авгу­ста к Двор­цо­вой площади, можно сделать вывод, что рево­лю­ция здесь для каждого своя. Кто-то вооду­шев­лён призрач­ной идеей и следует за ней, а кто-то более праг­ма­ти­чен и действует в личных инте­ре­сах. Так или иначе, Собы­тие с боль­шой буквы совер­ши­лось, и его резуль­таты мы наблю­даем сего­дня.

Завер­шают фильм кадры пустых кори­до­ров опеча­тан­ного Смоль­ного, олице­тво­ря­ю­щие конец совет­ской эпохи и начало новой, «демо­кра­ти­че­ской». С появ­ле­нием финаль­ных титров играет музыка из «Лебе­ди­ного озера». Тут и возни­кают глав­ные вопросы. Что полу­чили люди, стояв­шие тогда на Двор­цо­вой? Что это было? Победа демо­кра­тии или развал Совет­ского Союза? Здесь каждый волен отве­чать, как считает нужным — «Собы­тие» вообще свободно для интер­пре­та­ций. Для россий­ского зрителя пред­став­лен­ная в фильме тема продол­жает оста­ваться болез­нен­ной, и пока мы не отре­флек­си­ро­вали нашу исто­рию в полной мере, нам следует ждать её очеред­ной виток, а то, как скоро это произой­дёт, пока­жет время.


Смот­реть фильм:

стра­ница фильма на Кино­по­иске

Читайте также наш мате­риал «Авгу­стов­ский путч в видео».

Поделиться