Марк Д. Стейнберг – Великая русская революция, 1905 – 1921

Марк Стейн­берг принад­ле­жит к числу иссле­до­ва­те­лей Вели­кой русской рево­лю­ции с пози­ций соци­аль­ной исто­рии. Для него важнее воспри­я­тие собы­тий рядо­вым чело­ве­ком из низов, нежели «боль­шая поли­тика» и идео­ло­гия. Стейн­берга можно было бы назвать пред­ста­ви­те­лем того направ­ле­ния изуче­ния Вели­кой русской рево­лю­ции, кото­рое офор­ми­лось благо­даря Леопольду Хейм­сону, влия­тель­ному, но прак­ти­че­ски не пере­ве­дён­ному на русский амери­кан­скому исто­рику. Стейн­берг много внима­ния уделяет и куль­тур­ной состав­ля­ю­щей исто­рии, и «голо­сам рево­лю­ции», инди­ви­ду­аль­ным биогра­фиям людей в контек­сте рево­лю­ции. Люби­мый источ­ник Стейн­берга – что пока­за­тельно – пери­о­ди­че­ская печать, кото­рую он умело исполь­зует в «Вели­кой русской рево­лю­ции, 1905 – 1921».

Марк Стейнберг в 2014 году
Марк Стейн­берг в 2014 году

Недавно вышед­шая на русском моно­гра­фия формально состоит из трёх частей, но на самом деле в тексте можно выде­лить гораздо больше полно­вес­ных разде­лов. По ощуще­ниям книга вовсе пред­став­ляет собой сбор­ник иссле­до­ва­тель­ских статей, а не единый нарра­тив. Действи­тельно, разроз­нен­ные части объеди­няет только описы­ва­е­мый период – Вели­кая русская рево­лю­ция. И это можно назвать досто­ин­ством работы. В рамках не очень толстой по науч­ным меркам книги Вели­кая русская рево­лю­ция пока­зана с разных и опре­де­лённо нестан­дарт­ных ракур­сов.

Пери­о­ди­за­ция, на кото­рую опира­ется Стейн­берг, конечно, автор­ская, но она не должна удив­лять. Стейн­берг объеди­няет собы­тия первой русской рево­лю­ции, Первой миро­вой войны, 1917 года и Граж­дан­ской войны. Вели­кая русская рево­лю­ция у Стейн­берга завер­ша­ется в 1921 году одно­вре­менно с окон­ча­нием Граж­дан­ской войны. Согласно трак­товке, за кото­рую в том числе ратует инсти­тут отече­ствен­ной исто­рии РАН, Вели­кая русская рево­лю­ция длилась с начала февраль­ских беспо­ряд­ков 1917 года до обра­зо­ва­ния СССР 30 декабря 1922 года. Концеп­ция Стейн­берга не столь экзо­тична, как у неко­то­рых исто­ри­ков, дово­дя­щих период Вели­кой русской рево­лю­ции до распада Совет­ского Союза, и вполне обос­но­вана. Первая русская рево­лю­ция, как известно, была "гене­раль­ной репе­ти­цией" 1917 года.

В первой части Стейн­берг рассмат­ри­вает источ­ники самых разных форма­тов 1917 года. К числу рассмат­ри­ва­е­мых доку­мен­тов отно­сятся и газет­ные колонки, и стихо­тво­ре­ния из толстых журна­лов, и визу­аль­ные источ­ники в виде фото­гра­фий и плака­тов, и мате­ри­алы эписто­ляр­ного жанра. Цель Стейн­берга пере­дать с помо­щью этих разно­пла­но­вых доку­мен­тов дух «медо­вого месяца рево­лю­ции», этапа макси­маль­ного эмоци­о­наль­ного подъ­ёма в России. Способ, с помо­щью кото­рых Стейн­берг, расска­зы­вает о весне 1917 года, убеди­те­лен – из мелких вроде бы не столь значи­тель­ных источ­ни­ков скла­ды­ва­ется единая картина.

Одна из рассматриваемых Стейнбергом фотография
Одна из рассмат­ри­ва­е­мых Стейн­бер­гом фото­гра­фия

 

А вот следу­ю­щая часть работы — это стан­дарт­ный, «как в учеб­нике», пере­сказ проис­хо­див­ших в 1905 – 1921 гг. собы­тий. Новизна заклю­ча­ется в том, что Стейн­берг активно иллю­стри­рует основ­ные вехи указан­ного пери­ода газет­ной колум­ни­сти­кой. Подоб­ный метод позво­ляет проде­мон­стри­ро­вать, как восста­ние 1905 года, Первую миро­вую войну и рево­лю­ции оцени­ва­лись власти­те­лями дум того времени, газет­ными публи­ци­стами. Полу­ча­ется эффект мимо­лёт­ного снимка обще­ствен­ного воспри­я­тия важных исто­ри­че­ских эпизо­дов. Стейн­берг опира­ется на печать самых разных направ­ле­ний – это и буль­вар­ные, и либе­раль­ные, и консер­ва­тив­ные, и рево­лю­ци­он­ные газеты. То есть мнения, учтён­ные в иссле­до­ва­нии, можно считать репре­зен­та­тив­ными.

Третья часть – самая разоб­щён­ная, но вместе с тем, и самая увле­ка­тель­ная. Стейн­берг распи­сы­вает «улицу» до рево­лю­ции в массо­вом созна­нии (как источ­ник и возмож­но­стей, и соблаз­нов, кото­рые порой не отде­лимы друг от друга), а затем пере­хо­дит к анализу «улич­ной поли­тики», кото­рая, как пред­став­ля­ется, в 1917 году была гораздо важнее элитар­ной кулу­ар­ной поли­тики. Другая рассмат­ри­ва­е­мая Стейн­бер­гом тема – женщина в деревне во время рево­лю­ции. Завер­шает свою работу исто­рик шестью порт­ре­тами в контек­сте рево­лю­ции – тремя очер­ками об интел­ли­ген­тах из числа наци­о­наль­ных мень­шинств через призму распада Россий­ской импе­рии (узбек Махмуд­ходжа Бехбуди, укра­и­нец Влади­мир Винни­ченко, еврей Исаак Бабель) и тремя биогра­фи­ями Льва Троц­кого, Алек­сан­дры Коллон­тай,  Влади­мира Маяков­ского, в кото­рых расстав­лены акценты над утопи­че­скими убеж­де­ни­ями этих деяте­лей.

Несмотря на сумбур­ность и моза­ич­ность повест­во­ва­ния, «Вели­кая русская рево­лю­ция, 1905 – 1921» — безусловно, работа зани­ма­тель­ная и нова­тор­ская. Марк Стейн­берг – насто­я­щий иссле­до­ва­тель, а не попу­ля­ри­за­тор или компи­ля­тор, новизна мате­ри­ала ощуща­ется в каждом разделе, но особенно в частях, посвя­щён­ных «улице» и «женщине в деревне». Моно­гра­фия Стейн­берга, не всяких сомне­ний, будет инте­ресна люби­те­лям исто­рии.

Поделиться